Визажист карташев – Курсы визажистов от Дениса Карташева — ОБЩИЕ ВОПРОСЫ. Обучение визажу. Курсы визажистов

Мастер-класс Дениса Карташева в Екатеринбурге

Говорят, если чего-то сильно хочешь, к тебе это приходит. Стоит только отпустить ситуацию.

Я безумно хотела на мастер-класс Дениса Карташева по модному салонному макияжу, который должен был состояться в Екатеринбурге 29 марта, но так и не приобрела билет.
И вот за четыре дня до МК в инстаграме агентства-организатора появилась запись «Сделай репост картинки и поставь хештег #dkmuaimageservices , принимать участие могут только открытые профили , победитель будет объявлен 27 марта при помощи генератора случайных чисел».
Вечер 27 марта — один из самых счастливых вечеров в моей жизни. Генератор случайных чисел выбрал номер 71. Мой номер 71!
7 — определенно счастливое число.



ДЕНИС КАРТАШЁВ — визажист , стилист , мастер международного класса , чемпион России, обладатель гран при «Золотая Роза » (Париж) преподаватель академии Долорес (Москва) , сертифицированный судья международной категории по макияжу . Основатель DENIS KARTASHEV MAKE UP ACADEMY.

Денис Карташев — яркая личность, известный не только  в России, но и за рубежом визажист. Известен он преимущественно своими креативными работами, однако мне был интересен его подход именно к салонному макияжу — свадебному и вечернему.
Я увидела то, чего ожидала. И даже больше! Ведь важную роль играют не только приобретенные знания, но и эмоции.

Отдельно хочется сказать о самом Денисе. Он невероятно позитивный человек, очень харизматичный, приветливый и дружелюбный. Никакой звездной болезни и пафоса, на протяжении всего мастер-класса он поддерживал живой диалог с женской аудиторией.

А сейчас фото. Их я позаимствовала в группе агентства профессиональных стилистов, шоперов и имиджмейкеров «ImageServices» (vk.com/club8208467), именно они организовали мастер-класс и провели конкурс. Спасибо!

Денис показал два варианта макияжа.
Первый — модный свадебный, с акцентом на нижнем веке. Очень романтичный, нежный, но в тоже время оригинальный.

Второй — вечерний, с использованием разнообразных текстур и оттенков, множеством нюансов.
В моде — смещение акцента с ресничного края (как мы привыкли) на рельеф глаза, внутренний и внешний уголок, нижнее веко. Активное использование кремовых текстур — румян, хайлайтера без перламутра, с легким сиянием. А также помады цвета кофе с молоком.





Любимые тональные средства Дениса от марки Make up for ever. Их тон Face and body уже более полугода является и моим неизменным фаворитом для работы. Подходит всем типам кожи, имеет легкое покрытие, достойную стойкость и великолепно смотрится на лице. Еще один плюс — его можно наслаивать для получения более плотного тона без эффекта маски.
Тени — преимущественно от Urban Decay и Too faced.
«Naked», «Naked 2» и «Naked 3» (вот ее у меня еще нет, нужно приобрести обязательно) и «Chocolare Bar» от «Too fced» давно и преданно мною любимый.


А вот фото-«труды» моего телефона. Итоговые работы Дениса. Жаль, оттенки не передать.
Как любитель всего нежного, я решила отработать свадебный вариант.

И, само собой, в финале — фото с мастером.


marinamarym.blogspot.com

Денис Карташев, Москва: конкурсы — устаревшее и ненужное для профессионала занятие

Денис Карташев 

— известный стилист и визажист, неоднократный чемпион России,  обладательGRAND PRIX INTERNATIONAL MONDIAL COIFFURE BEAUTE (PARIS), а также сертифицированный судья международного класса по макияжу. Во время приезда в Алмату в рамках курса повышения квалификации он рассказал казахстанским мастерам о модных тенденциях подиумного,fashion, и Art -макияжа, а так же дал эксклюзивное интервью  специально для сайта BeautyLook.kz!

Денис, это ваш первый визит в Алмату? Расскажите о ваших впечатлениях.

