Я испорчу жизнь любому кто испортит ее мне: Я испорчу жизнь любому, Кто испортит её мне., Мем Сумасшедший волк

Содержание

Дорожный конфликт может стоить чемпионке мира по тайскому боксу карьеры / Авторские материалы / Радиостанция «Вести FM» Прямой эфир/Слушать онлайн

В Омске произошёл дорожный конфликт с участием чемпионки мира по тайскому боксу Оксаны Кижнеровой. Спортсменка не поделила дорогу с другим водителем и ранила из пневматического пистолета его спутницу. Пострадавшую девушку отправили в больницу. Следствие сможет принять решение о возбуждении уголовного дела. С подробностями для «Вестей FM» — корреспондент ВГТРК в Омске Юлия Лизунова.

Лизунова: ЧП произошло в самом центре города, на улице 10 лет Октября. Водитель иномарки не уступил дорогу девушке, ехавшей за рулём «Тойоты». Этот обычный, казалось бы, инцидент чуть было не закончился трагедией. Поравнявшись с машиной, автоледи, которой оказалась чемпионка мира по тайскому боксу 24-летняяя Оксана Кижнерова, дважды выстрелила из пневматического пистолета и попала в сидевшую на заднем сиденье 20-летнюю Кристину Этингер.

Этот инцидент произошёл ещё 18 августа. В полицию поступило сообщение из больницы, и правоохранители заинтересовались этим делом. Но стало известно о нём только сегодня, когда пострадавшую девушку после недельной госпитализации выписали. По словам её сестры, у Кристины была травма головы, ей сделали операцию. Судя по странице в одной из социальных сетей, пострадавшая настроена решительно и намерена разобраться с обидчицей. Она уже разместила там две картинки с надписями «Помни правило бумеранга» и «Я испорчу жизнь любому, кто испортит её мне».

Вообще, этот инцидент в социальных сетях и на интернет-форумах произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Омичи очень активно обсуждают это ЧП, высказывают свои мысли и догадки о причинах конфликта и удивляются тому, что чемпионка мира по боксу возит с собой в машине оружие. Звучат даже призывы лишить Оксану Кижнерову всех медалей и спортивных титулов. Произойдёт это или нет — станет известно в самое ближайшее время, когда правоохранители решат, возбуждать ли уголовное дело.

Для этого им необходимо оценить степень вреда, нанесённого здоровью Кристины Этингер.

Оксана Кижнерова стала чемпионкой мира по тайскому боксу прошлым летом. Спортсменка является членом сборной России, призёром чемпионатов Европы и Всемирных игр боевых искусств. Кроме того, она является самой сильной спортсменкой планеты по муай тай. Но если уголовное дело будет возбуждено, её спортивная карьера может серьёзно пострадать либо завершиться совсем. Кижнеровой может грозить лишение свободы.

Стоит ли идти на выборы?

Две недели назад, 21 сентября на странице «Ведомостей» в Facebook известные политики, политологи, общественные деятели и журналисты обсуждали, стоит ли идти на приближающиеся парламентские выборы.

В обсуждении участвовали:

Михаил Прохоров – предприниматель, президент группы ОНЭКСИМ, бывший лидер партии «Правое дело»;

Сергей Митрохин — председатель российской объединенной демократической партии «Яблоко»;

Дмитрий Орлов – генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций;

Сергей Станкевич – известный политолог, бывший советник президента (в 1992-1993 гг. ) и председатель партии «Демократическая Россия»;

Евгений Минченко — политолог, директор Международного института политической экспертизы;

Виталий Иванов — вице-президент Центра политической конъюнктуры России;

Ирина Ясина — руководитель Клуба региональной журналистики, автор повести «История болезни»;

Михаил Фишман — журналист, бывший главный редактор журнала «Русский Newsweek»;

Андрей Сидельников — лидер международного движения «Говорите громче!»

Вел дискуссию – редактор отдела политики газеты «Ведомости» Максим Гликин.

Предлагаем читателям расшифровку этого обсуждения.

Максим Гликин: Коллеги, добрый день. Для начала хотел отметить, что поводом для этой дискуссии помимо, собственно, предстоящих выборов стало активное обсуждение этой темы на разных площадках – и на телевидении, и в газетах, и в интернете. Уже появилась известная стратегия «Нах-Нах» — прийти на участок и перечеркнуть бюллетени. Недостаток этих обсуждений, на мой взгляд, в том, что там встречались в основном люди одной формации, близкие по духу и образу мышления. В результате такие диспуты больше похожи не на спор, а на выработку плана совместных действий. Здесь же никакого плана выработано быть не может – люди, скорее всего, разойдутся, оставшись при своем мнении. Но именно здесь есть возможность услышать мнения различные, часто диаметрально противоположные. Что же касается точек зрения и, собственно, вариантов стратегии каждого гражданина в день выборов, то их несколько. Вкратце так: сидеть дома, прийти и испортить бюллетень, прийти и проголосовать за любимую партию, прийти и проголосовать за кого угодно, кроме единороссов, и, наконец, проголосовать за «Единую Россию». Чуть позже сообщим, какие результаты дало наше импровизированное голосование на эту тему. А пока прошу высказаться участников — какая из точек зрения вам ближе и почему?

Андрей Сидельников: Скажу о позиции нашего движения «Говорите громче!». Мы выступаем за активный бойкот выборов. Об этом мы заявили еще в конце августа, когда стало понятно, что ни одна оппозиционная партия не сможет принять в них участия. Поясню насчет активного бойкота. Мы считаем, что в сложившихся условиях, когда демократических выборов просто нет, принимать участие в этом фарсе не только бессмысленно, но и вредно. Но так как у людей должен быть выбор в действиях, активный бойкот — это и неприход на выборы, приход и порча бюллетеней, а также вынос их с участка. Отдавать свой голос кремлевским партиям, а, на наш взгляд, они все так или иначе подотчетны, подконтрольны и финансируются кремлевскими структурами, — преступление перед страной. Особенно это стало понятно после случая с «Правым делом». Не голосуй, а то проиграешь!

Максим Гликин: Андрей, то есть активный бойкот — это сразу три варианта: не идти, идти и забирать бюллетень, идти и портить бюллетень. А что же тогда пассивный бойкот? И какой все-таки из трех подвариантов, на ваш взгляд, предпочтительнее? Ведь это, согласитесь, все же не один, а три сценария поведения.

Сергей Станкевич: Добрый день, друзья и коллеги! Позволю себе высказаться по вопросу об участии в выборах.

При всем обилии вариантов, которые перечислил Максим, для оппонентов «Единой России» есть, по сути, два варианта: негативный выбор (от противного) и сознательный позитивный выбор.

Логика негативного выбора такова: я против «Единой России», но среди официально зарегистрированных партий нет полностью «моей». Кроме того, результат выборов, скорее всего, будет искажен, поэтому я… (совсем не пойду, унесу или испорчу бюллетень, отдам голос любому, кроме «Едра»).

Логика позитивного выбора такова: среди партий, внесенных в бюллетень, нет полностью «моей», но сейчас не так важны детали (даже существенные), выбор надо сделать в пользу ближайших по духу и порядочных людей. Первый шаг — сделать парламент реальным, а не фиктивным, а уже потом корректировать его политический состав.

Я — сторонник позитивного выбора. 4 декабря я склоняюсь проголосовать за партию «Яблоко», в которой никогда не состоял и к которой отношусь достаточно критически. Это сознательный выбор в пользу порядочных, оппозиционно настроенных людей.

Максим Гликин: Вот, собственно, где и как голосуют наши читатели за разные варианты. И большинство склоняется к варианту Сергея Станкевича.

Сергей Митрохин: Любой призыв не ходить на выборы — это сознательная или бессознательная работа на партию воров, которая заинтересована в низкой явке, — чтобы можно было осуществлять вбросы, не опасаясь юридических последствий для фальсификаторов. Еще больший подарок — портить бюллетени. За эти бюллетени люди распишутся, а фальсификаторы заменят их бюллетенями с отметкой за ЕР. Никакая партия не сможет это проконтролировать, потому что партия порченых бюллетеней в выборах не участвует.

Андрей Сидельников: Как я уже сказал, у людей должен быть выбор. Вот, например, я лично в силу обстоятельств не могу пойти на выборы и участвовать в голосовании, но как гражданин не могу остаться в стороне. Пассивный бойкот – это, на мой взгляд, просто безразличие ко всему происходящему в стране.

Ирина Ясина: Я, видимо, зажмурившись, проголосую за СР. Там у меня есть друзья-приятели.

Максим Гликин: Я склоняюсь к варианту, указанному Станкевичем, но у меня другой аргумент. Единственный способ показать власти, что она не права, это понизить итоговый результат «Единой России». Все равно она получит большинство, но одно дело — 62%, а другое — 52%. Это достигается только одним путем — голосованием за любую партию, кроме единороссов.

Михаил Фишман: Мой неоригинальный выбор – не иметь к этому процессу никакого отношения. Кто-то захочет выразиться активно: испортить бюллетень и т. д. О’кей. Я просто отвернусь, и все.

Андрей Сидельников Сергею Митрохину: Голосование за партии из списка – это голосование за Путина. Все партии, и Ваша в том числе, так или иначе контролируются кремлевской администрацией. Лично для меня Ваша партия умерла в 1995 г., когда [Григорий] Явлинский обманул россиян и отказался совместно идти с партией Гайдара. Ваша партия, как всегда, вся в белом, а остальные все в…

Максим Гликин: У меня уточняющий вопрос к Сергею Митрохину. А что помешает тем же фальсификаторам заменить бюллетени, отданные за «Яблоко», бюллетенями с галочкой за «Единую Россию»? Или даже не менять, а просто переложить в соответствующую стопку «за единороссов». Как и было сделано с бюллетенями Вас и Вашей семьи в Москве. И еще один уточняющий вопрос в связи с репликой Митрохина. Разве не учитывается количество испорченных бюллетеней в итоговых протоколах? И если да — разве можно партию порченых бюллетеней куда-нибудь выкинуть?

Сергей Станкевич Андрею Сидельникову: Вот-вот. Так мы и будем бесконечно «пролетать» на выборах. «А помнишь, пятнадцать лет назад ты не то сказал, а твой приятель не туда свернул… Ну и кто ты после этого? Никакой тебе поддержки во веки веков, аминь!» Это что — серьезный взрослый разговор или разборки в политической песочнице?

Максим Гликин Михаилу Фишману: А разве то, что ты включился в обсуждение, не означает, что ты тоже участвуешь, хочешь того или нет, в избирательном процессе? И не только участвуешь, но и оказываешь влияние на тех, кто сейчас вырабатывает позицию, идти или не идти?

Андрей Сидельников Сергею Станкевичу: Дело не в песочнице. Можно вспомнить разные случаи касательно партии «Яблоко». Я сказал о своем личном отношении к этой партии. Они недоговороспособны! Можно припомнить поддержку Лужкова. Те, кто занимается политикой и когда-либо сталкивался с этой партией, прекрасно понимают, что я имею в виду.

Максим Гликин на реплику Сидельникова: «Яблоко» можно упрекать во многом, но объединение с другими партиями, как и брак, дело сугубо добровольное, зависящее от взаимного желания сторон. И к тому же не гарантирующее успеха. СПС тоже был объединением — ну и что? И распадающееся на глазах «Правое дело» было (теперь уже можно смело говорить в прошедшем времени) объединением.

Андрей Сидельников: Принимается, Максим.

Ирина Ясина: Вообще не ходить, конечно, заманчиво, но как-то несовременно.

Сергей Станкевич: «Не ходить» для меня и близких мне людей исключено. Для «первой волны» российских демократов в конце 1980-х гг. конкурентные многопартийные выборы были сначала ведущим лозунгом, а потом — главным достижением. Собственно, и сама «первая волна» возникла благодаря полусвободным и управляемым выборам 1989 г. И что, сдать автократам важнейший демократический институт? Дескать, пусть пользуются и поганят дальше, а я в сторонке постою и буду презрительно вращать глазами (а также иногда громко хмыкать)?

За выборы надо бороться. Устранение от выборов — это капитуляция.

Максим Гликин: Согласен со Станкевичем, что за выборы надо бороться, но главный вопрос — как? Повторяю, если я явлюсь и поставлю галочку за «Яблоко», а мой бюллетень ляжет в стопочку за «Путина», внес ли я таким образом свой вклад в борьбу за торжество этого демократического института?

Андрей Сидельников: Вот сейчас я присутствую на встрече английских экспертов с [Алексеем] Навальным. Добиться внятной позиции, за кого будет лично он голосовать, не получается. Вообще, нам предлагается либо зажмуриться, как Ирина Ясина, либо проголосовать за КПРФ и ЛДПР, так как они однозначно проходят. Разве это выбор???

Сергей Станкевич: Бороться нужно ЗА МАКСИМАЛЬНУЮ ПУБЛИЧНОСТЬ избирательной процедуры. Иного не дано. В зале, где идет регистрация избирателей и выдача бюллетеней, а также в помещении, где осуществляется подсчет голосов, должны быть веб-камеры с публичным доступом. Почему нет? Это не нарушает ни закон, ни тайну голосования. Есть и иные методы.

Максим Гликин: Андрей, по поводу бойкота главное возражение состоит в том, что его никто не заметит. Ну будет низкая явка. Ну будет сколько-то испорченных бюллетеней. И ко всему этому будет чуть выше процент у «Единой России» (недоберут протестных голосов ее соперники, прошедшие в Думу). Какие выводы из пониженной явки и повышенного процента «Единой России» должны сделать население страны и зарубежная общественность, на ваш взгляд?

Ирина Ясина: Не, за к-в и ж-в я не смогу по гигиеническим соображениям.

Максим Гликин: На реплику Станкевича. Да, должны быть веб-камеры, должны быть наблюдатели, учительницы на участках (они же члены комиссий) должны действовать по правилам, а милиц…, пардон, полицейские не должны гнать взашей наблюдателей. Но мы же прекрасно знаем, что будет все наоборот: без камер, с тотальным враньем, за которое будет отвечать выпроваживанием с участка обнаруживший оное.

Михаил Фишман Максиму Гликину: Нет, не означает. Я не участвую в избирательном процессе, потому что в этом избирательном процессе, на мой взгляд, сегодня нет пространства для выражения гражданской позиции (которая у меня, несомненно, есть). Мне очевидно, что жизнь сегодня развивается и меняется где-то еще, но не на выборах. Там вы только можете проиграть. И я не то чтобы специально агитирую — просто общаюсь.

Андрей Сидельников: На мой взгляд, вывод очевиден — нелегитимная Дума. Придет на выборы порядка 30%, понятно, что будет накрутка. Из этих 30% 10% испортят, 40% проголосуют за «Едро», КПРФ и ЛДПР соберут еще 25%. Ну и спрашивается, какой спектр мнений людей будет представлен в парламенте?

Максим Гликин: Продолжая оппонировать тезису о бойкоте, хотел отметить, что давно замечено: повышенная явка понижает результат партии власти. Очередной раз эксперты отмечали это совсем недавно: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/266858/po_shesti_kanalam

Сергей Митрохин: Отвечаю Гликину. История с моим голосованием только подтверждает, что надо голосовать за партию. Допустим, я испортил бы бюллетени. Тогда не было бы никакой возможности обратиться в суд и добиться пересчета голосов. И в графе «недействительные бюллетени» так и стоял бы спокойно ноль. Повторяю. Не существует политпартии «Испорченные бюллетени». Поэтому ее интересы некому защищать. Поэтому такими бюллетенями легче всего фальсифицировать.

Сергей Станкевич Максиму Гликину: Да, все это будет. Но веб-камеры (это важнее всего!) надо упорно требовать! И надо заставлять всех (Чурова, тандемократов, единороссов) публично объяснять, почему они отказывают в таком простом, дешевом и эффективном канале общественного контроля. И это, кстати, задача наших ведущих СМИ: задавайте при любой возможности — хоть тысячу раз — вопрос об онлайн-контроле. Пусть господа начальники народа выкручиваются и косят глазами, пусть путаются в показаниях, пока не согласятся.

Из истории хорошо известно, что успех приносят общественные движения «одной темы». Если МНОГИЕ сосредоточенно и упорно будут требовать одного, власти будет все трудней отказывать, и каждый публичный отказ будет поражением.

Так, друзья, делается политика.

Андрей Сидельников Сергею Митрохину: Про какие суды вы говорите, когда в стране басманное правосудие?

Максим Гликин Михаилу Фишману: Да, это тоже особый сценарий поведения. Которого, кстати, придерживаются очень многие неосознанно, не формулируя свою мотивацию. Но вопрос вот в чем. Некоторые плюют, потому что их просто не волнуют такие материи, вообще, допустим, не волнует, что будет со страной. Но есть же и те, кого волнует. И вот один из тех приходит ко мне и спрашивает: что делать в день голосования. А я ему по твоему примеру говорю: «Да плюнь, живи своей жизнью, не обращай внимания, жизнь происходит в другом месте». А он, пытливый человек (допустим, мой сын), задает уточняющий вопрос: «Но мне не безразлично, что будет со страной, что же мне делать?» То есть я к тому, что надо и в этом случае формулировать какую-то стратегию, альтернативу, что ли.

