Не хочу пить антидепрессанты: Что делать, если столкнулся с неэтичным поведением психиатра

Содержание

Что делать, если столкнулся с неэтичным поведением психиатра

Психические расстройства есть у каждого четвертого человека. Усугубляет все стигматизация, нехватка квалифицированных специалистов и отсутствие четких представлений о врачебной этике. Мы поговорили с людьми, которые столкнулись с неэтичным поведением психиатров, и узнали у эксперта, какие проблемы есть в российской психиатрии и как выбрать врача.

«У такой красивой девушки не может быть депрессии»

Мария Альтерман

Израиль, PR-менеджер, 29 лет

Впервые я попала к психиатру в армии (в Израиле женщины проходят обязательную службу. — Прим. ред.). Он говорил на иврите с тяжелым русским акцентом. Выписал мне стандартные антидепрессанты. От них были страшные побочные эффекты, но на все жалобы психиатр отвечал, что проблема во мне, а не в лекарстве. Когда я сказала, что не хочу больше его принимать, заявил, что в таком случае пишет в моем файле, что я вылечилась.

После армии я попыталась попасть к другому психиатру через больничную кассу (то есть по страховке), но там мне отказали со словами «у такой красивой девушки не может быть депрессии». Я пошла к частному врачу. Он с порога сделал вывод, что если я улыбаюсь, то «депрессией здесь и не пахнет»

. Поставил мне диагноз СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) и выписал конские дозы психостимулятора. От этого препарата у меня выросла тревожность и появилась анорексия.

Спустя два года тот же психиатр вдруг спросил, почему я не на антидепрессантах. Я ответила, что он сам исключил у меня депрессию, потому что я слишком много улыбаюсь. Он посмеялся и выписал атипичные антидепрессанты (это более современные препараты, они отличаются от классических антидепрессантов по структуре и составу и, как правило, переносятся легче), которые в сочетании с психостимулятором дали тахикардию и панические атаки. Вскоре врач отменил эти лекарства, а у меня случился нервный срыв. Я попала в дневной стационар. Там израильские врачи наконец определили, что депрессия у меня с восьми лет, но в таких затяжных формах она не мешает вежливо улыбаться при знакомстве с врачом. После этого мне подобрали подходящие антидепрессанты, которые я принимаю до сих пор.

Я считаю отношение первых двух психиатров обесценивающим и безответственным: они совершенно не заботились ни о моих чувствах, ни о моем здоровье. Мне раз за разом объясняли, что у меня нет никакой депрессии. Первый врач давал всем пациентам одинаковый рецепт, а второй ставил на своих клиентах эксперименты. Сейчас мое состояние гораздо лучше, но, по мнению врачей, понадобится еще два года психотерапии и медикаментозного лечения.

«Врач заявил, что без таблеток я деградирую и становлюсь овощем»

Дарья (имя изменено по просьбе героини)

Москва, фотограф и художник, 38 лет

Моя история с психиатрией началась четыре года назад в Москве. До этого я два года ходила к психотерапевту. Однажды у меня случился ужасный любовный опыт. Мне было так плохо, что я просто плакала целыми днями. Терапевтка отправила меня к психиатру. Общаться с ним было приятно, и я подробно рассказала о своей биографии. Там и детство в сектах в 90-е, и пьяные приключения. Многим деталям он не поверил и решил, что я что‑то выдумываю. Врач спросил, кто мои любимые писатели. Я назвала Виана, Кафку, Хлебникова и Хедаята. Он пронзительно на меня посмотрел и сказал: «Своих узнаете». Когда я сказала, что в путешествиях чувствую себя лучше, чем в Москве, он заявил, что так раскрывается моя «другая личность». На этом мне диагностировали шизофрению и выписали очень много таблеток.

Диагноз стал для меня огромным ударом, но ни мне, ни окружающим не пришло в голову в нем сомневаться. Я пила прописанные нейролептики, толстела и превращалось в какое‑то абсолютно пассивное существо.

А однажды случилась трагедия. Моего папу сбила машина на переходе, и он погиб. Мой самый близкий человек в мире. У меня не было сил обновить рецепт на нейролептики, я перестала их принимать.