Да, это мой первый визит в Алмату, и я очень рад, что мне удалось здесь побывать. Я много слышал об этом городе и давно хотел сюда попасть. Моя мечта сбылась. Безумно красивый город, открытые люди. Что касается моды, могу сказать, что одежда и макияж далеки от каких-то тенденций. Может быть, в силу определенных национальных особенностей, может быть в силу консерватизма, который свойственен и России в том числе. Безусловно, есть яркие вспышки отдельных людей, которые могут себе позволить быть модными, и не стесняются этого. Но хотелось бы, чтобы это проявлялось ярче, чтобы этого было больше. Я надеюсь, что в будущем нам удастся организовать мероприятие, которое позволит популяризировать яркие, безумные образы, и украсить ими этот город и его жизнь.



А по какому принципу вы подбираете для определенного города тему своего мастер-класса?

Тема на самом деле у меня всегда одна и та же, называется она короткими и очень большим словом «Мода». Эта мода всегда связанна непосредственно с макияжем, поскольку я визажист. Поэтому все, что я делаю, все, что я показываю – это мода в разных ее проявлениях. Это мода в салонном, повседневном макияже, это мода в креативном макияже. Сегодня, например, мастер-класс по фейс-Арту, который является, в большей степени, прикладным направлением. Его  даже сложно назвать макияжем, скорее картина на лице, или рисунок на лице. Т.е во всех этих направлениях есть свои фишки, свои тенденции, свои какие-то моменты, которые я привожу, и о которых рассказываю. Кто-то от этого бывает в шоке, ведь для него такой макияж непривычен и необычен. Кто-то наоборот, воспринимает с диким восторгом, кто-то не понимает. Но я никогда не адаптирую свой мастер-класс к региону, потому что мода интернациональна, и если ее не много — необходимо сделать штурм, «взрыв мозга», сознания, позволить людям увидеть, услышать, дать толчок для использования в своей работе.



С какими сложностями чаще всего вы сталкиваетесь при обучении?


Я преподаю уже более 13 лет, поэтому сложностей практически не бывает. Гораздо сложнее бывает донести иррациональные словечки типа: «ассоциация», «стилизация», «эмоции», «чувства», потому что искусство, – любое, — должно их вызывать. Студенту, который видит и слышит меня впервые, достаточно сложно сделать так, чтобы получился гармоничный, но в то же время революционный, может быть даже скандальный образ, вызывающий какие-то эмоции. Проблема в том, что многие работают по шаблону, поэтому  им сложно перестроиться, нарушить правила, нарушить то, чем они занимались  всегда, много лет. Это самое сложное и самое трудное в обучении.



Денис, вы давно работаете в бьюти-индустрии, но ваша первая профессия совсем не относиться к этой сфере. Как вы решились кардинально поменять сферу деятельности?


Профессия у меня всегда была одна, и это макияж. Для меня обучение на техника-механика и массажиста, в сравнении с тем временем, которое я работаю визажистом, практически ничего не значит. Почему я визажист? Считаю, что уже родился влюбленным в эту профессию, потому что глаза, губы, лица людей привлекали меня с самого раннего возраста. Вместо того, чтобы рисовать рожки и усики на фотографиях в газете, я обводил фломастером или карандашом глаза, губы. Первой моей моделью стала кошка, которой я накрасил шерсть вокруг глаз фломастерами. И по прошествии стольких лет я с радостью могу сказать: «я занимаюсь любимым делом!».



Какой образ из ваших первых вам больше всего запомнился и почему?

Мне запомнился больше всего не коммерческий образ, не работа с клиентом, а моя первая конкурсная работа. Буквально через две недели после того, как я узнал какие-то азы искусства макияжа, я, очень амбициозный юноша, отправился на конкурс для профессионалов. Придумал макияж (как мне казалось, гениальный и самый лучший), и занял на конкурсе четвертое место. Был этим жутко недоволен, думал, что коррупция кругом и все несправедливо. Но все было справедливо. Конкурс проводился среди 30-ти участников, и среди них было много опытных визажистов. Сегодня  эту работу уже нельзя нигде увидеть, потому что она выглядела бы смешно. Но у меня есть большое желание сделать ремейк этой работы и показать, с чего все начиналось. В ней действительно есть много от того, кем я являюсь сам по себе – необычного, креативного, немножко скандального.



А как вы относитесь к конкурсам? Насколько такой опыт необходим визажистам?