Ирина Ясина: Насколько я знаю со слов своей дочери, студентки-магистра, наиболее молодые и наиболее активные собираются идти голосовать за КПРФ как за единственную реальную оппозицию, которая пройдет в Думу. В 1996 г. мы этого ожидать никак не могли. Как вам такая загогулина?

Сергей Станкевич: Вот! Максим указал верный критерий (честно говоря, я приберегал такой же аргумент напоследок). Я называю этот критерий или принцип ОД (отцы и дети). Если ты сомневаешься, как поступить, подумай, как ты в такой же ситуации посоветуешь поступить своему сыну (дочери). И как ты своим детям объяснишь свою рекомендацию.

Дорогие «неучастники», помните про принцип ОД! Причем он работает всю жизнь — и через много лет вы можете услышать: «Папа, как же ты мог тогда?»

Максим Гликин Сергею Станкевичу: Да, хорошо бы объединиться и веб-камеры повсюду поставить. Но реальность такова, что даже усилий ВСЕХ партий (за исключением единороссов) хватило только на Москву. И то не факт, что декларации не останутся на бумаге — http://www.vedomosti.ru/politics/news/1370933/oppoziciya_dogovorilis_ob_sovmestnom_nablyudenii_za_vyborami.

Ирина, судя по последнему проекту предвыборной программы, российские коммунисты потихоньку дрейфуют в сторону социал-демократии, причем не только слова «коммунизм», но и слова «социализм» почти не употребляют. Так что, может, ничего страшного и из них еще выйдет толк?

Михаил Фишман Максиму Гликину: Так мы сильно расширяем предмет этой дискуссии. Какой может быть гражданская активность сегодня? Сложный, непростой разговор. Ответов может быть много и самых разных. Я только подчеркну вот что. Рациональных мотивов участвовать в выборах при нынешней их цензуре и масштабных фальсификациях не видно. Остаются эмоциональные: как приятней насолить властям? Одни считают: нарисовать на бюллетене, там, свинтуса. Другие: проголосовать за СР или «Яблоко». Я выбираю — остаться дома.

Максим Гликин Сергею Митрохину: Да, Ваш случай показательный, но в том числе потому, что он редчайший. Надежд на суд не больше, чем на избиркомы. И вообще надежды на спокойную и мирную трансформацию системы при нашей жизни. События в Северной Африке, а ранее и в СНГ показывали, что более активные общества, чем наше, на выборы особо не надеялись и меняли власть, лишь навязав ей иные правила игры. Я к этому не призываю, просто пытаюсь понять, есть ли альтернатива.

Сергей Станкевич: Максим, пока что онлайн-контроль — дело сугубо добровольное. Между тем положение об общественном видеоконтроле избирательной процедуры должно быть записано в законодательстве о выборах. Именно этого и следует добиваться (хотя, конечно, путь будет долгий и трудный). А «Ведомости» будут задавать властям вопрос о законодательном закреплении видеоконтроля?

Максим Гликин Сергею Станкевичу: Да, «Ведомости» обязательно об этом спросят, хорошая тема. Мы вообще взяли за правило задавать все вопросы, какие хотим. Другое дело, что не всякие представители власти хотят не то чтобы отвечать — просто слушать эти вопросы.

Сергей Станкевич: На самом деле есть еще один — уже радикальный — способ установить общественный контроль за подсчетом голосов. Сделать голосование добровольно ОТКРЫТЫМ. Установить на выходе из избирательных участков столы, разместить подписные листы с заголовком «Я ГОЛОСОВАЛ ЗА (КПРФ, СР, «Яблоко»)» и предложить активистам всех оппозиционных партий добровольно внести в «партийные» листы свои паспортные данные и расписаться. Тем самым «открыть» свое голосование. До сих пор только у Митрохина был повод к обращению в суд. С этими подписными листами можно добиваться справедливости повсеместно. Но начинать надо с Москвы и Питера.

Сергей Митрохин Андрею Сидельникову: Я говорил про конкретный суд. Хамовнический. Он постановил пересчитать бюллетени на моем участке. Если бы я не голосовал за партию, а испортил бюллетень, такое решение (пересчитать) суд ни за что бы не принял. И фальсификаторы это прекрасно знают. Бюллетень с голосованием за партию защищен больше, чем испорченный.

«Ведомости»: Коллеги, комментарии Михаила Прохорова ожидаются чуть позже.

Максим Гликин Сергею Станкевичу: Да, способ очень хороший. И думаю, даже многие подписались бы на этих бланках. НО: характер реакции власти на инициативы снизу таков, что можно предсказать заранее, что будет делать полиция с этими столами и листами.

Сергей Митрохин: Когда удается проконтролировать хотя бы часть участков, «Яблоко» получает хорошие результаты. Март 2010 г., Тула — 11%, октябрь 2010, Себежский район (Псковская область) — 20,6%, март 2011 г., Кольчугинский район (Владимирская область) — 20,5%. Кстати, районы нетипичные для «Яблока».

Евгений Минченко: Как участвовать? Если вы против системы — идите в наблюдатели или члены избиркомов. Если не верите в справедливость федеральных выборов — участвуйте в региональных и местных: там в большинстве случаев уровень конкуренции выше. Занимайтесь самоорганизацией по месту жительства. Я уверен, что альтернатива жесткой властной вертикали может вырасти только на местах.

Максим Гликин: Тут поступают вопросы от читателей. Вопрос Сергею Митрохину от Алексея Попова из Ростовской области: «Яблоко» опять пойдет своим, неизвестно каким путем или таки наконец догадается объединиться с демократическими силами (или, точнее, лицами)? Готово ли «Яблоко» поступиться амбициями и сменить лидеров, если, к примеру, Прохоров придет и скажет: «Я костьми лягу, но проведу партию в Думу»?

И вопрос ко всем участникам от Natalia Rajamäki: «А кто-нибудь из российских политиков заинтересован в голосах бывших соотечественников, проживающих за рубежом, но сохранивших российское гражданство? Я лично только у Прохорова в блоге читала что-то подобное, мол, надо и их более активно привлекать к выборам. Другим политическим силам, по-видимому, миллионы голосов потенциальных избирателей попросту безразличны».

Сергей Митрохин: Вынужден прекратить свои выступления, так как еду на Манежку собирать подписи. ОВД «Китайгород» уже обещало нас там разогнать. Спасибо Сергею Станкевичу и всем, кто нас поддерживает. Еще раз мой тезис: единственный способ помешать фальсификациям — голосовать за оппозиционную партию. Таковых сегодня две — «Яблоко» и КПРФ. «Справедливая Россия» голосовала за продление президентских полномочий. Ее депутаты вносили поправки, затрудняющие проведение публичных акций. Она наряду с ЛДПР — одна из голов этой гидры под названием «партия власти». Так что вполне может получить вброс за прежние заслуги перед Путиным.

Максим Гликин: Спасибо Сергею Митрохину за подробные и аргументированные ответы.

Евгений, вот я живу в Москве. Здесь нет ни выборов мэра города, ни выборов глав районов, кого же мне выбирать, куда податься?

Евгений Минченко: Максим, КТОСы, ТСЖ — это как минимум.

Жалко, что Митрохин нас покинул. У него сейчас, я думаю, настроение должно быть получше. После похорон на этих выборах проекта «Правого дела» шансы «Яблока» на попадание в Госдуму несколько возросли.

Сергей Станкевич: Ответ для Natalia Rajamäki: в 2000-е гг. СПС специально работал с гражданами России, проживающими за рубежом, и они отдавали «правым» 70-80% голосов. Думаю, сейчас определенные усилия предпримет «Яблоко». Хотите помочь? Найдите «своих» через ФБ и помогите.

Максиму Гликину: Вот так, Максим! Вас послали в ТСЖ (в Ту же Самую Ж…).

Максим Гликин: Евгений, ТСЖ – это, по сути, теория малых дел. Вопрос – насколько эта тактика работает. И как скоро. То есть я по примеру Фишмана плюю на большие выборы и занимаюсь по вашему предложению своим домохозяйством, ожидая, что когда-нибудь там наверху переменится погода. Но дождусь ли при своей жизни?

Сергей Станкевич: А что касается «Яблока», то у него действительно уникальный шанс не только пройти в Думу, но и показать рекордный для себя результат. Общественное раздражение огромно. В Москве и Питере оно выльется в поддержку «Яблока» (иных уж нет).

Максим Гликин: Но «Яблоку» надо еще постараться, чтобы убедить, что это не сервильная партия и что она не только за малые социальные дела, но и за большие политические изменения.

Андрей Сидельников: Я не думаю, что у «Яблока» есть какие-либо шансы. Из-за скандала с «Правым делом» голоса приобретает, как ни странно, КПРФ. Что касается голосования за границей, в Англии наше движение постарается сделать все возможное, чтобы голоса не достались кремлевским партиям. Посмотрим, подхватят ли нас в других странах.

Сергей Станкевич Максиму Гликину: Меня порадовало и окончательно убедило то, что в списке «Яблока» появился Григорий Явлинский. Свободная стая знает этого матерого вожака:)) Это будет славная охота! Уверен, что никакой «сервильности» Явлинский не допустит.

Максим Гликин: «Вожаку» Явлинскому еще надо убедить «стаю», что он по-прежнему силен и готов что-то делать и что-то менять. А то некоторым (судя по прошлым выборам) показалось, что Акела промахнулся.

Сергей Станкевич: Если Акела и промахнулся, то не ушел в кусты, поджав хвост. Опыт-то у него тотальный. Надеюсь, что именно он сумеет полностью использовать уникально благоприятную ситуацию: впервые с конца 1990-х гг. у нас ОГРОМНЫЙ запрос на либерально-демократическую позицию во власти и только одна партия способна его удовлетворить. Во многом такая ситуация — стечение обстоятельств. Выбив с площадки «Правое дело», Кремль устранил раскол праволиберального электората и убрал «олигарха» как дежурное пугало для колеблющихся. Повторения такой ситуации придется ждать долго. Именно сейчас, именно «Яблоко» в состоянии привлечь в Москве и Питере до 15% голосов. Даже если их, как всегда, обворуют фальсификаторы, они проходят!

Андрей Сидельников: Не ушел в кусты? А как назвать последние 10 лет? Где был Явлинский все эти годы? Достали нам фигуру из нафталина и теперь говорят, что это оппозиция. Смешно, ей-богу.

Сергей Станкевич: Где он был 10 лет? Ну, наверное, думал, уроки извлекал, силы копил, готовился:) Представляете, сколько он сил скопил и как хорошо подготовился за десять-то лет? Вот сейчас он и пойдет в «последний и решительный». Нет, что вы там ни говорите, а это будет славная охота!

Максим Гликин: Андрей Осминин @ Ирина Ясина. Почему несовременно. Как раз в ногу со временем. Время пошло вспять (Back In The U.S.S.R) – и всё остальное туда же. Тогда протест (тех, кто уж очень хотел протестовать и не попасть в психушку) осуществлялся ногами, и сейчас, к примеру, Мосизбирком с ужимками и прыжками выражает недоумение. Современно? Безусловно! И Ходорковский современно сидит, и Магницкий современно умер.

Евгений Минченко: Возникла идея первого ролика «Яблока». Дарю! В стиле фильмов категории Б про кунфу: нарезка, как Явлинский, потерпев поражение, уходит в горы и там усердно тренируется.

Виталий Иванов: Добрый вечер! Присоединяюсь. Извините за опоздание. Пока читаю коллег.

Сергей Станкевич: К вопросу о манипуляциях. Манипуляторам не нужна явка ответственных граждан. Им нужно отсутствие прихода и контроля. Явку они припишут, результат нарисуют. А вот оспорить их «художества» будет некому, если все по вашему призыву останутся дома в тепле и уюте. Мой вариант: надо прийти и проголосовать дважды: сначала тайно, следуя формальной процедуре, а потом ОТКРЫТО, внеся свой голос (и паспортные данные) в партийный список на выходе из участка. Вот тогда и можно будет поставить на место фальсификаторов, которым никогда нельзя отдавать НАШЕ завоевание — институт свободных выборов.

Максим Гликин: Да, насчет результатов многолетних тренировок Явлинского. Он ведь уже провел съезд «Яблока» и там выступал. Кто-нибудь запомнил его выступление? Кто-нибудь слышал, о чем он говорил? А на съезд ведь цензуру не накладывали, показывали по ТВ.

Виталий Иванов: Мой прогноз не будет оригинальным. Никакой бойкот (в любом формате) не окажет существенного влияния на результат выборов. Можно испортить бюллетень, можно его забрать, можно вообще не явиться на участок и т. д. Но все это разновидности личного или тусовочного fun’а.

Сергей Станкевич Максиму Гликину: Ну я видел среди поздней темной ночи работу яблочного съезда. В целом все в хорошей спортивной форме. И хорошо, что не раскрылись сразу и не подставились. Рано! По правилам героев кунфу надо беречь главный удар для решающего момента. Так учил Явлинского старый монах Соловецкого монастыря:))

Дмитрий Орлов: Несколько соображений по заявленной теме и в связи с позициями участников дискуссии.

1. Идти на выборы — в классическом смысле, а не в смысле порчи бюллетеней — конечно, стоит. Что бы ни говорили о «карманном» характере парламентской оппозиции, есть как минимум две организации, к которым это обвинение, как мне кажется, не пристанет никогда: КПРФ и «Яблоко». Так что даже у самых последовательных противников власти есть выбор.

‎2. Порча бюллетеней — дело бессмысленное. Идти на выборы, чтобы испортить бюллетень, согласитесь, противоестественно. «Бунтующий человек» скорее не пойдет вовсе, чем пойдет портить бумагу. Кроме того, недействительные бюллетени просто вычитаются из числа голосов, которое будет учитываться при распределении мандатов. Наконец, МАКСИМУМ того, что удастся испортить, — 1,5% бюллетеней, а скорее всего таких бюллетеней будет около 1% (моя оценка).

‎3. Легитимность системы по большому счету теоретическая проблема, а парламент избирается здесь и сейчас.

4. Агитируя за абсентеизм/порчу бюллетеней, сторонники этой позиции убивают собственных будущих избирателей.

Виталий Иванов: Согласен с Орловым. Тому, кто не пойдет на выборы, нужно знать, что его поступок — тоже выбор. Это не только манифестация протеста или равнодушия, это еще и делегирование политического решения тем, кто пойдет. Обсуждение шансов «Яблока» и Явлинского — уж вы меня простите, коллеги, — напомнило хрестоматийные дискуссии схоластов о количестве ангелов, способных поместиться на кончике иглы.

Максим Гликин: Виталий и Дмитрий, все правильно, но логика бунтующего человека заключается в том, чтобы не играть по правилам, которые ему навязывают. То есть: да, если он испортит или не пойдет, он не окажет никакого статистического воздействия на исход выборов. Но он может сказать: «Зато я честен перед самим собой и своей семьей. Мне не стыдно признаться, что я не стал участвовать в этом цирке».

Виталий Иванов Максиму: Ок, пусть скажет. Никто не против.

Сергей Станкевич Дмитрию Орлову: Каковы шансы на то, что в избирательное законодательство будут внесены хотя бы очевидные «инновации» — обязательный видеоконтроль через веб-камеры зала выдачи бюллетеней и комнаты подсчета голосов; установление потолка приличия для досрочного голосования и открепительных талонов? Вроде поддержка президента Медведева для этих мер имеется. Пойдет ли на них думское большинство в целях пущей легитимности?

Виталий Иванов: Мотивация воздержания от голосования (или порчи/уноса бюллетеня) несущественна относительно результата этого воздержания. Политическое решение будет принято теми, кто придет и проголосует.

Максим Гликин Виталию: Раз уж возникло обсуждение шансов «Яблока» — а оно, кстати, уместно как альтернатива бойкоту для либералов — почему Вы считаете, что об этом бессмысленно говорить? То есть шансов никаких? Почему?

Виталий Иванов: В дискуссиях о выборах и их результатах явно непропорциональное внимание уделяется фальсификациям и спекуляциям на тему фальсификаций. Непропорциональное относительно реального значения фальсификаций на федеральных (да и на региональных) выборах. В действительности они никогда не имели и не имеют определяющего значения. Ими можно сделать результат немного «красивее» и «весомее» (догнать, например с 48% до 50%). Но не более.

Сергей Станкевич Виталию Иванову: Вообще-то рассмотрение шансов политических партий на предстоящих выборах с учетом реальной расстановки сил — это классика мировой политической аналитики, мало похожая на схоластические упражнения средневековых монахов.

Виталий Иванов Максиму Гликину:

1. Нет нового лидера, на котором не лежит груз провалов и поражений, нет ярких новых лиц.

2. Нет «фишек» (вроде глазьевской природной ренты у «Родины»-2003 или «Путина в президенты» у СПС-1999).

3. Нет избирателей — см. любую социологию.

Сергею Станкевичу: Да, классика. Как и схоластика. Есть реальный расклад, который имеет смысл обсуждать. И есть «Яблоко», представляющее лишь академический интерес.