Тогда будто облако вокруг меня рассеялось, и я снова начала все ясно чувствовать. Боль стала невыносимой. Я не могла говорить, а только лежала на диване в обнимку с папиным свитером. Мои друзья отвезли меня к психиатру (уже другому). Тот не сомневался в корректности диагноза и не допускал мысли, что можно так горевать об отце. Мне снова выписали нейролептики и антидепрессанты. Врач прямо заявил, что без таблеток я деградирую и становлюсь овощем.

Подробности по теме

Гид по этике: как понять, что психотерапевт нарушает личные границы и вредит вам

Гид по этике: как понять, что психотерапевт нарушает личные границы и вредит вам

Примерно в то же время я обратилась к психологу, который впервые сказал мне, что

такая реакция на потерю самого близкого человека на самом деле нормальная. Я перестала принимать лекарства, начала восстанавливаться, но внезапно умерла бабушка. Я снова поддалась на уговоры друзей, для которых постоянный прием антидепрессантов был нормой. Мне посоветовали другого врача. Он убедил меня, что мы с психологом ошибаемся, а уважаемый в профессиональных кругах психиатр — нет. Выписал мне устаревший нейролептик и антидепрессанты. Но он что‑то напутал и превысил дозу антидепрессанта в четыре раза. У меня сильно упало давление, я не могла ходить. Как только снова смогла — села на поезд и уехала из Москвы.

От переезда мне стало лучше, но уверенность в диагнозе и собственной «ненормальности» осталась. Пока мне не посоветовали двух специалистов — в Петербурге и Иерусалиме. Они оба подтвердили, что медикаментозного лечения не требуется. Так два года спустя диагноз шизофрения отменили.

Жизнь свела меня с психиатром, который умеет работать с художниками. Он сказал, что если ты сломан где‑то глубоко внутри, это еще не значит, что ты болен. Просто приходится признать, что не все можно вылечить таблетками. Нам не всегда нравится, кто мы такие, но с этим можно жить.

«Вечером я обнаружила пост в ЖЖ, описывающий нашу встречу»

Вера (имя изменено по просьбе героини)

Москва, психолог, 37 лет

Впервые депрессии у меня начались в 17 лет. В 20 я обратилась к психологу. Еще через 10 лет попала к психиатру — потому что психологи не справлялись: депрессивные эпизоды случались все чаще и становились тяжелее. Поэтому я решилась пойти к врачу. Я была с ним немного знакома, у нас был один круг общения.

Прием в московской частной клинике он начал с вопроса: «Ты знакома с таким-то? Нет? А он был у меня сегодня. Просто хотел проверить, насколько мир тесен». Меня шокировало, с какой легкостью он открывает имена своих пациентов, но в ступоре я никак не отреагировала.

Затем он завел со мной психотерапевтическую беседу. Я втянулась, так как была в тяжелом состоянии и не могла сопротивляться, а он, как я теперь понимаю, вел себя очень манипулятивно. Он не задавал вопросы, а сразу что‑то про меня утверждал, будто заранее все уже решил. А когда я пыталась возразить, перебивал меня и говорил, что я веду себя пассивно-агрессивно. В какой‑то момент разговор пошел совсем не туда, мне становилось очень плохо и больно от его слов. Я его вежливо остановила, сказав, что у меня уже есть психолог. Вроде бы он нормально воспринял мои слова, и я ушла с рецептом и надеждой.

А вечером я обнаружила пост в его ЖЖ, описывающий нашу встречу. Открытый. Да, имя и возраст были изменены. Но для моих знакомых (многие из них его читали) я была вполне узнаваема. При этом он описал нашу беседу совершенно не так, как она происходила.

Он выдумал продолжение диалога, которое меня якобы исцелило. Полный хеппи-энд. Я была в ярости. Не только от частичного раскрытия анонимности, а еще и от того, что он использовал мою историю для рекламы. Он написал, что помог мне, хотя на самом деле только надежда на выписанные им лекарства позволяла как‑то пережить душевный ущерб от того разговора.

Целую неделю мне пришлось с ним переписываться, добиваясь удаления поста. Я победила, он все удалил, но мне было очень плохо. После этого мы еще несколько раз переписывались, и он, кажется, искренне пытался мне помочь. Он не равнодушный человек. Просто этика отсутствует совсем.