Не смотря на то, что мои учителя и тренера достаточно критически отзываются обо мне, могу сказать, что конкурс – это немножко устаревшее и ненужное для профессионала занятие. Почему? Потому что в начале 21 века невозможно было представить что-то другое для того, чтобы расти, развиваться, не быть просто обычным мастером, а делать карьеру и творить. Сегодня таких возможностей огромные количества. Причем, бесплатных или почти бесплатных. Уже никого не удивишь титулом, но даже если выи и выиграли в конкурсе, вряд ли окупите все вложения. Конечно, если у начинающего мастера есть жгучее желание участвовать – ради того, чтобы поучаствовать, получить этот адреналин, ну и, конечно же, если есть на это деньги, — я не против. Но если спросите нужны ли конкурсы объективно, влияют ли они на карьеру и развитие – вряд ли.


Сегодня  я и еще некоторые визажисты стоят у истоков новых конкурсов, в которых не нужны такие колоссальные вложения, в которых речь идет о моде, о креативе, о том, что актуально сегодня. Ситуацию со «старыми конкурсами» нужно менять! Участие не было затратой для человека, а наоборот – если он самый лучший, он должен получить приз за это. Не просто бумажку – диплом, кубок или медаль, а денежный приз, поездку на выставку, сертификат на обучение в международной школе.  Конкурс должен быть плюсом для визажиста, а не минусом его карману. Я сам почувствовал на себе эту историю, и знаю, сколько это все стоит. Конкурсы дали мне положительный статус, но это было актуально в то время – почти 10 лет назад. Сегодня, на мой взгляд, намного лучше делать портфолио: сьемки, видео-ролики, работать с фотографами, журналами, чтобы люди видели, что вы можете создавать разное. Именно портфолио —  самый главный двигатель карьеры визажиста. Наша работа быстро смывается в раковину, и чтобы ее видели, знали и помнили,  необходимо запечатлеть ее на фото или видео. И только так можно стать успешнее, востребованнее, известнее. За те деньги, которые вы вложите конкурс, можно сделать шикарное портфолио.


Как посоветуете повышать свой уровень знаний профессионалам?

Я тоже учусь. Несмотря на то, что многие видят меня на пьедестале Олимпа  профессии визажистов. На самом деле я считаю, что нахожусь самом начале своего пути, мне еще многому предстоит научиться. У меня много мыслей, проектов, планов и тд, я по-прежнему учусь, как и те, кто пришел сегодня на мой мастер-класс. Учусь, конечно же, посещая различные мастер-классы. Только для меня важен и ценен 1-2-3, может быть 5 % новой информации, потому что все остальное я действительно уже знаю. Но эти 5 % составляют примерно столько же, сколько для кого-то 100%. В нашей профессии учиться стоит всегда. Как только ты перестаешь это делать, ты остановишься,  потом твоя карьера пойдет ровно, а затем вниз.


А есть ли среди иностранных визажистов те, чьи работы которых вас впечатляют?

У меня есть коллеги, имеющие большее мировое значение, имеющие большую успешность (в силу возраста, и в силу другого места дислакации), с которыми я нахожусь на одной волне, мыслю одинаково. Это Alex Box,  Pat McGrath, Kabuki Val, Garland – великие фамилии и имена великих людей, которые сделали макияж таким разным, таким сложным, необычным, многогранным. Часто меня с кем-то из них сравнивают, и говорят, что что-то похоже или даже что я что-то скопировал. На самом деле, видя чью-то работу, я ей восхищаюсь, но создавая что-то свое, всегда думаю о том, как бы НЕ скопировать у кого-то другого. Для меня ориентиром в творчестве является то, что мне говорит мода, что мне говорят тенденции, и что мне говорят свыше. Связь с космосом здесь, безусловно, очень важна.


У вас очень яркие образы, работы, невероятное сочетание цветов, и их часто ассоциируют с картинами художников. Как создаются ваши шедевры? Чем вы вдохновляетесь?

Безусловно, я очень активно и серьезно интересуюсь искусством, потому что макияж и живопись очень близки. Тем более, если речь идет о каких-то ярких и креативных работах. Приезжая в другую  страну или город, я стараюсь увидеть работы старых, великих художников в музеях, работы новых художников, которые часто просто выставляются на улице. И соединив это потребление мирового, классического, авангардного искусства, плюс просмотрев коллекции всех дизайнеров, я создаю свою интерпретацию того, как я вижу тенденции будущего сезона. Это бесконечный микс между всем-всем-всем. Как появляются мои коллекции? Безусловно, сначала делается эскиз. Позже это может быть несколько эскизов, где сохраняется идея, но меняются какие-то детали. И уже потом практическое воплощение на модели на моем мастер-классе в Москве.  Презентация происходит в первую очередь  в моей Академии, а потом движется по всем городам и странам, где я бываю и преподаю.