Сергей Станкевич Виталию Иванову: Возможно, повышенное внимание к теме фальсификаций связано с тем, что даже очевидные меры общественного контроля за процедурами голосования и подсчета голосов игнорируются (см. выше). Если контроля избегают, значит, это зачем-то нужно партии большинства.

Виталий Иванов Сергею Станкевичу: КПРФ на моей памяти дважды организовывала «параллельный подсчет голосов» на федеральных выборах. Оба раза публикация данных не была даже доведена до конца, поскольку они «слишком» совпадали с официальными.

Дмитрий Орлов Сергею Станкевичу: Новации вносятся постоянно, и на этих выборах будет много нового, в том числе в техническом смысле. Но дело не только и не столько в этом. А в том, что фальсификации — статистически незначимая проблема. То есть массовых фальсификаций не было и нет. Как их осуществлять? Есть наблюдатели. Есть члены комиссий от оппозиционных партий. Конечно, есть «регионы с особой электоральной культурой», как называет их Дмитрий Орешкин. Например, Кавказ. Это все. Остальное — от лукавого. Говорю об этом ответственно, как сопредседатель общественного совета «Честный выбор». Медийное влияние на избирателя до дня голосования — это совсем другое дело. Но не надо отождествлять его с фальсификациями, тем более массовыми.

Давайте вспомним волну по поводу «массовых фальсификаций», поднятую оппозицией в 2009 г., реальные иски по конкретным округам. И реакцию Медведева на это. Подтверждение нашли всего несколько десятков случаев. А должны были — тысячи и десятки тысяч. Надо понимать реальный масштаб того, что происходит.

Сергей Станкевич Виталию Иванову: Ну хорошо, что хоть академического интереса «Яблоко» удостоилось. Лиха беда начало:) Совсем новый лидер этой партии скорее повредил бы. А вот новые лица в лидерской группе, согласен, могли бы помочь. Фишка у «Яблока» есть — предложение о передаче гражданам пустующей земли (восходящее, кстати, к популярному ныне Столыпину). При хорошей упаковке и подаче эта идея может вызвать симпатию в электорате. Вот с деньгами, конечно, у «Яблока» трудно. Но что мешает им обратиться к Прохорову?

Виталий Иванов Сергею Станкевичу:

1. Земля — тема интересная, но отнюдь не для всех. Подавляющему большинству граждан земля не нужна. На ней же нужно работать (и тяжело!), строить чего-то, т. е. в нее необходимо вкладываться. На это готово меньшинство, и это меньшинство свою какую-то землицу уже правдами-неправдами заимело.

2. Прохоров теперь никому ничего не даст.

Максим Гликин Иванову и Орлову: Те, кто говорит о массовых фальсификациях, не могут предъявить соответствующих доказательств. Но и те, кто утверждает, что накрутить можно максимум 2-3-4%, ссылаются на личные наблюдения, что также не является объективным фактом. То есть история с фальсификациями темная, как и любая латентная преступность: то ли есть, то ли нет, то ли большой объем, то ли малый — можно судить лишь по косвенным признакам.

Виталий Иванов Максиму: Темная. Но все пытаются ловить черную кошку в темной комнате. Точнее, рассуждать о ней.

Сергей Станкевич Дмитрию Орлову: Существует реальная проблема фиксации, документирования и последующего доказывания фальсификаций в судах. Если вся избирательная система враждебна контролю и лояльна одной партии, хорошо, что хоть какие-то факты нарушений попадают в суды. Что мешает устранить кривотолки, введя публичный видеоконтроль с помощью веб-камер? Затраты минимальны, эффект с точки зрения укрепления доверия к госинститутам огромный. Ну и еще некоторые меры помогли бы снять напряжение (ограничение досрочного голосования, открепительных талонов и выносных урн, скажем, 1-2% от числа избирателей).

Михаил Фишман: Виталий Иванов пишет: «Политическое решение будет принято теми, кто придет и проголосует». Это или ошибка, или сознательное искажение картины. Разумеется, те, кто придет на выборы, никаких решений не принимают. Решения давно приняты за них и с ними не обсуждаются. Владимиру Путину состав следующей Думы уже известен персонально, по фамилиям. А если нет, то может быть ему по щелчку доложен. Ну, плюс минус там пять-десять имен, не важно. Тем, кто придет на выборы, предлагается лишь согласиться с этими решениями и в праздничной обстановке парафировать их. Потому что есть мнение, что этот ритуал придает этим решениям легитимность.

Виталий Иванов Михаилу Фишману: Индивидуальное политическое решение — это в том числе признание действующей власти и согласие с нею. Или непризнание и несогласие. Оно оформляется голосованием. Общее политическое решение принимается (определяется) по принципу большинства на основании данных голосования.

Сергей Станкевич: Сам вопрос «идти ли на выборы» и различные варианты бойкота возникают по двум причинам: узкое (искусственно урезанное) партийное «меню» и устойчивое убеждение, что «все равно обманут». Может ли власть просто пожать плечами и сказать абсентеистам «обойдемся и все решим без вас»? Теоретически — да. Тем более что и политологи ей это советуют. Но для ответственной политической силы такая позиция как минимум недальновидна. Собственно, единственный ресурс, позволяющий власти властвовать, — это доверие граждан. Если доверие убывает, его приходится замещать насилием. Куда это ведет, мы знаем. До кризиса не скоро дойдет? На наш век всего хватит? Нам ли, прожившим последнее 20-летие, тешить себя подобным самообманом?

Максим Гликин: Виталий написал: «Общее политическое решение принимается (определяется) по принципу большинства на основании данных голосования». В теории абсолютно верно. Как и то, что вопросы начала войны или передела границ между регионами решает Совет Федерации. Но мы же знаем на самом деле, кто решает на практике. Один из вопросов дискуссии, собственно, в том, как теорию приблизить к практике.

Сергей Станкевич: «Своим» — практика, оппонентам – теория.

Виталий Иванов Сергею Станкевичу: Никто не говорит «обойдемся и решим без вас». Речь о другом. Власти абсентеисты говорят, мол, «решайте без нас». А власть старается не допустить роста абсентеистских настроений и работает на явку. Вспомните, и в 2003-2004 гг., и в 2007-2008 гг. проводились целые кампании по повышению явки.

Михаил Фишман Виталию Иванову: То, что Вы описываете, — признание и согласие с властью — не является выборами. Тут больше подходит слово «присяга». А что касается непризнания или несогласия, то они на этих выборах невозможны. Так что эти выборы — референдум без возможности сказать нет. А данные голосования в виде конкретных фамилий, повторю еще раз, уже лежат в виде списков у ответственных чиновников на столах.

Виталий Иванов Михаилу Фишману:

1. «Данные голосования» (Вы имеете в виду списки будущих депутатов) может высчитать любой вменяемый аналитик посредством сопоставления партийных списков (они публикуются) и электоральной социологии (она вполне доступна).

2. Сказать власти «нет» на этих выборах можно. Проголосовав за КПРФ, СР, ЛДПР и т. д.

3. Любые выборы можно проинтерпретировать как референдум. Абсолютно любые.

Максиму Гликину: Мы также знаем, что у ЕР объективно самый высокий рейтинг. С этим не спорит решительно никто. Подтвердит и «Левада-центр», и «Циркон».

Дмитрий Орлов Сергею Станкевичу: Никто не мешает ничего устанавливать, от КОИБов до веб-камер. Более того, они и устанавливаются. Проблема в том, что есть люди, которые не хотят говорить о количестве КОИБов или веб-камер, о процедуре наблюдения и проч. Они говорят: выборы ЗАВЕДОМО сфальсифицированы, а власть ИЗНАЧАЛЬНО нелегитимна.

Максим Гликин Дмитрию Орлову: Эта дискуссия, собственно, для тех, у кого нет в голове этих «заведомо» и «изначально». Но вот насчет тех же КОИБов и КЭГов — они будут задействованы на статистически незначимом числе участков. Так решили законодатель и ЦИК. И у меня действительно есть вопрос, почему спустя 10 лет с начала «электрификации» подсчета голосов это все еще «в порядке эксперимента» — http://www. vedomosti.ru/newspaper/article/266937/ruchnoj_podschet

Дмитрий Орлов Максиму Гликину: Оценки фальсификаций в 2-4% основаны на технических расчетах и данных протоколов. Дмитрий Орешкин в свое время говорил о 6%. Никто из серьезных специалистов, занимающихся статистическим анализом избирательного процесса, о больших масштабах не говорил. Естественно, все это оценки.

Михаил Фишман Виталию Иванову: Нет, увы, нельзя сказать власти нет, голосуя за КПРФ и ЛДПР. Привожу пример. Москва, 2009 г., выборы — те самые, что завершились скандалом в Думе. Корреспондент Newsweek Маша Железнова работает членом ТИК (от СР). Видит — и все видят! — вброс в пользу ЕР. Возмущается и протестует. За ее отстранение голосуют члены ТИК и от ЛДПР, и от КПРФ. Про это потом был написан и опубликован текст. СР? Пожалуй, сегодня это возможная форма протеста. Но тут, опять-таки повторюсь, каждый просто решает сам, как ему приятней. На уже известный чиновникам результат форма протеста не повлияет.

Виталий Иванов: 6% — завышенная оценка.

Дмитрий Орлов Виталию Иванову: Полностью согласен по поводу параллельного подсчета КПРФ. Как только проводится серьезная, методологически выверенная общенациональная кампания (как в случае с КПРФ, в которой есть серьезные специалисты и которая располагает качественными сетями), данные совпадают с данными ЦИК до процента и даже долей процента. Поэтому компартия и перестала такие кампании проводить.

Максим Гликин: Дмитрий, насчет расчетов и оценок масштаба фальсификаций. Хорошо бы их напомнить (сделать ссылки) более широкому кругу — здесь или позже, на другой площадке. А то мало кто это помнит и знает. Мы, естественно, не говорим о тех, кому цифры и факты для оценки системы уже не нужны.

Виталий Иванов Михаилу Фишману: Стоит разводить позиции партии и отдельно взятых партийцев (и привлеченных партиями специалистов) и официальное позиционирование партий. С точки зрения последнего, ни КПРФ, ни ЛДПР не являются партиями власти. Поэтому голосование за них есть голосование против власти. Да, по факту в дальнейшем ни та, ни другая не используют выданные им протестные мандаты и наполовину. Но это не значит, что протестные мандаты не были им выданы.

Михаил Фишман: Поясните, Виталий, они просто стесняются развернуться по полной? У них самоцензура? А власти исходят из того, что это полноценная оппозиция?

Максим Гликин: Виталию о КПРФ и ЛДПР. Да, протестные мандаты им выдают, в основном протестные. Но думающий человек, например Михаил, размышляя о своем выборе, вполне законно не хочет выдавать им свой протестный голос, ибо имеет веские основания не считать их реальной оппозицией.

Виталий Иванов Михаилу Фишману: Я не понимаю, что такое «полноценная оппозиция». Те, кто против действующего режима в принципе, отрицают его легитимность и право на существование? Или те, кто за коррекцию курса в рамках действующей системы? На мой взгляд, с электоральной точки зрения не стоит вопрос о полноценности/неполноценности. Есть официальные позиционирования. Можно им верить или не верить. Дело выбора. КПРФ заявляет, что она-де — оппозиция. Вы (не Вы лично, а абстрактно) можете ее таковой не считать. Но свои 8-10% она получит. За счет тех, кто в ее оппозиционности более-менее уверен.

Максиму: См., пожалуйста, мой ответ Михаилу.

Максим Гликин Виталию Иванову: Проблема в том, что если КПРФ и ЛДПР, допустим, решат быть оппозицией не понарошку, то есть будут нарушать неформальные запреты сверху – ну, например, стали бы во время кризиса организовывать большие протестные акции (а тогда это было проще) — их в другой раз на выборы не пустят. Или развалят, как развалили бы КПРФ, если бы Зюганов по душам не поговорил и не пошел на какие-то уступки. Вот и получается развилка: или ты участвуешь в выборах, или ты — оппозиция.

Виталий Иванов: Максим, мы говорим о разном. Я — о публичном позиционировании партий и отношении к нему избирателей en masse. Вы — о текущей политической практике в общем и в разрезе деятельности отдельно взятых партий.

Михаил Фишман Виталию Иванову: В этом нет никаких сомнений. Некоторые даже будут думать, что говорят таким образом нет. Верните графу «Против всех» (не Вы лично, разумеется, я тоже абстрактно, в воздух), вот тогда это — нет, вряд ли это голосование станет выборами, — но хотя бы будет похоже на референдум.

Виталий Иванов Максиму и Михаилу: Вы, насколько я мог убедиться, не верите в оппозиционность КПРФ и, соответственно, не считаете голосование за нее голосованием против власти. Ваше право. Никто на него не посягает. Но сотни тысяч избирателей поверят. И проголосуют.

Михаилу Фишману: Голосование против всех — экзотика с точки зрения мировой электоральной практики. Впрочем, лично меня компаративистские аргументы никогда не убеждали. Тут другое важнее и интереснее. «Против всех» невозможно конвертировать в мандаты (в смысле — места в парламенте). В чем тогда практический смысл? Ведь по итогам голосования нужно именно распределить мандаты.

Сергей Станкевич Дмитрию Орлову и Виталию Иванову: Значительная часть электората считает, что ее лишили выбора, искусственно сократив количество партий, допущенных к избирательной кампании. Эти неглупые люди полагают, что им, оппозиционно настроенным, говорят некие большие начальники: «Вы против правящей партии? На здоровье. Вот вам КПРФ — самовыражайтесь. Вам мало? Ладно, вот вам еще СР. И этого мало? Ах, вы ПАРНАС хотите увидеть в бюллетенях? На это мы пойтить не можем. Этого мы вам не позволим — не доросли, вы недостаточно ответственные граждане. Сначала покажите нам, что вы созрели, тогда мы, посланные вам свыше, может, и добавим в бюллетень парочку-другую партий. А пока берите то, что есть. Или отойдите от прилавка». Вот такой, понимаете, сигнал, такой месседж. Понятно, что этому посланию можно придать благопристойную политологическую упаковку. Но суть-то всякому думающему понятна.

Михаил Фишман: Да, и что касается полноценной оппозиции. Нет, она вовсе не обязательно призывает к бунтам и свержению властей. Но она по крайней мере не молчит, когда у нее на глазах у нее самой отнимают голоса — как я это продемонстрировал на известном примере. Настоящая оппозиция (условие не достаточное, но необходимое) не мыслит себя слугой, которого допустят к барскому столу, после того как хозяева пообедают. А та, которая мыслит, точно неполноценная. В этом я убежден.

Сергей Станкевич: Кстати, если оценка возможных манипуляций с голосами близка к 6% (надо уточнить у тех, кто глубоко считал), а проходной порог — 7%, то тогда фальсификация прямо влияет на состав законодательного органа.

Виталий Иванов Михаилу Фишману: С точки зрения электоральности вопрос в том, чтобы в позиционирование указанных партий как оппозиционных верило социологически (и политически) значимое количество избирателей. Верите Вы или я, не имеет значения. А социология показывает, что избиратели им вполне верят. Что тут еще добавить?

Рассуждения о 6%-ной фальсификации пусть останутся на совести тех, кто вбрасывает подобные оценки в публичный дискурс. Кстати, по моим наблюдениям, никто из тех, кто рассказывает о «массовых фальсификациях», никогда на выборах не работал, а если работал, то не в «поле». То есть, проще говоря, не знает, о чем говорит.

И о ПАРНАСе. Насколько я помню, лидеры и активисты этой «партии» многократно высказывались о нелигитимности действующей власти, ее политической практики, партийной и избирательной системы. Прежде чем ставить вопрос о том, почему их не пускают на выборы, следует спросить: зачем они вообще пытаются в них участвовать? Нельзя служить двум богам.

Сергей Станкевич: Формула власти по Виталию Иванову: сохраняй у «социологически значимой» части электората иллюзию удовлетворительного выбора — и властвуй.

Максим Гликин: Виталию о фальсификациях. Важно то, что все признают, что фальсификации возможны и имеют место (вопрос лишь в объемах-процентах прибавки для единороссов). А раз возможны и происходят, это подтачивает легитимность института выборов.

Виталий Иванов Сергею Станкевичу: Вы это сказали. Я такого не говорил.

Максим Гликин Виталию о ПАРНАСе. Допустим, политик заявляет о нелигитимности выборов. А потом попробовал проверить — а вдруг что-то в системе изменилось? И решил в выборах поучаствовать. Что же, надо его за это изругать, а на выборы не пустить? И от этого они станут легитимнее?

Виталий Иванов: Фальсификации совершаются везде и всегда. В том числе не по злому умыслу, а по ошибке. Вопрос в том, как к этому относиться. Я бы предложил избитую, но все ж вполне себе уместную формулировку «неизбежного зла». Подчеркиваю: НИКТО еще НИ РАЗУ не доказал, что фальсификации на каких-либо российских выборах привели к принципиальному искажению волеизъявления избирателей. (Важная оговорка: я не имею здесь в виду выборы в одномандатных округах и разных мелких территориальных образованиях — автономных округах, муниципалитетах и проч.)