Камилла Шамансурова

Психолог, ассистент кафедры педагогики и медицинской психологии Первого МГМУ им. И.М.Сеченова, онкопсихолог медицинского центра «Медскан»

Особенности психиатрической помощи в России влияют как на восприятие пациентом и его семьей психического заболевания, так и на саму возможность обращения к психиатру.

Во-первых, к психиатрам просто боятся идти. Бытует убеждение, что посещение и тем более лечение у этого врача повредит социальному и экономическому статусу. Например, узнают на работе и уволят. Люди боятся услышать негативные оценки от окружающих — шутки, комментарии о возможном сумасшествии. Есть и страх стать «овощем», на фоне принимаемых препаратов оказаться нефункциональным в обычной жизни: постоянно спать, не соображать, ничего не чувствовать. Предубеждения, сформированные в советский период, живы до сих пор.

Вторая проблема — доступность и подготовленность психиатрического сопровождения. Многие психические изменения связаны с соматическими (телесными) заболеваниями или предшествуют им.

Однако специалистов с психиатрической подготовкой или врачей, знающих симптоматику психических изменений, не так много. Закрываются психотерапевтические отделения, что снижает возможность найти своего специалиста.

Третья проблема — медикализация и ее особенности. Пациентов с психиатрической симптоматикой часто стремятся стабилизировать медикаментозно по стандартным схемам, которые иногда могут усугублять психическое состояние. Не каждый специалист готов откорректировать схемы лечения. Привычно ссылаться на то, что отрицательное влияние препарата — это нормально, нужно просто потерпеть. Качество жизни и эмоциональные переживания пациента в этот момент игнорируются, что может привести к ухудшению психического здоровья и отказу от лечения.

Есть и другие особенности. Это низкая информированность населения о признаках психических отклонений; отделенность психиатрической помощи от психологической в системах здравоохранения и образования; сложность поиска специалистов узкого профиля, знакомых с нюансами лечения конкретного соматического заболевания и сопутствующего ему психического состояния. Психическое нездоровье часто ставится под сомнение в целях отсева потенциального обмана и из‑за того, что значимость субъективных переживаний пациента для врача низкая.

Подробности по теме

Как проект «Дело Пинеля» защищает людей с ментальными особенностями

Как проект «Дело Пинеля» защищает людей с ментальными особенностями

Однако я бы сказала, что невозможно делать обобщения о работе всей системы психиатрической помощи. Ситуация в регионах и городах сильно различается. Важно найти специалиста, который услышит вашу проблему и подберет подходящее вашей индивидуальной ситуации сопровождение — медикаментозное и/или психотерапевтическое.

Конечно, не все психиатры плохие. О позитивном опыте говорят меньше, чем о негативном, тем более в такой личной области. Но хороших историй, в которых врачи действительно помогают и жизнь пациента становится лучше, достаточно. Поэтому отказываться вообще от врачебной помощи и никому не доверять — точно не решение проблемы.

Советы тем, кто задумался об обращении к психиатру:

Определите желаемый результат и оцените, насколько он реалистичен. Психиатр может помочь снять физиологические симптомы, вывести из критического состояния, подкрепить медикаментами психотерапию, оценить, есть ли вообще необходимость в лекарствах или лечении в стационаре. Но ни психотерапевт, ни психиатр не могут кардинально изменить личность человека. С большинством психических расстройств можно жить и работать, если знать об их наличии у себя и предупреждать обострения. Поэтому эффективно будет ориентироваться именно на такую цель, а не пытаться полностью избавиться от своего «недуга».

Записаться к нескольким специалистам: психиатру, психоневрологу и даже обычному терапевту. Так будет больше шансов получить целостную картину.

Собрать максимум информации и быть готовым к вопросам о семейной истории болезни, наличии других заболеваний и принимаемых лекарствах. Например, нарушения в работе щитовидной железы могут спровоцировать повышенную тревожность или, наоборот, депрессию.

Ищите рекомендации от людей, которые обращались к психиатру с аналогичной ситуацией.

Кому не помогут антидепрессанты — Газета.Ru

Число обращений к врачам из-за депрессии растет год от года. Чаще всего специалисты борются с ней с помощью антидепрессантов, но не всегда лечение оказывается эффективным. Как распознать депрессию и кому не помогут таблетки, разобралась «Газета.Ru» с помощью эксперта.