Есть ли у вас любимое направление в мейкапе?

Глядя на мои работы можно сказать, что я давно сошел с ума, и мое любимое направление – безумство цвета, безумные макияжи, фейс-арты и тд. На самом деле это не так. В силу гороскопа, а может быть, в силу собственной ветрености и изменчивости, я устаю делать одно и то же. Мне нужен постоянный цикл и обновление. Если я занимался креативом, мне хочется вернуться к обычным клиентам, людям, которым нужен самый обычный макияж. После работы с клиентами тянет не в преподавание, а в съемки. Причем, съемки совершенно разные – от простых и чистых лиц до бешенного креатива. Затем мне снова хочется вернутся в преподавание, общение со студентами. И вот этот круговорот «макияжа в природе» позволяет мне никогда не скучать, и не выделять что-то одно как «самое любимое».



Расскажите о вашей Академии. Когда вы поняли, что хотите преподавать?

Ровно тогда же, когда стал визажистом.  Одним из моих детских увлечений была игра в школу с младшим братом. Я был старшим, учился на 2 класса вперед, и, соответственно знал больше. Я давал ему задания, он делал ошибки, я зачеркивал, исправлял красным цветом, ставил оценки. Т. е хотел быть учителем еще с детства. Поэтому я умею преподавать, и делаю это с удовольствием. Для меня это не какая-то дополнительная нагрузка ради чего-то. Может быть, именно поэтому у меня не салон, а Академия, которая учит и преподает. Создавая свою Академию, свою программу, свои курсы я старался учитывать весь свой опыт —  как Российский, так и  мировой, все плюсы и минусы, которые я когда либо видел или получал от обучения. Поэтому моя программа – это тоже бесконечный микс. В ней нет нет скучной, однообразной информации, которую можно просто так бесплатно получить в интернете. Максимум практики и максимум полезной и важной теории ( как в рамках базового курса, так и в рамках курсов повышения или фэшн). Моя Академия еще достаточно молода – ей всего полтора года, но с первых дней аншлаг, и я этим очень доволен.


Самое главное, чему вы учите своих учеников.

Сначала я учу их правилам, а потом учу эти правила нарушать. Потому что в этом, на мой взгляд, гармония сегодняшнего и завтрашнего дня. Очень часто приезжаю в разные города и борюсь с тем, что люди знают очень много правил, и соблюдают из беспрекословно. А сегодняшняя мода, в том числе и в макияже, только и делает, что все эти правила нарушает. Я не раз видел, как  талантливый визажист, обладающий хорошей техникой, хорошими знаниями, к сожалению, делает старомодный макияж, потому что не может выйти за пределы, которыми его когда-то ограничили. Моя главная задача – объяснить, что есть правила, и как их можно нарушать.


Где вы получили свой лучший профессиональный опыт, и кого считаете своими лучшими учителем?

Могу многим показаться неблагодарным, но я не могу сказать, что мои учителя научили меня тому, что я делаю сегодня. Этому я научился сам, благодаря своему опыту и работе в разных направлениях. Могу назвать Светлану Егорову – моего первого учителя в Санкт-Петербурге, и Нанару Березину –второго учителя. Опыт, который я получил с ними, для меня очень важен. Но то, что они мне дали, сегодня не встретишь в моей школе. Порой у собственных учеников можно научится даже большему, чем у учителей, потому что они делают ошибки, которые ты замечаешь гораздо ярче и сильнее. Или наоборот, они делают какие-то успехи, а ты им удивляешься, восхищаешься и думаешь – это нужно взять себе на вооружение. Я даю человеку полную свободу, чтобы он, увидев и услышав все, что я говорю, смог предположить, как он сам это видит. Отсюда и происходит самый большой рост и развитие.




Расскажите о 
musthave продуктах, без которых вы не можете обойтись.