Сергей Станкевич Максиму Гликину: Если бы правящая партия была полностью уверена, что фальсификации ничтожны по объему, все избирательные участки уже были бы в веб-камерах и КОИБах. МНОГОЛЕТНИЙ саботаж электронизации избирательных процедур — косвенный, но очень красноречивый показатель того, что руководящей и направляющей силе есть что скрывать. Разумеется, не от нас с вами — от политически значимой части избирателей.

Максим Гликин: Сергей, полностью с Вами согласен. Это очень важный признак. Виталий, никому не будет позволено добиться во многих судах пересчета голосов, чтобы на федеральном уровне доказать массовый обман. Добивались лишь кое-где. Но уже на уровне региона подобное было — в Туве, например, состав парламента определялся в судах.

Виталий Иванов Максиму Гликину:

1. Легитимность выборов определяется не составом их участников, а количеством пришедших на участки избирателей и чистотой электоральных процедур.

2. Допустить можно, но только для начала было бы неплохо дождаться от него как минимум дезавуирования прежних наветов. Утром деньги — вечером стулья.

Максим Гликин: Виталий, о легитимности выборов. Если на выборы пустят только партию власти и, допустим, какого-нибудь ее сателлита, а всех прочих не пустят (допустим, как в Туркмении), будут ли и такие выборы легитимны?

Виталий Иванов: Камеры и т. п. — очень дорогостоящие и технически сложные штуки. В регионах зачастую нет кадров, чтобы нормально ГАС «Выборы» обслуживать. Повсеместное внедрение камер и т. п. было бы оправданно, если бы мы имели доказательства тех самых «массовых фальсификаций». Их не представила за 10 лет даже КПРФ, хотя обещала. Случаи, когда суды «корректировали» результаты выборов, не столь уж редки и незначительны. Был прецедент по думским выборам 2003 г. и т. д. Ваш пример с Тывой доказывает, что с фальсификациями можно бороться, если заниматься этим всерьез, а не просто горланить (последним оппозиция нередко злоупотребляет, одновременно экономя на наблюдателях, юристах и проч.).

Максиму: Если явка превысит необходимый минимум и процедуры будут в общем и целом соблюдены, то выборы следует считать легитимными. Голосуя, вы автоматически соглашаетесь с предложенным списком кандидатов (партий, блоков).

Сергей Станкевич Виталию Иванову: Может, ввести в процедуру регистрации партий в Минюсте обязательный обряд покаяния за «прежние наветы»? На мой взгляд, лучший ответ власти на выпады оппозиции по поводу нелегитимности выборов таков: вот вам регистрация партии, вот вам электоральное поле, ступайте, пашите и докажите, что вам верит политически значимая часть избирателей. Не докажете — грош цена вашей риторике. Переквалифицируйтесь в управдомы. Если крутых критиков просто не допускать к выборам, у некоторой части избирателей возникнет подозрение, что «критиканов» кто-то боится.

Виталий Иванов: Кстати, я не уверен, что установка камер согласуется с принципом тайного голосования.

Сергей Станкевич Виталию Иванову: Конечно, согласуется. Мы же не в кабинках камеры устанавливать собрались. Камеры нужны в зале выдачи бюллетеней и в комнате для подсчета голосов.

Виталий Иванов Сергею Станкевичу:

1. «Обряд» вводить не стоит. Достаточно фиксировать данное правило на уровне политического (и правового) обычая.

2. Электоральное поле — не помойка и не балаган. Нельзя пускать туда тех, кто заранее отвергает существующие правила и заранее же ставит под сомнение результат. «Он превратит молитву в фарс».

3. Мало ли у кого какие возникают «подозрения». У нас есть немало людей, которые верят, что их «КГБ облучает» или что «миром правят жидомасоны». Это тоже учтем?

Хорошо, вопрос по камерам снят. Хотя я все равно не очень понимаю, где найти столько денег на установку оборудования, обучения необходимого персонала, последующую обработку и хранение данных и проч.

Сергей Станкевич Максиму Гликину: Должен признать, мне нанесен тяжелый удар. До сих пор я ругал сторонников бойкота, всяческих уклонистов и абсентеистов, звал всех прийти на выборы, ибо нельзя ни под каким предлогом сдавать этот фундаментальный институт. И вот дождался. Мне говорят: «Голосуя, вы автоматически соглашаетесь с предложенным списком кандидатов (партий, блоков)». Виталий Иванов. Вот те на! Я не согласен с этим списком, считаю, что это «навязанный ассортимент» как в советском сельпо (водка, мыло, хлеб и папиросы), а мне заявляют: «Не-ет, батенька. Проголосовал? Значит и списочек-то одобрил. И большинство его автоматически одобрило. Стало быть, ничего в списке менять не надо». Что ж делать-то? Как мне, политически незначимому, и на выборы прийти, и со списком не согласиться, а?

Виталию Иванову: Электоральное поле — не помойка, согласен. Но правила допуска на это поле должны быть ИСЧЕРПЫВАЮЩИМ ОБРАЗОМ прописаны в законе. Если этот вопрос отдан на благоразумное усмотрение некой скрытой от публики группе посвященных лиц, которая сначала решает (пустить — не пустить), а потом легализует это решение в «законной» форме, что убережет нас от приватизации власти? Впрочем, я согласен также и с тем, что развитая политическая культура должна включать неписаные правила и нормы, молчаливо признаваемые приличными людьми. Но без полноценной политической практики — откуда взяться политической культуре?

Михаил Прохоров: Я участвовать в этом не буду, голосовать не за кого.

Максим Гликин: Виталий написал: «Электоральное поле — не помойка и не балаган. Нельзя пускать туда тех, кто заранее отвергает…» Может, ввести это правило в закон о партиях? Чтобы было понятно, за что на самом деле им не дают регистрации. Чтобы истинные причины отказа называли в Кремле и Минюсте, а не ссылались лукаво на «мертвые души».

Виталий Иванов: Максим, может, и стоит. Хотя я (как юрист) не вполне понимаю, как это вместить в юридические формулировки.

Максим Гликин: Виталий, очень просто. Причины отказа в регистрации. Пункт 11. Попытка дискредитации исполнительной власти и/или избирательной системы. («За антисоветскую пропаганду»). Так, ей-богу, честнее.

Сергей Станкевич: Виталий, а лично вы видите возможность расширения списка зарегистрированных партий? Дайте, пожалуйста, прогноз: какие новые партийные структуры будут востребованы в российской электоральной практике? Может, и другие авторитетные политологи поделятся прогнозами…

«Ведомости»: Уважаемые участники дискуссии и читатели, на этом мы объявляем об официальном закрытии дискуссии. К сожалению, по независящим от нас причинам Михаил Прохоров до сих пор не ответил на адресованные ему вопросы, но если он все-таки найдет для этого время, мы обязательно их опубликуем в ленте этой дискуссии и в отдельном сообщении. Всем огромное спасибо за интересное обсуждение, вопросы и комментарии. Хорошего вам дня!

Михаил Прохоров: С удовольствием отвечу на эти и другие вопросы, но чуть попозже. Наберитесь, пожалуйста, терпения.

Возлюбленная воина читать онлайн Моника Маккарти (Страница 15)

Это было круглое каменное сооружение диаметром примерно двадцать пять футов, с очень толстыми стенами, находившееся на возвышенности посреди ровной болотистой местности. Когда-то ее стены достигали высоты тридцать футов, но верхняя часть башни и крыша давно разрушились. Однако с новой деревянной крышей и достаточным количеством торфа для очага она была хорошим укрытием от зимней стужи и дождей. Конечно, живущие в ней люди будут лишены определенных удобств, но это сущие пустяки по сравнению с тем, что им предстоит в следующие месяцы.

Расположение крепости было идеальным. Она находилась недалеко от Данвегана, но окружающая местность делала ее труднодоступной. Люди туда не забредали. Люди вообще часто избегают странных вертикально поставленных камней и пирамид, которых немало встречается в Англии и Шотландии, а жители островов старательно обходили развалины старой крепости, считая, что они населены духами. Предрассудки помогут тайной армии Брюса остаться незамеченной.

Хотя представлялось маловероятным, что воинов здесь обнаружат, Тор собирался проявлять крайнюю степень осторожности. Слишком много было поставлено на карту. Тем более учитывая недавние нападения на Данвеган. Пока не станет ясно, кто за этим стоит, следует исключить любой риск.

Он не колеблясь доверил бы свою жизнь любому воину из отряда личной стражи — и не раз это делал, — но все же не изменял своей обычной практике и сообщал каждому их своих людей только то, что ему следовало знать. В данный момент, поскольку капитан стражи Мердок гонялся за его блудным братом Торквилом, в распоряжении Тора были личный советник Фергус, сенешаль Руайри и оруженосец Колин. Правда, с завтрашнего дня Колин будет сопровождать Джанет, которая станет готовить еду для воинов и привозить ее в крепость.

Если и существовала женщина, которой он мог полностью доверять, то это была Джанет. Они знали друг друга с детства. Тор танцевал на ее свадьбе с его молочным братом и оруженосцем и вместе с ней горевал после его смерти. Совместное горе неожиданно сделало их любовниками. Это устраивало обоих, и если бы не скоропалительный брак Тора, продолжалось бы и дальше. Женщина была ласковой, уютной и ничего от него не требовала.

Он отлично понимал, что теперь их любовным отношениям пришел конец, хотя затруднился бы объяснить почему. Брак вроде бы не мешал присутствию любовницы. В этом не было ничего необычного. Джанет приняла изменение обстоятельств с тем же здравомыслием, которое ранее свело их вместе. Если она и сожалела об окончании их связи, то никак этого не показывала. Вот бы его жене научиться так же хорошо скрывать свои чувства. Дружеские отношения, некогда легко ставшие любовными, теперь с такой же легкостью опять стали дружескими.

Как только начали прибывать воины, Тор занял их работой — сбором леса для крыши и добычей торфа.

Эго было своего рода испытание. Физический труд был призван не унизить элитных воинов, а поставить их в одинаковое положение, научить работать вместе, стать командой. Одних из прибывших воинов Тор отлично знал, других увидел впервые в жизни, но уже сейчас мог сказать, что они станут отрядом, равного которому нет.

Тор всегда предпочитал работать один, полагаться только на себя, вот и в бою всегда действовал как одиночка. С этими людьми все оказалось сложнее. Большинство из них были вождями или предводителями больших групп людей, привыкшими отдавать приказы, а не подчиняться им, и всегда окруженными свитой. Он не знал, что заставило их согласиться на прохождение курса тренировок. Наверняка у каждого были свои причины для прибытия на Скай. Тор знал, что некоторые из воинов тесно связаны с Брюсом, да и сама идея тайной армии, судя по всему, многим показалась интригующей, как, собственно говоря, и ему самому. Можно было предположить, что сыграла роль его репутация непревзойденного наставника. Но будут ли эти люди выполнять приказы — вот в чем вопрос.

Он предполагал, что прошло уже много лет, с тех пор как Лахлан Макруайри последний раз держал в руках лопату и копал землю. Вряд ли он помнит, что топором можно не только разить врагов, но и срубить дерево. Однако гордый вождь, который, если бы не был незаконнорожденным, вполне мог вступить в соперничество со своим кузеном Макдоналдом за корону древнего Королевства островов, получив топор и лопату, никак не выдал своих чувств. Но столь явная готовность подчиняться не обманула Тора. Макруайри будет выжидать.

Только один человек сразу отказался выполнять его приказ. Это был сэр Алекс Сетон, младший брат близкого друга Брюса. Этот англичанин имел все внешние атрибуты своих соотечественников, начиная от превосходной кольчуги, богато украшенного шлема и плаща с вышитым гербом и кончая высокомерной уверенностью в собственном превосходстве. Но, по крайней мере, высокомерный англичанин быстро учился. Когда он посчитал недостойным для себя добычу торфа, Тор приказал ему копать яму для отхожего места или убираться восвояси.

Не сомневаясь, что сэр Алекс тут же прыгнул в лодку и отбыл к родным берегам, Тор часом позже с удивлением обнаружил, что тот все еще копает, а его кольчуга, шлем, роскошный плащ и щит аккуратно сложены рядом.

— Вряд ли тебе понадобится здесь все это, — сказал Тор, кивнув на его одежду.

Он воткнул свою лопату в землю, чтобы копать вторую яму.

— Я рыцарь, — гордо ответствовал англичанин, — и должен выглядеть как рыцарь.

Поскольку Сетону никак не могло быть больше двадцати одного года, Тор, мог бы поспорить, что рыцарем парень стал совсем недавно.

— Ты был рыцарем, — сказал он. — А здесь ты один из моих людей, ничего не знающий и не умеющий, пока не доказано обратное. И мне наплевать на твой рыцарский кодекс. — Тор одарил парнишку тяжелым взглядом. — Ты хорошо понимаешь, что от тебя потребуется? На что ты подписался?

Молодой человек так сжал губы, что они побелели, но кивнул. Он, конечно, согласился, но всем своим видом выражал негодование.

— Одеваться ты можешь как хочешь, — сказал Тор, сделав пренебрежительный жест в сторону аккуратно сложенной одежды, — но сам быстро поймешь, что для тренировок кольчуга слишком тяжела и громоздка.

Он предполагал, что Сетону придется нелегко, и не потому, что в его жилах течет английская кровь, а потому, что он слишком молод. Макгрегор и Маклин тоже молоды, но все же на пару лет старше этого мальчишки. Остальные примерно такого же возраста, как и Тор.

Они работали рядом в полном молчании. Тор заранее решил, что не станет поручать людям, то, что не будет делать сам. Когда работа была завершена, Тор предложил Сетону выпить эля из кожаного мешка, который имел при себе. Парень с благодарностью взглянул на наставника и, утерев пот со лба, сделал несколько больших глотков.

Тор внимательно смотрел на юношу. Он был высок, но еще по-мальчишески костляв, носил меч и шотландский кинжал.

— Итак, в каком искусстве ты достиг наивысшего мастерства? — задумчиво спросил Тор.

С остальными все было более или менее ясно. Одни имели устойчивую репутацию, у других выбор оружия или внешний вид говорили сами за себя. Достаточно было одного взгляда на Робби Бойда, чтобы понять, почему он считается самым сильным человеком в Шотландии и признанным мастером рукопашного боя. Он был словно выкован из железа.

Сетон покраснел.

— Я хорошо владею клинком.

Тор нахмурился. Хорошо? Все рыцари хорошо владеют клинком.

— Тогда зачем ты здесь?

— Чтобы учиться. Мой брат, сэр Кристофер, хотел приехать, но Брюс и слышать об этом не пожелал.

Сэр Кристофер был женат на сестре Брюса.

— И Брюс послал вместо него тебя.

Тору было искренне жаль мальчишку — ему придется несладко. Молодой, англичанин, да еще не имеющий никаких талантов.

— Учти, мне все равно, кто тебя послал. Никаких поблажек не будет.

Англичанин надменно выпятил подбородок.

— Я знаю. Мне они и не нужны.

— Не жди хорошего отношения со стороны твоих… товарищей по тренировкам.

Юноша уставился на наставника с упрямой решимостью.

— И это мне известно.

Тор молча кивнул и ушел, понимая, что решимость парня подвергнется суровому испытанию.

Он пошел дальше по крепости, чтобы проверить, как идут дела. В основном все шло хорошо. Кирпичи из торфа были сложены для просушки, а люди были заняты обработкой балок для потолка. Морской опыт Максорли не ограничивался судовождением или плаванием. Он также знал, как строить суда и орудовать боевым топором. Оба искусства пригодились в строительстве потолка.

Несмотря на весьма неплохое начало, Тор не ждал ничего хорошего. Он понимал, что все трудности начнутся, когда люди возьмутся за мечи.

Эта группа была не похожа на все те, которые он раньше тренировал. То, что обычно объединяет людей — узы крови и клана, — разъединяло тех, кто сейчас приехал сюда. Удастся ли ему сделать братьев из заклятых врагов?

А пока двое из его команды уже молотили друг друга. Хотя еще только кулаками. Но Тор не сомневался, что скоро дело дойдет и до оружия.

А он-то считал, что доходчиво объяснил людям свое главное правило: никаких драк между собой. Придется напомнить.

Рассвирепев не только из-за отсутствия дисциплины, но и из-за откровенного пренебрежения к его приказам, Тор набрал из ближайшей речушки ведро ледяной воды и выплеснул на дерущихся. Временный шок — вот что ему было нужно. Оба мужчины были крупными и сильными, но он скрутил руки Макгрегора за спиной и оторвал его от Кемпбелла. Он испытывал большое искушение швырнуть обоих драчунов в ручей, но воздержался.

Тор отбросил от себя знаменитого лучника. Макгрегор стряхнул с волос воду и набычился, собираясь опять броситься в драку.

— Я бы не советовал, — тихо сказал Тор. — Он тебе понадобится в течение ближайших месяцев.

Мужчины еще не знали об этом, но они только что стали напарниками.

Макгрегор сплюнул и вытер кровь с разбитого носа.

— Сперва ад замерзнет, прежде чем Макгрегору понадобится выскочка вроде Кемпбелла.