Сегодня о депрессии слышал практически каждый — частота жалоб на депрессивные симптомы растет год за годом. При этом, однако, далеко не все понимают, что на самом деле скрывается за этим диагнозом, а также боятся принимать антидепрессанты, считая их едва ли не наркотическими препаратами.

«Люди стали обращаться с жалобами на депрессию чаще, но я не думаю, что это потому, что депрессий стало больше, — рассказал «Газете.Ru» врач-психотерапевт Павел Бесчастнов. — У людей повышается психологическая грамотность, информированность. Современные антидепрессанты более легки в применении — у них меньше побочных эффектов, их легче начать принимать».

Депрессия известна еще с античных времен — ее под названием «меланхолия» подробно описывал Гиппократ. Он выделил и основные симптомы: уныние, бессонница, раздражительность, беспокойство, иногда — отвращение к пище. Причиной болезни Гиппократ, правда, считал избыток в организме «черной желчи» и лечить ее предлагал специальной диетой и настоем трав со слабительным и рвотным эффектом, чтобы вывести лишнюю желчь из организма.

Упоминания о депрессивных состояниях встречаются даже в древнеегипетских папирусах — там, правда, рекомендуется лечить ее изгнанием из больного демонов.

Более поздние способы лечения депрессии тоже не отличались особой эффективностью. В Средневековье депрессию лечили молитвами, воздержанием от определенных продуктов, «умеренностью» в половой жизни. В эпоху Возрождения депрессия стала считаться болезнью аристократов, и лечение было соответствующим — солнечные ванны, вино, театральные представления.

Позже подходы стали более радикальными — больных раскручивали в центрифугах, поливали холодной водой и даже заражали чесоткой и вшами в качестве внешнего раздражителя. В XIX веке популярными «медикаментами» стали рвотный винный камень, белена, камфорный раствор в винной кислоте. Позже к ним добавился кокаин — им, впрочем, с подачи Зигмунда Фрейда пытались лечить множество недугов.

Основной фактор риска развития депрессии — тяжелые переживания как в детстве, так и во взрослом возрасте. Эпизоды насилия, смерть близких, значительные перемены к худшему — все это может спровоцировать депрессивный эпизод. Но примерно в трети случаев депрессия возникает без заметных потрясений извне. В первом случае депрессию называют реактивной, во втором — эндогенной.

Также депрессия может возникать на фоне алкоголизма, приема наркотиков, ряда лекарств или быть следствием заболеваний, затрагивающих мозг (болезнь Альцгеймера, черепно-мозговые травмы, атеросклероз артерий головного мозга и т. п.).

Депрессия отличается от обычного плохого настроения своей длительностью и влиянием на привычный образ жизни.

«Самые простые вещи требовали колоссальных усилий. Помню, я расплакался оттого, что у меня в ванной смылился кусок мыла. Я плакал оттого, что на клавиатуре компьютера на секунду запала клавиша. Все было для меня убийственно трудным. Например, желание взять телефонную трубку требовало усилий, сопоставимых с необходимостью отжать двухсоткилограммовую штангу лежа», — описывал свое состояние во время болезни американский писатель Эндрю Соломон в книге «Демон полуденный. Анатомия депрессии».

«Если состояние мешает обычной повседневной жизни, сказывается на принятых решениях, работе, в общем, выходит за пределы привычной нормы — следует обратиться к врачу, — говорит Бесчастнов. — Второй критерий — непрерывность, постоянство. Если плохое настроение не проходит от двух недель и более — это уже не просто плохое настроение. Потому что в норме, какой бы ни была хандра, она не может длиться непрерывно. Когда человеку паршиво день за днем — это уже патологическое состояние».

Рецидивирующее или хроническое течение депрессии выявляется как минимум у 20% больных. Затяжное течение либо частые рецидивы депрессивных приступов, разделенных неполными ремиссиями, могут в конечном итоге привести к полной инвалидности.

Самым трагический исход депрессии — самоубийство. Суицидальные попытки предпринимают 30-70% больных, страдающих депрессиями (каждый седьмой больной совершает такую попытку), а частота завершенных суицидов составляет 15%. Юные пациенты с депрессией предпринимают попытки суицида чаще, чем взрослые.