В первую очередь  это инструменты – кисти. Сегодня у меня есть бренд собственных кистей, которые я создавал как визажист. Очень часто раньше, покупая набор кистей, создавалось ощущение будто их создал не визажист, а просто фабрика. И из них эффективно можно было использовать только половину, а другая лежала просто для красоты. Мне удалось создать тот набор, который я и мои ученики можем использовать на все 100%. Инструменты очень важны. Если говорить о косметике – мой любимый продукт это «Aqua Seal» бренда MAKE UP FOR EVER, тон-тесктура «Face & Body»  MAKE UP FOR EVER, а любимые тени — бренд Urban Decay.  Все остальное – множество всяких мастхевов, которые я использую для работы с клиентом или создания креативов.

Ваши пожелания молодым мастерам.

Будьте яркими, будьте смелыми, ничего не бойтесь! Макияж – это не стрижка, это не операция, поэтому будьте немножко безумными, и тогда вы будете первыми!



Беседлвала: София Романова

beautylook.pro

вместо «smoky eyes» у нас был макияж «коромысло»

23—24 октября в Калининграде проходил мастер-класс топ-визажиста, стилиста, мастера международного класса, чемпиона России и Европы Дениса Карташева. «New You» поговорили с маэстро о beauty-трендах сезона и о том, что должно появиться в косметичке настоящей модницы, о зарубежных звездах и российской школе макияжа, а также о том, почему каждый визажист должен уметь создавать по-хорошему безумные образы.

— Денис, вы приехали в Калининград с мастер-классом. Чему, по-вашему, можно научить визажиста, а чему — нельзя?

— Если визажист по-настоящему заинтересован в том деле, которым занимается, то он сможет овладеть практически всеми навыками. Единственный момент, которому сложно научить, но который присутствует в макияже в большой степени, — это умение чувствовать. Научить делать коммерческий, красивый, модный макияж можно, потому что сегодня есть определенные технологии. Я сам уже больше 10 лет преподаю и могу научить всему на свете. Стремлюсь даже чувствовать научить, и иногда это удается. Правда, случается, что ученики выдают мои чувства за свои, но тем не менее в их работах виден определенный стиль, почерк, который узнаваем не только в России, но и за ее пределами.

— Во время своего курса вы даете визажистам уроки подиумного макияжа и фейс-арта. Почему вы считаете важным уметь создавать креативные образы, несмотря на то, что они редко применимы в повседневной жизни?

— Именно креативный макияж учит чувствовать и видеть больше, чем в повседневной жизни. Я очень люблю разный макияж и люблю, чтобы был цикл: поработал с невестой, потом — с женщиной в возрасте, затем сделал макияж на съемках, после этого — подиумный make-up. Такой цикл позволяет совершенствоваться, потому что креативный макияж, на котором, казалось бы, денег не заработаешь, нужен именно для того, чтобы развивать свои способности видеть и чувствовать. Если провести аналогию и применить модные категории, то салонный макияж можно назвать «pret-a-porter», а креативный make-up — это, конечно, «couture». А в мире моды известно, что именно из кутюра рождается маленькая деталь, которая потом переходит в жизнь. Поэтому, чтобы профессионально расти, нужно работать в разных сферах. Те визажисты, которые фокусируются только на свадебном или салонном макияже, часто останавливаются в своем развитии, и начинается движение вниз.

— Знаю, что вы с детства рисуете. Считаете ли вы, что визажисту важно и нужно интересоваться искусством?

— Я действительно рисовал с детства и учился в художественной школе, но не могу сказать, что был каким-то выдающимся учеником. Главное, что я вынес из детства, благодаря дару, который дала мне природа, — это свобода от стереотипов, что можно, а что нельзя. Наверное, поэтому сегодня мои работы вызывают самые противоречивые чувства — кто-то восхищается, кто-то возмущается…

Что касается того, где черпать вдохновение, кроме курсов макияжа, то это, конечно, живопись, архитектура, культура разных стран, музыка, театр, кино. Желательно интересоваться всем, к чему можно прибавить слово «искусство», потому что это все работает на вас так же, как и креативный макияж или фейс-арт: развивает, расширяет и усиливает именно то иррациональное понятие, которое называется «чувствовать».

— Любите ли вы работать с обычными людьми и делать «человеческий» макияж? Каких клиентов считаете для себя профессионально интересными — знаете, как у врачей есть «интересные случаи»?

— «Интересные случаи» для визажиста — это, конечно, проблемная кожа, большая асимметрия или диспропорция лица. В таких ситуациях наша работа превращается практически в медицинскую услугу — одновременно визуальную и психологическую. Но если говорить обо мне, то особенное удовольствие я получаю, работая с максимально возрастной женщиной. В нашей стране большинство женщин старше 50 лет отказались от своей красоты и записали себя в бабушки. И когда в процессе макияжа в глазах такой дамы загорается огонек, который означает «а я еще ничего!», я очень доволен, что своей работой дарю реальные положительные эмоции, и, может быть, даже стимулирую их жить дальше.