Макгрегор, представитель гордого и очень древнего рода, имел среди предков королей, и его голос буквально звенел от высокомерного презрения.

Младший брат Нилла Кемпбелла вскочил на ноги. Артур был лучшим разведчиком в Шотландии, но, к сожалению, до недавнего времени работал на англичан — назло семье. Вместе с Макруайри он мог бы с успехом вести тщательное наблюдение за противником. Пока у Тора сложилось впечатление, что это спокойный и замкнутый человек.

— Выскочка, говоришь? А ты кто такой? Представитель гордого клана, потомок королей, но не имеющий ни власти, ни влияния. Как низко можно пасть! Но если ты будешь хорошо себя вести, я, может быть, при случае брошу тебе кость. — Его губы презрительно скривились. — Или ты боишься, что я тебе опять пущу кровь? Испорчу смазливое лицо?

Лучший шотландский лучник, Грегор Макгрегор прославился среди женщин своим классически красивым лицом. Тору было даже немного жаль бедолагу. Такая репутация для воина — сущее проклятие.

Макгрегор заревел и сделал шаг к своему врагу, но Тор схватил мужчину за шиворот и остановил.

— Хватит, — сказал он и повернулся к Кемпбеллу. — Я говорю обоим.

Оглянувшись, он увидел, что остальные собрались неподалеку и наблюдают. Вот и хорошо. Значит, его слова услышат все.

— Я предупреждал: никаких драк. Это относится к каждому. Мне все равно, если ваши семьи враждовали веками или отец одного из вас убил отца друтого. Все это здесь не имеет значения. Какая бы вражда ни существовала между вами, она отныне забыта.

Макруайри с размаху воткнул лопату в землю. Его темные глаза были полны угрозы и вызова.

— Это относится и к тебе, вождь? — спросил он.

От Тора не укрылся сарказм в голосе врага, и он с трудом подавил желание одним ударом сломать ему челюсть. Тор не был их вождем и никогда им не станет. Только Максорли знал, что не он будет командиром тайной армии, когда обучение закончится. Остальным было лучше оставаться в неведении. Пусть в будущем он не будет ими командовать, но в течение следующих нескольких месяцев будет, и к нему относятся те же правила, что и ко всем. Ему это, безусловно, не нравилось, но пока тренировки не окончатся, он будет считать Макруайри своим братом. Ну а потом…

— Безусловно, — сказал он, глядя Макруайри прямо в глаза. — Учитывая то, что мы собираемся сделать, иначе и быть не может. Если нам будет сопутствовать удача, это будет величайшая армия, когда-либо известная миру. Мы соберем вместе все достижения Шотландии в военном искусстве. Никто раньше не пытался создать ничего подобного. Каждый из вас в чем-то лучший. Но в одиночку вы сможете победить двадцать, может быть, тридцать человек. Вместе вы будете побеждать армии. В одиночку вы лучшие. Вместе вы станете легендой. Здесь нет места для личных обид. Сейчас высшая честь заключается в том, чтобы стать членом команды. Успех этого отряда, ваши жизни и жизни тех, кто вокруг вас, зависят от того, насколько вы доверяете своим товарищам.  — Тор снова пристально взглянул на Макгрегора, потом на Кемпбелла. — Вы больше не Макгрегор и Кемпбелл. Этот отряд — ваш клан, эти люди — ваши братья.

Тор знал, что его слова не дошли до слушателей. Впрочем, ничего другого он и не ожидал. Шотландские воины не доверяют первому встречному, и уж тем более заклятому врагу. Но со временем все изменится. Иначе отряда, о котором мечтает Брюс, не будет.

— Я всегда работаю один, — сказал Макруайри.

— Отныне нет. Если ты, конечно, хочешь остаться здесь. С этого момента все ваши стремления связаны только с командой. Ваша преданность принадлежит только мне и команде.

— По-моему, ты кое-что забыл, — вмешался Сетон. — Как начет Брюса, нашего общего сеньора и законного короля?

— Позволь мне думать о Брюсе, — поморщился Тор. Для этих людей последней инстанцией должен быть командир группы, но разговор об этом будет позже. — А пока нас не существует. С этим согласен и Брюс. Главное — это соблюдение тайны. Никто не должен о нас знать. Вы не должны никому говорить, чем занимаетесь.

Памятуя о сведениях, полученных от Макдоналда и Ламбертона, Тор намеренно не упомянул жен. Он знал, что Макруайри недавно овдовел, причем виной тому — Макдугалл. А вообще Тор надеялся, что не все они женаты. Так проще. Он мысленно отметил недовольные физиономии всех без исключения собравшихся. Не приходилось сомневаться, что мужчины сейчас задают себе вопрос, не совершили ли они ошибку.

— Если кто-то из вас передумал и хочет уйти, скажите об этом сейчас.

По его мнению, никто не должен был согласиться на это. Так и получилось.

— Тогда отдыхайте пока. Вам понадобятся силы. Завтра мы начинаем.

Группа медленно расходилась. Макгрегор и Кемпбелл старались держаться как можно дальше друг от друга. Макгрегор шел один, а Кемпбелл — с остальными.

— Подождите, — сказал им Тор. — С вами я еще не закончил.

Он полез в мешок, который принес с собой, и вытащил оттуда железную цепь длиной три фута. На каждом ее конце были закреплены ручные кандалы. Он искренне надеялся, что эта штуковина в первый же день не понадобится, но на всякий случай пришел подготовленным. Приспособление было полезным, когда в рядах бойцов возникали случайные распри. Здесь оно станет бесценным.

В течение следующих дней эти люди будут связаны вместе, хотят они этого или нет.

Глава 13

Кристина наблюдала, как Тор одевается в темноте. Ей показалось, что быстрые точные движения, ставшие до боли знакомыми за последние две недели, стали чуть медленнее, не такими целеустремленными и уверенными. Она перевела взгляд на окно и попыталась угадать, сколько сейчас времени. Судя по всему, после полуночи миновало несколько часов. Интересно, она принимает желаемое за действительное или Тор действительно стал задерживаться дольше?

«Меня не будет несколько дней». Эти слова уже стали привычными. Кристина почти не видела мужа в дневные часы — только ночью, под покровом темноты. После их брачной ночи Тор нечасто появлялся в Данвегане. Когда он бывал в замке, то всегда ночью приходил к ней — только очень поздно. Однако ни разу не спал в ее постели. А ей так хотелось, чтобы муж был рядом, обнимал ее, рассказал что-нибудь. Он до сих пор, в сущности, оставался для нее незнакомцем. Узнать его лучше никак не удавалось. Как бы ярко ни вспыхивала между ними страсть, когда все заканчивалось, он возвращался к своим людям в зале. И сколько бы раз Кристина ни повторяла себе, что это не имеет значения, убедить себя ей не удавалось.

Сегодня она не позволила разочарованию испортить ей настроение. Она все еще ощущала его жадные руки на своем теле, изумительное ощущение, когда он наполнил ее собой, тяжесть его тела, пряный мужской запах. Чувствуя приятную расслабленность, она улыбнулась.

Как выяснилось, брачная ночь была только началом. Их отношения в постели были прекраснее самых смелых мечтаний.

Что ж, пока ей и этого достаточно.

Кристина закрыла глаза, желая как можно дольше сохранить чувство удовлетворенности. Она знала, что если посмотрит на мужа, то непременно что-нибудь скажет и все испортит. Сегодня не будет никаких вопросов, а значит, его короткие резкие ответы не испортят хорошего настроения.

Вместо стука захлопнувшейся двери она неожиданно услышала приближающиеся к кровати шаги. Ей пришлось сделать усилие, чтобы дыхание оставалось ровным, а глаза — закрытыми. Хотя посмотреть, что он делает, очень хотелось. Она чувствовала на себе задумчивый взгляд мужа, который стоял у кровати довольно долго. Знать бы, о чем он думает.

Исходивший от него мужской запах стал сильнее, мгновение спустя Кристина услышала звук, его дыхания. Он склонился над кроватью. Кристина и сама подивилась своей выдержке, когда ей удалось не вскочить и даже не вздрогнуть, ощутив прикосновение его губ ко лбу.

Вслед за столь откровенным проявлением нежности послышалось сдавленное ругательство. Забавное сочетание. И Тор прошел, вернее, протопал к двери. Только убедившись, что он закрыл дверь с другой стороны, Кристина позволила себе открыть глаза и улыбнуться.

Возможно, ему это совершенно не нравится, но ее муж не такой холодный и безразличный человек, каким хочет казаться.

Ей просто необходимо запастись терпением.

После завтрака Кристина продолжала улыбаться. Тора за столом не было. Она решила, что он ушел туда же, куда ходит каждый день, но сегодня ее это не смущало. Похоже, у нее появилась собственная свита.

С тех пор как она впервые заметила этих детишек, они ходили за ней по пятам. Сейчас они смотрели, как госпожа расставляет в вазах последние осенние цветы, и изо всех сил старались ей не мешать.

Когда Кристина отошла от последней вазы, Дейдра не вытерпела.

— Мы сделали все, как ты сказала, госпожа, — выпалила маленькая девочка.

Кристина взглянула сверху вниз на три замерших в ожидании детских личика, измазанных ягодным джемом, который повар готовил специально для них, и улыбнулась.

Дочь повара приехала навестить отца с острова Гарриса и привезла трех своих ребятишек — Эвана восьми лет от роду, семилетнюю Дейдру и пятилетнюю Анну.

— Вы уже умывались?

Три головки усиленно закивали.

— Да, госпожа.

Кристина постаралась не улыбнуться.

— Мама сказала, чтобы мы тебя не беспокоили, — сказала Дейдра, прикусила маленькими зубками нижнюю губу. — Мы не беспокоим тебя, госпожа?

Как распознать человека, который разрушит вашу жизнь

Можете ли вы доверять человеку, с которым встречаетесь? Новый сотрудник на работе? Ваш инвестиционный консультант? Вы должны принять решение — часто за секунды — на основе очень скудной информации. Как терапевт и юрист, я потратил много времени на то, чтобы научиться читать людей. Вот хорошая новость: вы можете доверять от 80 до 90 процентов людей, чтобы быть теми, кем они себя называют, делать то, что они обещали делать, и следовать большинству социальных правил, которые помогают нам жить вместе.

А теперь плохие новости: есть люди, которые могут испортить вам жизнь. Они разрушат вашу репутацию, вашу самооценку или вашу карьеру. Эти люди составляют около 10 процентов человечества — 1 человек из 10. В Северной Америке это более 35 миллионов человек. У каждого из этих людей есть экстремальная версия того, что я называю высококонфликтной личностью (ВСР). Большинство из нас пытаются разрешить или разрядить конфликты, но люди с высокой конфликтностью навязчиво обостряют разногласия. Обычно они делают это, сосредотачиваясь на объектах вины, на которых они безжалостно нападают — словесно, эмоционально, финансово, сутяжно, а иногда и жестоко — часто в течение месяцев или лет, даже если первоначальный конфликт был незначительным.

Мы собираемся рассмотреть один конкретный тип HCP: тип «Люблю тебя, ненавижу тебя». Может быть, вы знаете кого-то, кто очень обаятелен, дружелюбен и рассудителен в одну минуту, а в следующую минуту он кричит и нападает на вас. Скорость, с которой они набрасываются на вас, захватывает дух. Что я сделал? спросите вы себя. Как мне выбраться отсюда?

Возможно, вы имеете дело с пограничным врачом — человеком, чья конфликтная личность сочетается с пограничным расстройством личности, состоянием, которое характеризуется импульсивностью и перепадами настроения. Некоторые пограничные СОЗ с самого начала проявляют настойчивость: злые и требовательные. Но большинство изначально представляют себя чрезвычайно дружелюбными, энергичными, привлекательными и, возможно, соблазнительными. Может показаться удивительным, как быстро пограничный врач хочет сблизиться с вами. Ему или ей не хватает обычных границ, даже в случайной дружбе или в качестве коллеги. Именно эта быстрая близость часто намекает на интенсивность, которую СПП может привнести в отношения — и на прекращение этих отношений.

Если вы подозреваете, что кто-то, с кем вы общаетесь, может быть пограничным медицинским работником, ищите следующие признаки:

Язык «все или ничего»
Медицинские работники склонны делать такие заявления, как «Люди всегда бросают меня.Или: «Люди всегда пользуются мной, но теперь я заступлюсь за себя и дам отпор». Это особенно соблазнительное заявление. Оно переформулирует их конфликты, чтобы привлечь вас на их сторону, потому что вы верите, что они, наконец, разрешаются. сильными после целой жизни жестокого обращения.Позже вы понимаете, что они всегда были сильными и, возможно, оскорбляли себя — они просто чувствуют себя жертвами.Даже я несколько раз попадался на крючок подобных утверждений.

Эмоциональная интенсивность
Сначала вы можете быть взволнованы тем, что вы так безудержно нравитесь этому человеку.Часто только после серьезного конфликта вы узнаете, насколько сильно негативными они могут быть. Прежде чем вы дойдете до этого момента, вы можете начать чувствовать, что отношения подавляют вас или развиваются слишком быстро для вас. Вы также можете чувствовать, что ваши границы не соблюдаются, даже если вы открыто заявляли о них. И вам может быть неудобно, когда этот человек хочет, чтобы вы проявили лояльность, всегда вставая на его сторону в споре.

Агрессия
Много лет назад подруга рассказала мне о своем втором свидании с мужчиной, который ей нравился.Он вдруг отрицательно отреагировал на то, что она сказала, и легонько шлепнул ее по заднице. Она удивилась и спросила его: «Что это было?» Он сказал, что это ничего. Кроме того, он казался хорошим парнем. Я спросил ее, сделают ли 90 процентов мужчин, которых она знала, так на втором свидании, и она поняла, что нет. И когда он сказал, что ничего страшного, вместо того, чтобы сказать, что это было случайно или извиниться перед ней, это был предупреждающий знак. На самом деле, это общая динамика для всех типов медицинских работников: они совершают агрессивный поступок, а затем отрицают, что он был агрессивным.Это знак опасности прямо здесь, и вы должны действовать осторожно.

Адаптировано из 5 типов людей, которые могут разрушить вашу жизнь: выявление и взаимодействие с нарциссами, социопатами и другими конфликтными личностями , по договоренности с TarcherPerigee, издательством Penguin Publishing Group, подразделением Penguin Random House ООО. Copyright © 2018, Билл Эдди.

Когда дело не в тебе, а в них: токсичные люди, которые разрушают дружбу, семью и отношения

Одна из радостей человеческого бытия заключается в том, что нам не нужно быть совершенными, чтобы быть одними из хороших. В какой-то момент мы все будем принимать глупые решения, причинять боль людям, которых мы любим, говорить вещи, которые трудно вернуть назад, и слишком сильно давить, чтобы добиться своего. Ничто из этого не делает нас токсичными. Это делает нас людьми. Мы все портим, мы растем и учимся. Токсичные люди бывают разные. Они никогда не учатся. Они никогда не размышляют о себе, и им все равно, кого они обидят на этом пути.

Токсическое поведение – это привычный способ реагирования на мир и людей в нем. Токсичные люди умны, но их эмоциональный интеллект равен крышке ручки.Не случайно они выбирают людей с открытым сердцем, щедрых и готовых упорно трудиться ради отношений. С двумя нетоксичными людьми это основа для чего-то прекрасного, но когда речь идет о токсичном поведении, это только вопрос времени, когда это открытое сердце станет разбитым.

Если вы находитесь в каких-либо отношениях с кем-то, кто является токсичным, скорее всего, вы какое-то время изгибались и изгибались, пытаясь заставить это работать. Останавливаться. Просто остановись. Вы можете изменить только то, что открыто для вашего влияния и токсичные люди никогда не будут одним из них.Вот некоторые из тех, на которые стоит обратить внимание.

  • Контроллер.

    Никто не должен спрашивать разрешения или давать строгие указания о том, что носить, как выглядеть, с кем проводить время или как тратить деньги. Нет ничего плохого в том, чтобы быть открытым для влияния окружающих вас людей, но решать, «как вы себя ведете». Ваш ум силен и прекрасен, и его не следует заключать в клетку. Здоровые отношения поддерживают независимое мышление. Они его не раздавят.

  • Берущий.

    Все отношения основаны на том, чтобы давать и брать, но если вы с берущим, вы будете делать все, что отдаете, а они все берут. Подумайте о том, что вы получаете от отношений. Если это ничего, возможно, пришло время задаться вопросом, почему вы здесь. У всех нас есть ограниченное количество ресурсов (эмоциональная энергия, время), которые мы можем разделить между нашими отношениями. Каждый раз, когда вы говорите «да» тому, кто вас не заслуживает, вы говорите «нет» тому, кто этого заслуживает. Отдавайте свою энергию людям, которые этого заслуживают, и когда вы будете составлять список достойных, убедитесь, что ваше собственное имя находится наверху.

  • Отсутствующий.

    Эти версии токсичных людей не будут отвечать на сообщения или телефонные звонки и будут доступны только тогда, когда им это удобно, обычно, когда они чего-то хотят. Вы можете задаться вопросом, получили ли они ваше сообщение, все ли с ними в порядке или вы сделали что-то, что их расстроило. Ни в каких отношениях не должно быть столько догадок.