Из совершаемых ежегодно 10-20 миллионов попыток самоубийства (миллион из которых оказываются успешными) до 50% приходится на больных, страдающих депрессией.

За счет совместного влияния факторов суицидального риска и повышенной уязвимости к другим болезням (гипертоническая болезнь, эндокринные, дерматологические и др. заболевания) депрессия сокращает продолжительность жизни на 10 лет.

Теорий, объясняющих механизм возникновения депрессии, существует несколько. Согласно наиболее популярной из них, депрессия возникает как следствие сбоя в механизме обмена нейромедиаторов, веществ, которые отвечают за передачу сигналов между нейронами. При депрессии серотонин, норадреналин, дофамин и другие нейромедиаторы не поступают в синапсы в достаточном количестве. Это приводит к апатии, унынию, беспокойству, социальным фобиям. У разных пациентов баланс нейромедиаторов оказывается разным, поэтому и депрессия имеет свой «оттенок» у каждого из них.

Основной проблемой считается нехватка серотонина, поэтому на повышение его концентрации в синапсах направлено большинство современных антидепрессантов (впрочем, многие влияют и на концентрацию других нейромедиаторов).

Первые антидепрессанты появились еще в 1950-х годах в США. Это произошло случайно, во время испытания новых противотуберкулезных препаратов. Оказалось, что они не только эффективно борются с туберкулезом, но и способствуют повышению настроения и приливу сил у пациентов. В 1960-х годах антидепрессанты появились и в СССР.

Ранние антидепрессанты обладали многими побочными эффектами, от расстройств сна и судорог до поражения печени и даже инфарктов, а также помогали небольшому числу больных. По мере развития психиатрии и более углубленного понимания механизмов депрессии возникали более безопасные и эффективные препараты.

Наиболее современные антидепрессанты — это селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Они блокируют обратный захват серотонина выделяющими его нейронами, что приводит к увеличению его количества в синаптической щели. Среди распространенных побочных эффектов СИОЗС — тошнота, беспокойство, снижение полового влечения.

«Побочные эффекты в современных препаратах, как правило, терпимые. Примерно в 40% случаев получается так, что есть неприятные эффекты, но чтобы улучшить свое состояние, пациент готов потерпеть. Процентах в 10-15% эффекты бывают такими, что пациент отказывается от препарата и нужно подыскивать ему другой. Несмотря на обилие препаратов, при подборе бывают сложности. Также бывают резистентные депрессии, которые просто не поддаются лечению», — рассказывает Бесчастнов.

Сейчас врачи более охотно выписывают антидепрессанты, чем лет 20 назад — они вошли в широкую практику.

Вопреки популярному мнению, антидепрессанты — это не «таблетки счастья», повышающие настроение и дающие прилив сил. Их задача — выровнять нарушенный баланс нейромедиаторов в мозге. На человека, не страдающего депрессией, они не окажут никакого воздействия. Пациенту с депрессией они помогут избавиться от тоски, вялости и раздражительности, повысят психическую активность.

Также существуют препараты, влияющие на захват норадреналина, дофамина или сразу нескольких нейромедиаторов. Не все из них переносятся так же хорошо, как СИОЗС, поэтому редко становятся препаратами первого выбора.

Вокруг антидепрессантов ведется много споров об их эффективности. Некоторые работы и даже мета-анализы показывают, что они работают ненамного лучше, чем плацебо, и могут быть рекомендованы разве что в самых тяжелых случаях. В частности, в 2017 году датские ученые опубликовали мета-анализ 131 исследования, в ходе которого пришли к выводу, что возможный небольшой положительный эффект СИОЗС перевешивается серьезными побочными эффектами.

Ответом на это стал куда более обширный мета-анализ, включивший в себя 522 двойных слепых рандомизированных исследования, в которых сравнивалась эффективность 21 антидепрессанта с плацебо и друг с другом в лечении клинической депрессии. В том числе использовались и неопубликованные в журналах данные, имеющиеся в распоряжении фармкомпаний.

Каждый из препаратов продемонстрировал эффективность выше, чем плацебо, на 15–55%.

Самыми эффективными оказались агомелатин, амитриптилин, эсциталопрам, миртазапин, пароксетин, наименее эффективными — флуоксетин, флувоксамин, ребоксетин, тразодон.