— Тогда следующий вопрос про «звездных» клиентов — знаю, что вы работали с Пэрис Хилтон, Милой Йовович, Кристиной Агилерой. У знаменитостей есть определенный, узнаваемый образ. Должен ли приглашенный визажист работать в рамках этого образа или он свободен в своем выборе?

— Конечно, в работе со знаменитостями есть определенные стандарты. Но надо сразу сказать, что звезды друг от друга очень сильно отличаются. Особенно российские и западные звезды — удалось поработать и с теми, и с другими. В нашей стране, к сожалению, нет понимания слова «профессионализм»: многие уверены, что визажист — это человек, у которого просто есть тени, кисточки, и он сейчас сделает все, что мы скажем. Кроме этого, наши звезды еще и не любят платить за работу. Поэтому сегодня, когда я могу позволить себе выбирать, с кем сотрудничать, с отечественным шоу-бизнесом работаю крайне редко. А вот за границей совершенно другая история. Иностранные звезды понимают, что если их агент пригласил определенного мастера, значит, он — профессионал, и общаются с ним соответственно. Большинство западных звезд — очень вежливые и приятные люди.

Что касается непосредственно макияжа, то предварительно я просматриваю фотографии и анализирую, как та или иная знаменитость выглядит в своем лучшем или худшем образе. Я не стараюсь быть революционером, который предложит зеленые губы и красные тени — такое можно сделать только одному человеку в нашей стране и трем — за границей. Мой макияж будет подходящим к образу, но я никогда не буду делать то, что, по моему мнению, уродует человека. Даже если будут настаивать.

— В одном вашем интервью вы сказали, что родились преподавателем. Каким качеством должен обладать ваш ученик, чтобы вы назвали его перспективным?

— Прежде всего, он должен хотеть учиться и быть трудолюбивым. Многим кажется, что, однажды закончив курсы визажистов, можно благодаря «Instgram» и роликам в интернете превратиться в звезду. Но мода очень переменчива — сегодня вы кого-то покорили, а завтра про вас все забыли. Поэтому я уважаю в человеке трудолюбие, целеустремленность, желание развиваться и смелость. Я очень ценю смелость, которая позволяет визажисту выйти за пределы того, что я сказал сделать. Конечно, это должно происходить не на каком-то ответственном мероприятии, где я отвечаю за результат (улыбается). Но в рамках мастер-класса, фотосессии надо обязательно экспериментировать. На своих курсах я никогда не говорю: «Повторяйте за мной». Я учу думать, а думают-то все по-разному.

— Согласны ли вы с высказыванием Коко Шанель, что «женщины, которые могут себе позволить выйти на улицу без макияжа, слишком высокого о себе мнения»?

— Я согласен с Коко Шанель, но немного по другой причине. Сегодня «улица» представляет собой нечто совсем иное, чем во времена Шанель: огромное количество выхлопных газов и всей таблицы Менделеева, которая оседает на лице девушки, позволившей себе такую вольность — выйти из дома без макияжа. Сегодня make-up — это не только украшение и усовершенствование себя, но и защита. Вся пыль и грязь оседает на макияже, и только поэтому его непременно нужно смывать перед сном, а не потому, что он вредный и забивает поры — современные средства уже не такие. В общем, макияж сегодня — это и красота, и мода, и защита.

— Какие косметические марки — ваши фавориты на сегодняшний день?

— Современный косметический рынок постоянно обновляется и расширяется, поэтому марки-фавориты — понятие переменчивое. Тем более, что в каждом бренде есть какой-то хороший продукт, что-то хитовое, что можно назвать «must have», а есть и весьма посредственные средства.

«Make Up Forever» — бренд, любовь к которому у меня многолетняя. В своей работе я, конечно, что-то использую из «MAC», но не могу сказать, что эта марка — мой фаворит. Мои новые «любови» — это «Urban Decay» и «Too Faced». Они представляют собой новый формат брендов, которые тяготеют и к масс-маркету, и к люксу одновременно. Красивый дизайн, оригинальные текстуры, актуальные цвета и самое привлекательное — постоянное обновление и изменение ассортимента. И еще один плюс — что они вот-вот появятся в России.