  • Манипулятор.

    Манипуляторы украдут вашу радость, как будто вы создали ее специально для них.Они будут говорить полуправду или откровенную ложь, и когда у них будет достаточно людей, ссорящихся, они станут спасителями. «Не беспокойтесь. Я здесь ради тебя. Они выслушают, утешат и скажут вам то, что вы хотите услышать. И тогда они разорят тебя. Они изменят факты ситуации, вырвут вещи из контекста и используют ваши слова против вас. Тебя будут спокойно тыкать, пока ты не треснешь, потом ткнешь за то, что ты треснул. Они «случайно» раскроют секреты или намекнут, что там есть секреты, которые можно раскрыть, независимо от того, есть они или нет.С манипулятором просто невозможно рассуждать, так что забудьте о попытках объясниться. Спор пойдет по кругу, и решения не будет. Это черная дыра. Не втягивайся.

    Вы :  Я чувствую, что вы меня не слушаете.
    Они:
     Вы называете меня плохим слушателем
    Вы:
     Нет, я просто говорю, что вы неправильно поняли то, что я сказал.
    Их:
      О. Итак, теперь вы говорите, что я дурак. Не могу поверить, что ты делаешь это со мной.Все говорили мне быть осторожным с тобой.

    Они будут слышать вещи только через свой негативный фильтр, поэтому чем больше вы говорите, тем больше они будут искажать то, что вы говорите. Они хотят власти, а не отношений. Они будут использовать ваши слабости против вас и ваши сильные стороны — вашу доброту, вашу открытость, вашу потребность в стабильности в отношениях. Если они проявляют нежность, будьте осторожны — у вас есть что-то, чего они хотят. Покажите им дверь и заприте ее, когда они уйдут.

  • Бредняк.

    Они нахваливают себя, наговаривают на других, и у них всегда есть причина не делать то, что они говорят. Они будут откровенно лгать или давать вам версии правды — не ложь, не правду, просто внутреннее ощущение, что что-то не так. Нельзя верить ни одному их слову. Нет честности, а значит, нет близости. В худшем случае ерунда разбивает сердце. В лучшем случае они бредовые зануды.

  • Искатель внимания.

    Приятно быть нужным.Также приятно есть арахисовое масло, но это не значит, что вы хотите его постоянно. У тех, кто ищет внимания, всегда есть кризис, и они всегда нуждаются в вашей поддержке. Будьте готовы к агрессии, пассивной агрессии, тоске или чувству вины, если вы не ответите. ‘О. Вы собираетесь ужинать с друзьями? Просто у меня был худший день, и ты мне очень нужен сегодня вечером. Ну что ж, полагаю, я не могу ожидать, что ты всегда будешь рядом со мной. Если это так важно для вас, то вы должны пойти. Я просто хочу, чтобы вы были счастливы.Я просто останусь один и посмотрю телевизор или что-то в этом роде (вздыхает). Вы идете и веселитесь с друзьями. Думаю, со мной все будет в порядке». Видишь, как это работает? Когда всегда есть кризис, это только вопрос времени, когда вы окажетесь в его центре.

  • Тот, кто хочет изменить тебя.

    Одно дело сообщить вам, что восхитительное фырканье, которое вы делаете, когда смеетесь, не так восхитительно, но когда вам постоянно напоминают, что вы недостаточно умны, недостаточно красивы, недостаточно худы, недостаточно сильны, вы должны начать думать, что единственное, что в вас недостаточно хорошо, это этот неудачник, который постоянно указывает на эти вещи.Вы никогда не будете достаточно хороши для этих людей, потому что дело не в вас, а в контроле и незащищенности — их, а не вашей. Пока они работают над тем, чтобы изменить вас, им не нужно беспокоиться о себе, и пока они могут удерживать вас маленькими, у них будет шанс сиять ярче.

    Эти люди заставят вас усомниться в себе, медленно убеждая вас, что они знают лучше всех и что они делают все это для вас. ‘Знаешь, ты бы стала намного красивее, если бы похудела на несколько фунтов? Я просто честен.’ Тьфу. Если только вам не нужно высовываться из окна или вы серьезно нездоровы, никого больше не касается, насколько роскошны ваши изгибы. Если вы чувствуете себя тяжелым, начните с потери 160 фунтов идиота рядом с вами, и вы не поверите, насколько легче вы почувствуете себя. Эти не присматривают за вами, они пытаются вами управлять. Люди, которые заслуживают вас, будут любить вас за то, кто вы есть, а не вопреки этому.

  • Тот, кого ты хочешь изменить.

    Люди — это не каналы, прически и трусы.Вы не можете изменить их. Тот, кто рычит на официанта, всегда будет рычать на официанта — независимо от того, рычит он или нет. Люди могут измениться, но только тогда, когда они готовы и обычно только тогда, когда они достаточно испытали боль. Это нормально бороться за то, что важно, но важно знать, когда нужно остановиться. Когда отношения причиняют боль, единственное, что изменится, – это вы – более печальная и несчастная версия человека, которым вы начинали. Прежде чем дело дойдет до этого, установите срок, в течение которого вы хотите увидеть изменения.Фотографируйте себя каждый день — вы увидите это в своих глазах, если что-то не так, или проверяйте в конце каждой недели и записывайте, как вы себя чувствуете. Есть что-то конкретное, на что можно оглянуться. Отпустить легче, если со временем станет ясно, что ничего не изменилось. Будет еще проще, если вы сможете увидеть, что единственное отличие состоит в том, что в вас погас свет.

  • Насильник.

    Поначалу признаки могут быть незаметны, но они будут. Скоро будет явный цикл злоупотреблений, но вы можете или не можете узнать, что это такое, но вот как это будет выглядеть:

    >>  Напряжение будет расти. Вы это почувствуете. Вы будете действовать осторожно и будете бояться сказать или сделать что-то не так.

    >>   В конце концов произойдет взрыв. Драка. Будет физическое или эмоциональное насилие, и это будет ужасно. Сначала вы будете оправдываться: «Я не должен был этого говорить/ сделал это/ вышел/ имел мнение/ сказал «нет».

    >>  Тогда медовый месяц. Агрессор может быть удивительно добрым и любящим, когда это необходимо, но только тогда, когда это необходимо. Вы так отчаянно хотите, чтобы все стало лучше, что поверите извинениям, нежности, признаниям в любви, обещаниям.

    >> Напряжение снова начнет расти. Со временем цикл станет короче, и это будет происходить чаще. Напряжение нарастает быстрее, взрывы громче, медовый месяц короче.

    Если это знакомо, вы находитесь в цикле злоупотреблений. Это не любовь. Это не стресс. Это не твоя вина. Это злоупотребление. Медовый месяц будет одной из вещей, которые удержат вас там. Любовь будет казаться настоящей, и вы будете жаждать ее, конечно, вы будете — это вполне понятно — но послушайте вот что: любовь после жестокого обращения — это не любовь, это манипуляция. Если бы любовь была настоящей, горы бы сдвинулись, чтобы убедиться, что тебе больше никогда не будет больно или страшно.

  • Ревнивый.

    Ваш партнер важен, как и другие люди в вашей жизни. Если вы действуете заслуживающим доверия образом, вы заслуживаете доверия. Мы все время от времени становимся неуверенными в себе, и иногда нам всем не помешало бы немного больше любви и уверенности, но когда вопросы, обвинения и требования постоянны и беспричинны, проверка вашего телефона будет лишь вопросом времени, ваша движения поставлены под сомнение, и ваши друзья закрыты.Неуместная ревность — это не любовь, это отсутствие доверия к вам.

  • Худший.

     У этих людей всегда будут проблемы посерьезнее, чем у вас. Ты болен, они еще больнее; вы устали от работы допоздна каждую ночь на этой неделе, они разбиты – от спортзала; вы только что потеряли работу, они «опустошены, потому что это действительно тяжело, когда вы знаете кого-то, кто потерял работу». Вы всегда будете сторонником, а не тем, кого поддерживают. Есть только так долго, что вы можете продолжать опираться на свой эмоциональный колодец, если ничего не вернется.

  • Боковой взгляд.

    Хорошо. Так что человеческая форма прекрасна и нет ничего плохого в том, чтобы любоваться ею, но когда это делается постоянно в твоей компании — на твоем лице — это утомительно, да и нехорошо. Вы заслуживаете того, чтобы быть первыми, и вы заслуживаете того, чтобы вас заметили. Это не значит, что вы должны все время быть первым, но, конечно же, вам не нужно бороться с незнакомцами за свою долю внимания. Некоторые вещи никогда не будут очаровательны.

  • Мошенник.

    Неверность не обязательно должна означать конец отношений — это зависит от обстоятельств и вовлеченных людей, и никто другой не должен судить, стоит ли вам оставаться или нет. Это глубоко личное решение, которое вы можете принять в любом случае, но когда неверность случается более одного раза или когда это происходит без раскаяния или приверженности будущему отношений, это приведет к разрыву. Когда люди снова и снова показывают вам, что они не способны любить вас так, как вы хотите, чтобы любили вас, верьте им.Уберите их с этой проклятой дороги, чтобы вас могли найти лучшие вещи.

  • Лжец.

    Давайте будем реалистами – маленькая невинная ложь бывает. На самом деле, исследования показали, что когда ложь делается по правильным причинам (например, чтобы защитить чьи-то чувства), это действительно может укрепить отношения. ‘Так это оранжевое коктейльное платье, на которое ты потратил месячную зарплату? Вау, ты не шутил, когда сказал, что это ярко. О, на нем есть панды. И они улыбаются.И магазин не принимает возвраты. И тебе это нравится. Ну продолжай улыбаться красотка. Ты выглядишь потрясающе!» . Однако, когда ложь сказана со злым умыслом и для личной выгоды, это всегда будет ослаблять отношения. Отношения должны приносить удовольствие, но никто из нас не предназначен для игры.

  • Тот, кто смеется над вашими мечтами.

    Будь то банкир-торговец, исполнитель танца живота или изобретатель крошечных тапочек для кошек, люди, которые заслуживают вас, — это те, кто поддерживает ваши мечты, а не те, кто смеется над ними. Люди, которые говорят вам, что вы не добьетесь успеха, обычно боятся, что вы добьетесь успеха. Если они не подбадривают вас, они сдерживают вас. Если на них не влияют ваши мечты напрямую (какими, например, может быть ваш партнер, если ваша мечта состоит в том, чтобы продать все, что у вас обоих есть, переехать в Рим и продавать поддельные солнцезащитные очки туристам), тогда вам придется задаться вопросом что они получают от демпфирования вас.

  • Быть человеком сложно. Быть открытым миру — это прекрасно, это прекрасно, но когда вы открыты миру, вы также открыты яду, который из него вытекает.Одна из вещей, которая имеет значение, — это люди, которых вы держите рядом. Будь то один, два или отряд размером с отряд, пусть окружающие вас люди будут достойными вас. Это один из величайших актов любви к себе. Хорошие люди – это то, из чего состоят великие жизни.

    Пять способов не позволить трудным людям испортить вам день (или вашу жизнь)

    Независимо от вашей отрасли, развитие прочных отношений является одним из наиболее важных факторов общего успеха. По мере того, как вы продвигаетесь по карьерной лестнице, ваш прогресс находится в прямой зависимости от вашей способности устанавливать и поддерживать хорошие отношения.Будут времена на работе, в школе и в жизни, когда вы столкнетесь с трудными людьми. Вы не можете контролировать действия или отношение других, но вы можете контролировать свою реакцию и реакцию на тех, кто, кажется, действует вам на нервы. Вот пять способов не позволить трудным людям испортить вам день.

    1. Хватит говорить о том, какие они несчастные.

    Чем больше вы о чем-то говорите, тем больше жизни вы вкладываете в это. Есть поговорка, которая гласит: «Нет прессы — это плохая пресса». В средствах массовой информации истина этого утверждения заключается в том, что если люди говорят о вас, хорошо это или плохо, вы забираете их умственную энергию.Пока о тебе говорят, ты все еще актуален. То же самое и с трудным человеком в вашей жизни. Чем больше вы говорите о нем, тем больше он остается в вашей жизни. Когда он вас раздражает, на мгновение приятно поговорить о нем и о том, что другой человек может подтвердить ваши чувства или «почувствовать вашу боль». Страдание действительно любит компанию, поэтому вы будете стремиться найти кого-нибудь, кто выслушает, как вас раздражает этот трудный человек.

    Мгновенное удовольствие от разговора о сложном человеке только оживляет ваши отрицательные эмоции.Перестаньте отдавать жизнь страданиям. Так что перестаньте говорить о нем.

    2. Перестаньте создавать в уме ложные сценарии.

    В начале моей карьеры у меня был друг, который постоянно раздражал меня. Казалось, что жизнь всегда идет своим чередом. Это мог быть новенький BMW, который родители купили ей по прихоти, или повышение, которое она получила. Как бы то ни было, это были отношения любви-ненависти, и я не мог разорвать отношения. Оглядываясь назад, настоящей проблемой было отсутствие у меня уверенности в себе и видения того, чего я мог бы достичь.Я боролся с подлым случаем ревности, и как только я думал, что взял ее под контроль, она поднимала свою уродливую голову. Когда возникало это чувство ревности, я часто ловил себя на том, что придумываю воображаемые сценарии, которые, скорее всего, никогда не сбудутся. Я проигрывал эти события в уме, повторял то, что я ей говорил, и участвовал в тотальной воображаемой битве. Последствия заставят меня чувствовать себя разгоряченным гневом и еще большим раздражением. Мое отношение превратилось в бездну горечи и гнева.

    Когда вы позволяете своему разуму создавать воображаемые негативные переживания, он увековечивает уже имеющиеся у вас негативные чувства.Когда ваш ум начнет идти туда, остановите мысль. Вы можете контролировать свои мысли и то, куда вы их направляете.

    3. Найдите причины быть благодарным за трудного человека.

    Однажды я смотрел, как ведущий ток-шоу рассказывал о благодарности. Приняв предложение из шоу, я каждый вечер открывала свой дневник и записывала пять вещей, за которые я была благодарна. Иногда эти вещи были маленькими, но они были искренними. Когда этот же мыслительный процесс переносится на трудного человека, я считаю, что он имеет такое же качество катарсиса.Хотя это не всегда легко, я обнаружил, что всегда есть причины быть благодарным. Я благодарен эгоцентричной сотруднице, которая всегда говорит только о себе, я понял, как утомительно быть объектом одностороннего разговора.

    Когда вы перенаправляете свои мысли на благодарность, вы настраиваете свой разум на путь позитива. Положительные и отрицательные мысли трудно сосуществовать в вашем уме одновременно. Позитив увековечивает больше позитива. Когда вы ищете в человеке то, за что можно быть благодарным, проще не позволять ему так раздражать вас.

    4. Установить границы.

    В моем врожденном стремлении к тому, чтобы все ладили, я обнаружил, что страстно пытаюсь найти мир с трудными людьми. Если бы они дали хотя бы дюйм приемлемого поведения, я бы взял милю, полагая, что можно построить здоровые отношения. В большинстве случаев неприемлемое поведение возникало вновь, вскрывая свежую рану и заставляя меня злиться, обижаться или раздражаться. Я узнал, что установление границ с трудным человеком является противоядием от недовольства.

    Границы — хороший способ сохранить безопасные отношения с трудным человеком. Границы иногда являются физическими, например, просто избегание присутствия рядом с этим человеком, но иногда границы также связаны с разговорами, например, знание того, о чем вы можете и что не можете говорить, чтобы сохранить мир. Узнайте, какие границы работают для вас, и живите в них.

    5. Если у вас постоянно возникают трудности с людьми, подумайте, что этим трудным человеком можете быть вы сами.

    Я слышал, как говорят: «Если у Сью проблема с Джо, у Сью проблема с Нэнси, а у Сью проблема с Кейт, то, скорее всего, проблема в Сью.«Если вам постоянно кажется, что вам трудно общаться с людьми, возможно, это та область, над которой вам нужно поработать. Вы можете слишком легко обидеться, быть вспыльчивым и взорваться в самом маленьком из сценариев, иметь чип на плече и чувствовать, что мир хочет вас достать, или чувствовать, что вы всегда правы, и никто другой не знает, что они есть. говоря о.

    У всех есть слепые зоны, где живут ваши недостатки и вы их не видите. Именно здесь в игру вступают доверие и открытость к исправлениям.Если вы обнаружите, что у вас постоянно возникают проблемы с другими, проблема может быть в вас. Доверьтесь наставнику, которому вы доверяете, и он свободно расскажет о своих «слепых пятнах». Исправление никогда не бывает легким для восприятия, но, когда оно получено и применено, оно может положительно улучшить ваши отношения и жизнь в целом.

    Работа с трудными людьми не зависит от отрасли. Я считаю, что использование этих типов межличностных навыков может сделать ваши отношения более здоровыми и гармоничными.

    9 привычек, которые мгновенно разрушат вашу репутацию, по мнению миллионеров

    У многих самых успешных людей есть одна общая черта: безупречная репутация, которую, если подумать, нелегко развивать и поддерживать.