Исследователи, впрочем, напоминают, что эффективность того или иного препарата может различаться от пациента к пациенту — на это влияет тяжесть состояния, пол, возраст и другие особенности. В анализе же рассматривались средние значения. Кроме того, в работе исследовался двухмесячный период приема антидепрессантов, в то время как в реальности их порой принимают годами.

«Это все-таки работает. По этому поводу в профессиональном обществе есть консенсус.

Действительно, есть исследования, которые показывают, что антидепрессанты бывают бесполезны, но против них существует огромный корпус работ, подтверждающих эффективность. Тут нужно рассматривать каждое исследование отдельно — дизайн эксперимента, насколько корректно были поставлены вопросы, как были обследованы испытуемые, — отмечает Бесчастнов. — Исходя из моего опыта, антидепрессанты несомненно эффективны. Это не панацея, но в определенных ситуациях они помогают. За двадцать лет работы я назначал их тысячи раз и неоднократно видел результаты, как и все мои коллеги».

Одна из проблем СИОЗС в том, что на терапию не отвечает до трети пациентов. Причины этого пока неясны, но ученые из Института биологических исследований Солка полагают, что дело может быть в строении серотонинергических нейронов. К таким выводам они пришли, взяв образцы кожи у 800 пациентов с депрессивными расстройствами, перепрограммировав их в плюрипотентные стволовые клетки и вырастив из них серотонинергические нейроны. Участники исследования в разной степени отвечали на терапию СИОЗС, и исследователи обнаружили корреляцию между строением нейронов и эффективностью препаратов.

Также исследователи выявили гены, обуславливающие особенности строения нейронов. Они рассчитывают, что в перспективе это позволит подбирать наиболее подходящие препараты для больных депрессией, а также выяснить причину невосприимчивости нейронов к СИОЗС.

Британские специалисты жалуются, что психиатры не предупреждают больных о синдроме отмены при отказе от препаратов — те принимают его симптомы за новый депрессивный эпизод и снова возвращаются к лекарствам. Считается, что синдром отмены выражен слабо и проходит в течение недели, но опыт пациентов показывает, что это не так — тошнота, приступы тревоги, бессонница, «вспышки» в голове, похожие на удары током, и другие неприятные ощущения могут преследовать их довольно долго.

Эксперты призывают Национальный институт здоровья и клинического совершенствования (NICE) Министерства здравоохранения Великобритании пересмотреть клинические рекомендации и привести их в соответствие с реальным положением вещей, а врачей обязать информировать пациентов о возможных симптомах, чтобы те не пугались их появления.

Симптомы и их выраженность при синдроме отмены весьма индивидуальны.

Впрочем, чем дольше продолжается прием препарата, тем выше вероятность с ними столкнуться. Чтобы облегчить состояние, необходимо отказываться от препарата постепенно, снижая его дозировку на четверть или на треть в течение нескольких недель. При назначении антидепрессанта требуется от двух недель до месяца, чтобы он начал действовать — примерно столько же времени уходит и на то, чтобы с него «слезть». При усилении синдрома отмены следует снижать дозировку еще медленнее.

Облегчить процесс отказа от антидепрессантов может психотерапия.

Наиболее эффективна когнитивно-поведенческая терапия, позволяющая выработать новые модели поведения в ответ на внешние факторы.

Также в период отказа от антидепрессантов рекомендуется больше времени уделять физической активности, правильному питанию, хобби. Дневник настроения позволит отследить свое состояние, вовремя заметить, если оно ухудшится, и обратиться за помощью.

Психиатр о том, как выбрать способ лечения депрессии

Со времен французского философа Рене Декарта ученых озадачивала «проблема ума и тела», особенно применительно к душевным недугам. Депрессию, обсессивно-компульсивное расстройство и другие состояния можно лечить, воздействуя как на тело (антидепрессантами), так и обращаясь к разуму (психотерапией). Так какой способ эффективнее? Психиатр Дэвид Бернс обращается к этому вопросу в своей книге «Терапия настроения» — T&P публикуют отрывок.

Наш ум состоит из мыслей и чувств, невидимых и эфемерных. Мы знаем, что они существуют, потому что испытываем их, но не знаем, почему или как они существуют. Наше тело, напротив, вещественно: оно состоит из крови, костей, мышц, жира и т. д. Вещество состоит из молекул, молекулы состоят из атомов. Этот строительный материал инертен. Предположительно, атомы не обладают сознанием. Так каким образом инертное вещество в нашем мозге может порождать сознательный ум, который способен видеть, чувствовать, слышать, любить и ненавидеть?