— Давайте поговорим об актуальных трендах — что обязательно должно появиться в косметичке девушки, которая претендует на звание модной?

—  У каждой девушки должна быть своя «фишка». Это может быть акцент на брови и ресницы, и тогда в косметичке должны появиться гель для укладки бровей и какая-то специальная тушь, может быть цветная. Сразу скажу, что если планируете использовать накладные ресницы, то они не должны превращаться в ветки и палки, как это обычно происходит в России. Искусственные ресницы должны превышать свои собственные по длине максимум на 2–3 мм, то есть, добавлять густоты и чуть-чуть длины, и при этом выглядеть естественно в повседневной жизни.

Акцент можно сделать и на губы. Сейчас время помады шоколадных оттенков — коричневой, бежево-коричневой с минимальным содержанием красного пигмента. Это новая тенденция, и с такой помадой вы явно выделитесь на фоне привычных красных, ягодных губ.

Еще один тренд — это светящееся влажное лицо. Но важно понимать, какое лицо может воспринять это тренд, а какому он противопоказан. Такой эффект подходит только для ухоженной, здоровой, качественной кожи. Если у вас неровная кожа, жирная, есть прыщи, то ни в коем случае нельзя пользоваться светящими пудрами, хайлайтерами и прочими продуктами с сиянием. С ними нужно быть очень аккуратными — лучше обратиться к визажисту за профессиональным советом, как их использовать.

Еще могу отметить, что в макияж возвращается цвет. Вместе с «нюдом» и черно-коричневыми «smoky eyes» популярен средний по интенсивности make-up c включением модных, холодных оттенков бордо, зеленого, фиолетового и синего цветов.

И еще один актуальный тренд — это соединение разных текстур в одном образе: сияющей, матовой и сатиновой.

— В одном своем интервью вы рассказывали о стереотипах, которые существуют в мире относительно «русского» макияжа. Расскажите про наши такие разные школы — русскую и западную — в чем главные отличия?

— Трудно сказать, что русская школа макияжа вообще существует. Это профессия родилась не в России, да и всем школам макияжа, которые сейчас существуют в нашей стране, максимум по 15–20 лет. Российские визажисты — это гримеры, которые немного расшили свою сферу деятельности благодаря тому, что из-за рубежа стала просачиваться информация об этой профессии. Они же придумывали программы обучения, смешные названия схем макияжа, неприемлемые аббревиатуры. Например, вместо «smoky eyes» у нас были схемы макияжа глаза под названием «птичка», «рыбка», «облачко» и даже «коромысло»! Причем каждая отдельная школа выдумывала свое название — общей системы не было. Сейчас я стараюсь над этим работать и привести «русскую школу» в порядок.

Российские визажисты помешаны на технике. У нас в стране безумное, фанатичное стремление делать все лучше всех, и поэтому мы преуспели по сравнению с западными коллегами именно в техничности исполнения — чистоте, симметричности, идеализации. Но по-прежнему значительно отстаем в стилистике, в восприятии образа в целом. И это главное отличие наших школ — у нас до сих пор «рыбки» с «птичками» по лицу плавают и летают. Мне действительно было стыдно, когда «русский» макияж воспринимался за границей как рисование каких-то узоров на лице. Сегодня я пытаюсь исправить это: в моем курсе очень много стилистики и психологии, и технику я не ставлю во главу всего — она лишь часть.

— Тогда как стилист расскажите о своем ощущении от Калининграда?

— Я не первый раз в вашем прекрасном городе, но могу сказать, что мое двухгодичное отсутствие не пошло ему на пользу. Сегодня во время мастер-класса я обратил внимание на то, что даже мои ученики, которые уже проходили обучение у меня в Калининграде, отвыкли видеть и слышать новое. Мне рассказывали про консерватизм и отсутствие в городе потребности в креативе, о том, что клиенты хотят видеть только «банан» на глазах и их не интересуют никакие тенденции. На что я отвечал, что визажист должен сам предлагать, объяснять, а иногда и мягко настаивать на своем и обязательно привносить в образ что-то новое. Инертность — это ведь проблема не только Калининграда, России, но и Москвы в том числе. И я постоянно с ней борюсь!

Текст — Анастасия Гончарова, фото — www.dkmua.ru

www.newkaliningrad.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.