    Как однажды сказал миллиардер и легендарный инвестор Уоррен Баффет: «Чтобы создать репутацию, нужно 20 лет, и пять минут, чтобы ее разрушить».

    Если у вас нет сильного и уважаемого имиджа, еще не поздно это исправить. Вот плохие привычки, которые могут быстро повредить вашей репутации, по мнению этих девяти самодельных миллионеров и советников в The Oracles:

    1. Не доверять своей интуиции.

    «Если что-то кажется вам неправильным, скорее всего, это не так.Раньше я оказывался на вечеринках, где на столе был кокаин. И я знал, что если я останусь, никто не поверит, что я этого не делал. Поэтому я всегда уходил.

    Не игнорируйте свой инстинкт, потому что он верен в 99% случаев. Не оправдывайтесь и не сомневайтесь. Просто это и двигайтесь дальше». Инстаграм .

    2. Игнорирование вашей онлайн-репутации.

    «Это неизбежно: когда вы добьетесь успеха, люди будут публиковать негативные отзывы о вас в Интернете. Никогда не относитесь к этим жалобам или комментариям легкомысленно. Защитите свой бренд и немедленно отвечайте по телефону или в прямом сообщении. Если возможно, делайте это лично.

    Как правило, когда вы говорите кому-то, что вам действительно небезразлично и что вы хотите решить проблему мирным путем, они отзывают сообщение или даже рассказывают, какой вы замечательный человек.Относитесь к этим ситуациям как к возможностям, а не проблемам.

    Но вы должны знать, в каких битвах сражаться, а в каких лучше уходить. Некоторые люди просто хотят поднять шум и распространять негатив — и именно их следует избегать». Facebook , Instagram и YouTube .

    3. Только оправдывать ожидания, а не превосходить их.

    «Будь то на работе или в личной жизни, просто оправдывать ожидания недостаточно. Поэтому всегда ставьте перед собой задачу давать меньше обещаний и делать больше.

    Например, когда вы получаете электронное письмо или текстовое сообщение, не будь как все и отвечай на следующий день. Вместо этого удиви этого человека, ответив ему немедленно. Люди это замечают, и когда вы превзойдете их ожидания, они будут любить и уважать вас еще больше.

    Майк Питерс , предприниматель, филантроп, XPRIZE Foundation член совета директоров и основатель группы Yomali 2 90971 онлайн-продаж на сумму более 1 миллиарда долларов.

    4. Быстрый доступ

    «Сегодня любой, у кого есть смартфон, может стать видеоредактором, фотографом или автором. И поскольку они могут сделать это так быстро, проще, чем когда-либо, сделать паршивую работу и собрать что-нибудь за один день.

    Но для того, чтобы заслужить отличную репутацию, вам необходимо продемонстрировать качественную, продуманную и ценную работу. На это могут уйти годы учебы, практики и тяжелой работы, поэтому так мало людей этим занимаются.

    Не сокращая путь, необходимо создать репутацию, которая опережает вас и заставляет людей хотеть работать с вами и быть рядом с вами». на Facebook и Instagram .

    5. Стыдиться своих неудач.

    «После крупной неудачи легко впасть в уныние. Но плохое самочувствие и чувство стыда за это может привести к тому, что вы упустите из виду всю другую замечательную работу, которую вы делаете, и изменения, которые вы вносите в жизнь людей.

    Рано в своей карьере я изо всех сил пытался справляться со своими неудачами, особенно когда за ними следовала критика, но я понял, что вы можете делать все правильно, и всегда будут люди, пытающиеся вас разрушить.Такова природа игры.

    Также полезно открыто говорить о своих неудачах. Если вы собираетесь поделиться своей историей и успехом со всем миром, всегда будьте на 100 % прозрачными. Когда вы разделяете хорошее и плохое, критики в конечном итоге окажутся на вашей стороне». Подпишитесь на него в Instagram и LinkedIn .

    6. Подделка.

    «Ваша репутация зависит не только от вашей работы или достижений. Она зависит от энергии, которую вы излучаете.

    Вы можете показать себя впечатляющим человеком, добившимся невероятных вещей, но это не перевесит уверенность в том, что другие интуитивно чувствуют о вас. Часто люди могут сказать, если вы неискренни

    В конце концов, все элементы успеха зависят от того, насколько вы верны себе. с вашими ценностями ваш свет будет сиять так, что его невозможно будет игнорировать.

    — Катрина Рут, основатель и генеральный директор «Шоу Катрины Рут», многомиллионного онлайн-коучинга для предпринимателей. YouTube .

    7. Приоритизация неправильных вещей

    «Некоторые люди занимаются сомнительными махинациями только для того, чтобы заработать несколько долларов здесь и там, но это того не стоит. Ваша репутация намного важнее денег.Это очень похоже на воспитание детей: я хочу, чтобы мои дети видели во мне образец для подражания.

    Когда дело доходит до моей компании, например, я всегда спрашиваю себя: Создаем ли мы такой тип бизнеса, который хотели бы моделировать наши клиенты? Заботимся ли мы о них и работаем ли мы эффективно? Гордимся ли мы тем, что делаем? »

    Юрий Элькаим , основатель и генеральный директор Healthpreneur , бывший профессиональный спортсмен и автор бестселлеров New York Times. Следуйте за ним на Facebook , LinkedIn и YouTube .

    8. Обвинение.

    «Несколько лет назад я потерял все по схеме, похожей на Понци. Хуже того, мои друзья и семья также были обмануты и потеряли миллионы долларов.

    Я чувствовал огромную вину, чувствовал злость и стыд. лгал так?Как я когда-нибудь восстановлю свою репутацию и снова завоюю доверие других?

    Но потом я обратился к словам моих героев, которые придали мне силы в моем отчаянии.Зиг Зиглар сказал: «Если вы учитесь на поражениях, вы на самом деле не проиграли». А Уинстон Черчилль напомнил мне, что «успех не окончателен, неудача не фатальна». Главное — это мужество продолжать».

    Медленно я столкнулся с ситуацией лицом к лицу. Я извинился, взял на себя ответственность, где мог, и провел время с теми, кому было больно. Поддержание отличной репутации не означает, что вы никогда не сделаете ошибок; именно то, как вы отвечаете на них, демонстрирует глубину и силу вашего характера.

    Tom Shieh , Генеральный директор CrimchEund , консультативный совет , консультативный совет Defy Ventures и советник крошечных преданций . Следуйте за ним на Facebook .

    9. Непоследовательность.

    «Как лидер, вы всегда должны спрашивать себя: Делал ли я то, что обещал, и делал ли это последовательно?

    Репутация взаимосвязана с вашим отношением к истине.Суть плохой репутации в том, что вы стали соучастником человеческих неудач, потому что люди, которые полагались на вас, пострадали от ваших этических нарушений.

    Если вы хотите улучшить свою репутацию и изменить уровень своих отношений с другими, вы должны говорить свою правду, жить своей правдой и оставлять наследие своей истины, обучая других. Самое главное, вы должны делать это последовательно».

    Эллисон Берд , лучший тренер по продажам, которая в прошлом году заработала для клиентов более 13 миллионов долларов дохода от продаж; автор бестселлера Amazon « Оставь свой след». «и основатель Церкви Ускорения Прибыли .Следуйте за ней на Instagram и Facebook .

    Оракулы — это группа вдохновителей ведущих мировых предпринимателей, которые делятся своими стратегиями успеха, чтобы помочь другим развивать свой бизнес и улучшать жизнь. Чтобы узнать больше, следите за The Oracles на Facebook , Twitter и LinkedIn .

    Не пропустите:

    Я испортил себе жизнь? Вы спросили Google – вот ответ | Элеонора Морган

    Некоторые из нас более склонны к катастрофическому мышлению (не просто воображают негативные последствия, но предполагают, что указанные результаты будут катастрофическими), чем другие, но, вероятно, все мы в той или иной степени делаем это, когда ощущаем неопределенность.Этот иррациональный, преувеличенный способ мышления иногда называют когнитивным искажением, и он является благодатной почвой для беспокойства и неприятных эмоций.

    Что бы я ни сделал, что привело к тому, что я задал этот вопрос (поисковику, другому человеку или себе), я жажду какого-то портала в непрожитое будущее. Это невозможно. Что происходит дальше — вечное, мучительное неизвестное. Извращенным образом, может быть психологически легче держаться за слабое предположение, что я полностью все испортил для себя.Это потому, что, когда наши мысли и убеждения находятся в хаосе, разуму легче остановиться на четком повествовании. Когда мы говорим: «Черт возьми, все разрушено», может быть восхитительное чувство свободы, даже если где-то мы рационально знаем, что это, вероятно, не так.

    Все это, конечно, очень абстрактно. «Разорение» подразумевает необратимый ущерб какого-то рода, но это очень субъективное понятие. То, что представляет собой ущерб, будет отличаться от человека к человеку, в зависимости от наших систем ценностей и различного чувства ценности, которое мы придаем вещам — продукту нашего жизненного опыта, воспоминаний и всех смыслов, которые мы воплощаем на пути.

    В этом контексте интересно подумать о тюремной системе. Несомненно, в нем есть множество людей, которые невероятно сожалеют о совершенных ими преступлениях; те, кто в делах об убийстве или тяжких телесных повреждениях, повлекших за собой пожизненное заключение или продление срока заключения, могут действительно полагать, что они разрушили свою собственную жизнь в процессе. Зная, что периметр вашего мира будет состоять из четырех бетонных стен, пока вы не умрете, или что даже после освобождения вы будете неизгладимо отмечены своим преступлением, вы можете видеть, откуда они берутся.

    Однако есть и люди, для которых жизнь или значительный отрезок времени, проведенный в тюрьме, не приравнивается к «разорению». Возможно, их ранний опыт был настолько хаотичным или разрушительным, что их система ценностей не учитывала того, что делают другие. В случае насильственных бандитских преступлений, в которых часто участвуют подростки и молодые люди, моральная математика «око за око», кажется, является движущей силой. Осознают ли преступники после преступления, что это значит на всю оставшуюся жизнь? Когда приходит сожаление? Никто не рождается жестоким, поэтому мы должны спросить, что произошло или происходит, потому что те, кто вовлечен в это, казалось бы, так мало ценят будущее — как других, так и свое собственное.

    Наше общее психическое состояние и уровень эмоциональной устойчивости будут определять, насколько быстро мы погрузимся в катастрофическое мышление. Если мы склонны к проблемам с психическим здоровьем, таким как тревога или депрессия, может быть трудно стиснуть зубы и настаивать на своем, когда что-то пойдет не так. Тем не менее, ни у кого не бывает сильной психической конституции все время, и есть универсальные проблемы, которые могут поколебать представление любого о том, кто он есть и как будет выглядеть остальная часть его жизни.

    Долг, например, — то, что затрагивает многих из нас, — может показаться, что в данный момент он будет определять и ограничивать нас навсегда. Если я подумываю о банкротстве или приказе о списании долгов, это, вероятно, сильно ударит по моей самооценке и мотивации. Мне может казаться, что я полностью подвела себя или свою семью. Конечно, к этим решениям нельзя относиться легкомысленно, потому что они имеют значительное влияние, но ограничения, которые они накладывают на нас, не вечны. Они могут и обеспечивают облегчение и новый старт для многих. Жизнь может измениться на какое-то время, но она может и будет продолжаться.

    Жизнь со склонностью к плохому настроению и тревожным мыслям или поведению может сделать забавные вещи с нашим пониманием того, кто мы есть и на что мы способны.Любой, кто слишком хорошо знает свой внутренний критический голос, знает, каково это верить в то, что вы есть, ваша сущность — это то, что мешает вам жить хорошей жизнью. Как человек, который жил с тревогой более десяти лет, не обращаясь за помощью и никому ничего не рассказывая, я могу сказать вам, что во времена сильного разочарования в себе и в том, как проявляется моя тревога, я смотрел в зеркало и думал: «ты». я полностью облажался. Я абсолютно уверен, что все никогда не изменится. К счастью, с тех пор, как я обратился за помощью и теперь могу управлять делами намного лучше, такие моменты случаются гораздо реже.Когда это происходит, я стараюсь принять эти мысли, а не бороться с ними, помня, что мой терапевт рассказал мне о катастрофическом мышлении, которое является частью моего тревожного мозга, пытающегося защитить меня. Я напоминаю себе, что ни одно психическое состояние не является фиксированным.

    С тех пор, как я написал книгу о тревожности, когда люди, испытывающие подобное расстройство, связываются со мной, я прошу их написать эту строку — никакое психическое состояние не фиксируется — на стикере Post-it и приклеить его к своему компьютеру или у их раковины в ванной.Потому что это правда: наш мозг постоянно меняется. Нейропластичность относится к способности мозга адаптироваться в результате опыта. В кататонии депрессии может быть трудно найти выход из леса, но брешь всегда есть. Свет придет. Открытие себя и обращение за советом к людям, которые знают это и могут помочь нам начать это осознавать, — будь то врач общей практики, психолог, психиатр или терапевт — это часть того, как мы можем сохранить импульс движения вперед.

    Да, возможно, мы принимали решения, которые оказали негативное влияние, но с самосознанием и готовностью изменить наши модели поведения мы можем позволить себе адаптироваться.Мы все постоянно работаем над собой.

    Вообще, мы, вероятно, должны быть в каком-то огорчении, чтобы спросить, не разрушили ли мы свою жизнь. Но это также может быть чем-то вроде механизма выживания во времена огромных перемен, когда мы боимся неизвестного.

    Пару лет назад у меня закончились важные отношения из-за моего глупого поведения. Однажды утром я сидел в вестибюле отеля с чемоданом, не зная, где сплю той ночью, действительно, искренне убежденный, что все испортил себе.Я потерял сознание, рухнул на журнальный столик и пришел в себя благодаря двум консьержам, тихо говорящим, капающим водой мне на лицо. Один из них взял меня за лоб и сказал: «Все в порядке, мисс. Ничего страшного. Ничего страшного.» — воскликнул я, глядя в потолок. Ничего не было в порядке. Но человеческий голос, сказавший мне, что это было, заставил меня на секунду почувствовать, что меня держат, как будто так оно и было.

    Страх, лежащий в основе этого вопроса, исходит от самой грубой части нас. На самом деле никто не может ответить на него за нас. Но это затрагивает то, что нам всем, каждому из нас нужно, когда мы одни: человеческая связь.Если мы чувствуем связь, мы намного лучше подготовлены к тому, чтобы справиться с неизвестностью завтрашнего дня.

    Элеонора Морган — автор книги «Беспокойство для начинающих: личное исследование» и в настоящее время учится на психолога

    7 поведений, разрушающих отношения

    Источник: Dragon Images/Shutterstock

    Почему любовь угасает, а отношения между людьми расходятся, — одна из величайших загадок жизни. Что мешает нам сохранить страсть, влечение, восхищение и близость, которые мы когда-то испытывали к нашему партнеру? Благодаря моей собственной работе и 30-летнему лонгитюдному изучению пар и отдельных лиц я понял, что мы можем противопоставить модели поведения между парами, которые приводят к длительной романтической любви, с теми, которые означают, что у пары есть отношения. сформировали «фантазийную связь».«Фантастическая связь — это иллюзия единства с партнером, концепция, разъясненная моим отцом, доктором Робертом Файрстоуном. Когда пары вступают в этот тип связи, они подменяют реальные отношения фантазией о связи. Они ставят форму выше содержания, и отношения начинают портиться.

    Степень, в которой индивидуум в паре вступает в фантазийную связь, существует в континууме. Вначале люди обычно открываются друг другу. Но в какой-то момент они начинают бояться и начинают защищать себя от чувства уязвимости, закрываясь и отказываясь от любящего поведения.Они заменяют настоящую любовь фантазией о влюбленности, которую они поддерживают, настаивая на условных маркерах отношений. Ситуация может еще больше ухудшиться, пока пара не перестанет проявлять какое-либо заметное любящее поведение и часто будет выражать сильную враждебность по отношению друг к другу.

    Хорошая новость заключается в том, что если мы уловим поведение, связанное с фантазией, мы сможем начать бросать вызов этой защите и создавать более удовлетворительные отношения. Чтобы по-настоящему изменить наши отношения к лучшему, важно внимательно присмотреться к вредному поведению и сравнить его с более благоприятными способами отношений, которые характеризуют здоровые отношения.Когда мы прерываем эти паттерны и активно используем более здоровые способы взаимодействия с нашим партнером, мы чувствуем больше близости и удовлетворения, и мы можем сохранить искру в наших отношениях.

    Вот поведение, на которое следует обратить внимание:

    1. Гневная реакция на обратную связь вместо того, чтобы быть открытой для нее.

    Общение является ключом к близким отношениям. Однако, когда мы устанавливаем фантазийную связь, мы склонны становиться все более закрытыми для реального диалога или доброго и сострадательного способа обмена впечатлениями и идеями.Вместо этого мы склонны защищаться и чрезмерно гневно или запугивающе реагировать на обратную связь от нашего партнера; они закрыли нашего партнера. Наказываем ли мы своего партнера эмоциональным срывом, молчаливым обращением с ним или криком на него, мы говорим ему, что не хотим слышать, что он хочет сказать. Мы можем спровоцировать дополнительную эмоциональную дистанцию, говоря вещи, которые, как мы знаем, больше всего заденут нашего партнера.

    Чтобы изменить этот шаблон, постарайтесь найти крупицу правды в том, что говорит наш партнер, а не разбирать недостатки в отзывах.Если он или она говорит: «Мне плохо, когда ты просто смотришь телевизор всю ночь. Ты кажешься рассеянным. Я чувствую, что меня игнорируют и будто ты не интересуешься мной», подумайте, какие части этого резонируют с вами, вместо того, чтобы тратить время на все, что не имеет к вам никакого отношения. Возможно, вам захочется огрызнуться, сказав: «Не будь смешным и драматичным. Я просто устал!» Возможно, в этом есть доля правды, но вместо этого вы могли бы сделать паузу и подумать: «В последнее время я устал, но что со мной происходит? Не отвлекся ли я до такой степени, что перестал обращать внимание на мои отношения?» Тогда вашим настроенным ответом будет: «Мне жаль, что ты плохо себя чувствуешь.В последнее время я отвлекаюсь на работу и чувствую усталость, когда прихожу домой. Я вижу, как мое отключение причиняет тебе боль, хотя я и не хотел причинять тебе боль».

    Мы всегда можем поставить перед собой цель услышать все. Это не означает, что мы должны соглашаться с тем, что говорит кто-то другой. Тем не менее, мы можем стремиться быть открытыми и получать отзывы от людей, которые нам дороги и которым мы доверяем, чтобы они чувствовали себя комфортно, говоря с нами о более сложных вещах.

    2. Быть закрытым для нового опыта вместо того, чтобы быть открытым для нового.

    В каждых отношениях важно сохранять ощущение себя уникальной личностью. Когда мы связываемся с кем-то новым, это должно расширять наш мир, а не сужать его. Когда мы впервые влюбляемся, мы, как правило, открыты для всего нового. Однако, когда мы начинаем вступать в фантазийную связь, мы склонны принимать роли и рутины, которые ограничивают нас и закрывают нас для новых впечатлений. Мы можем стать более жесткими и автоматическими в своих ответах. «Знаешь, мне не нравится этот ресторан» или «Мы всегда смотрим кино в субботу вечером. «Это на самом деле вредит отношениям, когда мы перестаем быть свободными и открытыми для развития новых общих интересов. Это может вызвать настоящую неприязнь между партнерами. Хотя никто не должен заставлять себя делать то, чего он на самом деле не хочет, закрытие той части нас самих, которая ищет новых впечатлений и реагирует на искру в нашем партнере, может лишить нас нашей жизненной силы и спонтанности.

    Мы всегда должны быть открыты для изучения вещей, которые расширяют наш мир, и быть осторожными, чтобы не ограничивать свой опыт или опыт нашего партнера.Попробуйте занятия, которые нравятся каждому из вас, и посмотрите, пополнят ли они арсенал вещей, которые вы можете делать вместе и весело делиться друг с другом. Это не означает, что вы должны разделять все свои интересы или удовлетворять все потребности друг друга. На самом деле важно сохранять свою независимость и индивидуальность. Нам не нужен один человек для реализации, но нам нужны совместные действия. Отношения не существуют в вакууме; открытость к новому опыту сохраняет его живым.

    3. Использование обмана и двуличия вместо честности и порядочности.

    Большинство из нас знает по опыту, что мы можем свести друг друга с ума, когда наши слова и действия не совпадают. К сожалению, обман и двуличие распространены в отношениях. Есть много смешанных сообщений, основанных на том, что люди говорят одно, а делают другое. Примеры включают:

    • Говорить «Я действительно люблю тебя», но вести себя так, будто у тебя нет времени на общение с партнером.
    • Говорить «Я хочу быть рядом с тобой», а затем постоянно критиковать своего партнера, когда он или она рядом.
    • Говорит: «Меня не интересуют другие люди», но флиртует со всеми в баре.

    Действия, противоречащие этим словам, не похожи на любовь. Они представляют собой фантазию о близости, но без реальных отношений, по сути, ставя форму выше содержания. Подобные двойные сообщения искажают реальность другого человека, что можно считать основным нарушением прав человека, не говоря уже об огромной угрозе длительным отношениям, основанным на любви.

    По общему признанию, честность в отношениях может быть непростой задачей, потому что это не означает говорить партнеру каждую мелочь, которая приходит нам в голову.Мы должны знать наши настоящие намерения и какова наша настоящая правда. Это означает, что мы должны познать себя. Мы должны постоянно спрашивать себя: «Честен ли я? Какова моя мотивация? Действительно ли мои слова и действия совпадают?» Если мы говорим, что действительно любим кого-то, должны быть предприняты действия, которые для стороннего наблюдателя могут рассматриваться как любовь. Когда наши действия честны, мы можем создать настоящую близость.

    4. Переступание границ вместо уважения к ним.

    В фантазийной связи пары, как правило, выходят за границы друг друга и образуют слитую идентичность.Они начинают видеть себя как мы, а не как мы с тобой. «Нам нравится туда ходить». «Мы не хотим идти на эту вечеринку». «Нам нравится такая еда». Многие из нас непреднамеренно забывают, где мы заканчиваем и начинается наш партнер. Не замечая этого, мы можем быть навязчивыми или контролировать нашего партнера, действуя неуважительно или унижая самоощущение другого человека. Когда это происходит, это не только ранит нашего партнера и его или ее чувства к нам, но и подрывает нашу силу и чувства к нашему партнеру.Многие пары возлагают на партнера ответственность за свое счастье, что приводит к требованиям, жалобам и чувству беспомощности.

    Чтобы быть любящим партнером и поддерживать собственное чувство интереса и влечения, вы должны уважать то, что зажигает вашего партнера и что важно для него или нее. Вы должны видеть своего партнера в целом и отдельном важном для вас человеке, независимом от ваших собственных потребностей и интересов. Вы оба можете поощрять друг друга заниматься делами, которые действительно выражают индивидуальность каждого из вас.Будь то изучение языка, восхождение на гору или написание книги, вы можете видеть друг друга такими, какие вы есть на самом деле, и поддерживать уникальные цели и способности друг друга. Когда мы даем другому человеку это пространство, внимание и уважение, мы на самом деле приближаем этого человека к нам.

    5. Демонстрация отсутствия привязанности и неадекватной, безличной или рутинной сексуальности вместо физической привязанности и личной сексуальности.

    В фантазийной связи часто не хватает личных отношений и привязанности.Сексуальность может начать чувствовать себя неадекватной и безличной или стать едва существующей. Некоторые пары описывают свою сексуальную жизнь как механическую или сильно рутинную. Это лишает их привлекательности большей части волнения. Очевидно, что существуют реальные внешние обстоятельства, которые могут повлиять на физические отношения или изменить их. Однако часто бывает много негативных разговоров с самим собой или «критических внутренних голосов», которые отбивают у нас охоту заниматься своей сексуальностью. Важно отфильтровывать негативные сообщения и оставаться на связи с этой жизненно важной частью нас самих и нашего партнера. В идеале мы стремимся оставаться на связи со своими собственными чувствами и с чувствами нашего партнера. Будет взаимный обмен, с установлением реального контакта, который зажжет интимные и любящие чувства. Чем более свободными и спонтанными могут быть наши выражения любви, тем меньше вероятность того, что вы и ваш партнер расстанетесь.

    6. Непонимание вместо понимания.

    В фантазийной связи мы склонны видеть наших партнеров такими, какими они нам нужны, а не такими, какие они есть.Мы можем искажать их, идеализируя или возводя на пьедестал. Мы можем разобрать их на части, очернить, проецируя на них отрицательные качества. Мы можем даже считать их более критичными, навязчивыми или отвергающими, чем они есть на самом деле, потому что мы выросли с людьми, обладающими этими качествами. Когда мы пренебрегаем границей между собой и нашим партнером, мы с большей вероятностью рассматриваем его как продолжение самих себя и можем плохо обращаться с ним или критиковать его так же, как плохо обращаемся или критикуем себя.

    В идеальных отношениях мы реалистично видим нашего партнера, его сильные и слабые стороны, и принимаем его таким, какой он есть.Мы не позволяем себе создавать негативную карикатуру, а значит, не зацикливаемся на их недостатках и предаемся критическим мыслям. Однако это также означает и не создавать из них грандиозный образ. Никто не может по-настоящему чувствовать себя любимым, если не чувствует, что его видят реалистично. Когда партнер укрепляет нас или разрушает, мы можем чувствовать, что находимся на зыбкой почве, что на самом деле нас не любят такими, какие мы есть. Вот почему так важно не искажать другого человека.

    7. Манипулятивный, доминирующий или покорный.

    Из-за того, что люди защищаются и хотят защитить себя, парам может быть легко играть в игры и косвенно говорить о своих желаниях и потребностях. Они могут прибегать к манипулятивным маневрам, чтобы получить то, что хотят, например, пытаться контролировать ситуацию, плача и разваливаясь на части, или взрываясь и запугивая. Они могут брать на себя роли, которые причиняют им боль или ограничивают их отношения. Например, пары часто поляризуют друг друга: один человек становится властным и контролирующим, а другой ведет себя пассивно и покорно.Это может принимать разные формы в разных аспектах отношений. Один партнер может рассматриваться как «босс» в финансах; другой может быть тем, кто контролирует сексуальность между ними. Они могут быть привлечены к принятию определенных ролей из-за знакомства или как способ чувствовать себя в безопасности, но это подрывает их способность общаться как два равных человека.

    В равноправных отношениях важно напрямую спрашивать о том, чего мы хотим и в чем нуждаемся, от нашего партнера, чтобы у него была возможность реагировать на наши потребности и удовлетворять их.Многие из нас совершают ошибку, ожидая, что наш партнер будет читать наши мысли и знать, чего мы хотим, что приводит только к разочарованию. Важно говорить то, что мы хотим, не пытаясь доминировать или контролировать ситуацию. Обычно мы чувствуем себя уязвимыми, когда открыто говорим о том, кто мы, чего хотим и что на самом деле чувствуем. Но эта прямота — лучший способ поддерживать честный и подлинный способ общения, который дает нам то, что мы хотим в жизни.

    Осознавая все модели поведения, которые способствуют ухудшению отношений, мы можем придерживаться стандарта, оставаясь верными себе и чувствительными к другому человеку.Мы можем поддерживать атмосферу любви и поддержки, сохраняя при этом уникальные, индивидуальные качества, которые изначально привлекали нас друг к другу. Мы можем избежать ловушек фантазийной связи и наслаждаться грубым и настоящим приключением, которым являются любовные отношения.

    7 вещей, которые могут разрушить ваши отношения

    Измена может разрушить отношения. Но, как метко говорит клинический психолог и лайф-коуч доктор Кэнан Хатау: «Доверие во всех сферах, включая лояльность, финансы и приверженность, одинаково важно для укрепления связи. Важно выявить трещины, кроме предательства, в ваших отношениях». Вот семь способов увидеть красный цвет и нажать кнопку оповещения.
    — Доверие другим
    Открытие друзьям или семье о раздражающих привычках вашего партнера может показаться безобидным, но существует тонкая грань между тем, сколько личной информации вы раскрываете другим. Жалобы никогда не должны выглядеть так, будто вы высмеиваете своего партнера. Это может привести к эмоциональной интрижке, если вы доверитесь кому-то, кто вас также привлекает.Говорит доктор Паван Сонар, консультант-психиатр и консультант: «Ваши отношения с вашим партнером или супругом должны быть самыми близкими и частными отношениями в вашей жизни. Если вы разделяете взаимную любовь, заботу и счастье, именно ваш партнер имеет право знать о ваших чувствах, а не кто-то другой. Учитывая, что у вашего партнера есть личная жизнь и он доверяет только вам, делиться слишком большим количеством информации с посторонними равносильно предательству, что приводит к тому, что ваш партнер чувствует себя неадекватным, грустным или разочарованным. Хранение секретов всегда имеет неприятные последствия, поскольку, даже если ваш супруг никогда не узнает, что вы сказали, это создает между вами холодность.

    — Быть манипулятивным Бывают моменты, когда вы можете чувствовать, что у вас неправильные отношения, а ваш партнер не идеален. Вместо прямого подхода ваш партнер может сладко уговорить вас изменить образ жизни. Чтобы осознать такого рода предательство, требуется время, так как оно маскируется благонамеренными жестами. В глубине души, если вы чувствуете, что ваш партнер манипулирует вами и пытается изменить вашу личность, вы имеете право противостоять своему партнеру.Вы можете вносить изменения, только если они вас устраивают.

    — Сокрытие зависимостей
    Различные зависимости (такие как курение, алкоголь, наркотики, пищевая зависимость, телефонная зависимость или даже трудоголизм) выступают основными факторами нарушения доверия. Директор по маркетингу Мукунд Дж. (имя изменено) был заядлым курильщиком, и его сожительница Райна М была недовольна этим. После многих обещаний надрать задницу Райна однажды ночью была в шоке, когда застала его курящим в общем саду их комплекса.«Это было изменение образа жизни, предложенное врачом, и я беспокоился о его здоровье, так как хотел вывести наши отношения на новый уровень. Даже после того, как я поймал его, я не видел никаких угрызений совести. Поэтому я убедил его посетить консультанта по вопросам здоровья для реабилитации и консультанта по отношениям, чтобы спасти отношения».

    — Эмоциональная измена
    Помните, что иногда эмоциональные отношения с кем-то вне отношений могут быть более болезненными, чем сексуальные контакты. Поскольку социальные сети играют важную роль, многие чувствуют себя серьезно преданными интимной связью своего партнера в Интернете.Хотя те, кто занимается эмоциональными делами, могут не видеть ничего плохого, поскольку они не занимаются сексом с человеком в Интернете, секретности отношений достаточно, чтобы вызвать чувство предательства. Одной из главных причин таких романов является отсутствие близости в отношениях. Также могут быть те, кто одержим личными ночными чатами в Интернете. Сбор достаточного количества доказательств, чтобы противостоять вашему партнеру, если вы сомневаетесь в нем / ней, — это первый шаг к решению этой проблемы.

    — Финансовое мошенничество
    Домохозяйка Рина К. (имя изменено) имела привычку делать покупки в Интернете, не сообщая мужу.Однако, когда в конце концов это стало известно, у пары случилась крупная ссора. «Мы боролись с нашими EMI, и мой муж считал, что с моей стороны неправильно предаваться покупкам. Для меня шоппинг был стрессом из-за финансового стресса, в котором мы находились, но я не осознавал, что это будет означать такие большие проблемы, поскольку он является зарабатывающим участником».

    Финансовая неверность может иметь негативные последствия, поскольку она разрушает фундаментальное доверие в отношениях. По словам доктора Кэнана, «любовь и уважение разделяют одну стену.Когда в отношениях разворовываются деньги, происходит явное нарушение доверия, что может привести к ощущению обмана. Это, пожалуй, большее предательство, чем когда сталкиваешься с подобной ситуацией из внешнего мира».

    — Быть эгоистом
    Если вы всегда ставите свои потребности и желания на первое место и игнорируете чувства вашего партнера, но он/она всегда беспокоится о вас, будьте уверены, что отношения не продлятся долго. Ваш партнер может быть уступчивым в течение долгого времени, но после того, как его снова и снова принимают как должное, он придет к тому, что он будет вынужден требовать равного внимания к своим потребностям.Сделайте шаг назад и подумайте об этом, если хотите сохранить отношения.

    — Не заступаться за своего партнера
    Помните, что вы и ваш партнер — команда, которая должна постоять друг за друга. Если вы позволите людям говорить против или плохо о вашем партнере, это может быть расценено как предательство, которое может разрушить отношения. Вместо того, чтобы устраивать публичные конфронтации, подождите, чтобы поговорить с супругом наедине, если у вас есть разногласия.

    Как справиться с предательством
    — Признайте это, вместо того чтобы отрицать и запихивать под ковер.
    — Не вините себя и не думайте, что это ваша вина.
    — Признайтесь себе и приготовьтесь выразить свои чувства.
    — Потребуйте объяснений от своего партнера и будьте готовы столкнуться с рассуждениями.
    — Не стесняйтесь обращаться за профессиональной помощью.
    — Возможно, вас предали, но будьте готовы взять на себя ответственность за проблемы со своей стороны, которые могли привести к предательству.
    — Если решения не видно, будьте готовы отпустить ситуацию.
    — Если вы тот, кто предал, поговорите об этом со своим партнером и извинитесь за свои действия и причиненную боль.
    — После вскрытия, если вам все еще нужно выразить чувства ярости, гнева, несчастья, пустоты или вины, продолжайте сеансы консультирования, пока вы не будете полностью готовы двигаться дальше.

    Если вас предали, будьте готовы справиться с этими эмоциями



    — шок
    — Отказ
    — Гнев
    — Грусть
    — Беспокойство
    — Физическая усталость
    — Депрессия — Отсутствие чувства собственного достоинства .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.