Согласно Декарту, наш ум и тело каким-то образом связаны. Декарт назвал участок мозга, соединяющий эти две наши сущности, «вместилище души». Несколько веков философы пытались определить, где же находится это «вместилище души». Сейчас эти поиски продолжают нейроученые, пытаясь выяснить, как мозг создает эмоции и осознанные мысли.

Убеждение, что наш ум отделен от тела, отражается и в том, как мы подходим к лечению депрессии.

Существуют биологические способы лечения, затрагивающие исключительно «тело», и психологические, которые работают с «умом». Биологические виды лечения обычно подразумевают прием медикаментов, а психологическое лечение, как правило, это применение разговорной терапии.

Между лагерями «лекарственной терапии» и «разговорной терапии» существует сильная конкуренция. В среднем психиатры более склонны придерживаться лекарственного лагеря. Это связано с тем, что их обучают в первую очередь медицине (они должны получить степень доктора медицины). Они могут выписывать лекарства и скорее придерживаются медицинской модели диагноза и лечения.

Если вы, будучи в депрессии, пошли на прием к психиатру, скорее всего, вам расскажут, что депрессия вызвана нарушением химического баланса в вашем мозге, и порекомендуют антидепрессанты.

Если вас лечит от депрессии семейный врач, медикаментозное лечение будет также наиболее вероятно. Это вызвано тем, что многим семейным врачам не хватает знаний в области психотерапии, а также времени на то, чтобы обсудить с пациентами жизненные проблемы.

И напротив, психологи, клинические социальные работники и иные консультанты различных направлений скорее принадлежат к лагерю разговорной терапии.

Они не имеют медицинской подготовки и не могут выписывать лекарств*. Их подготовка обычно в первую очередь сосредоточена на психологических и социальных факторах, которые могут вызвать депрессию. Если вы страдаете от депрессии и обращаетесь к терапевту из лагеря разговорный терапии, вас, скорее всего, будут спрашивать о процессе взросления и мировоззрении или о пережитом стрессе, например о потере любимого человека или увольнении. Возможно, вам также порекомендуют психотерапевтическое лечение, например когнитивно-поведенческую терапию. Как бы то ни было, из этого правила существует множество исключений. Многие терапевты немедицинского профиля соглашаются, что биологические факторы действительно играют определенную роль при депрессии, а многие психиатры являются одаренными психотерапевтами. Психиатры и немедицинские терапевты иногда работают сообща, чтобы пациент получил наибольшую пользу от обоих способов лечения.

Некоторые психологи пытаются добиться права прописывать лекарства, а те из них, кто работает в вооруженных силах США, уже получили лицензию на назначение лекарственных средств. Ведется серьезная дискуссия о достоинствах введения такого права. Некоторые психологи утверждают, что право назначать лекарства желательно, потому что позволит им на равных правах конкурировать с психиатрами за пациентов. Другие утверждают, что назначение лекарств требует более серьезной медицинской подготовки и что профессия потеряет важную часть своей идентичности, если психологи получат право назначать лекарства. Они также указывают на то, что роль психиатра, особенно в системе управляемой медицинской помощи (Managed Care — система здравоохранения, при которой медицинское обслуживание оплачивается третьей стороной, например страховой компанией. — Прим. пер.), стала совершенно непривлекательной. Многие психиатры, которые работают на организации здравоохранения, вынуждены принимать огромное количество пациентов за крайне короткое время, успевая только обсудить прием лекарств и не имея возможности для психотерапии или изучения жизненных проблем пациентов. — Прим. авт.

Тем не менее разделение между школами ума (психологической) и тела (биологической) довольно явное, и диалог между ними часто бывает напряженным, воинственным и ожесточенным. Политические и финансовые соображения влияют на тон этих обсуждений иногда даже больше, чем научные открытия. Ряд недавних исследований предполагает, что в этих спорах слишком много шума из ничего, а столь категоричное разграничение ума и мозга может быть иллюзорным. Эти исследования указывают на то, что антидепрессанты и психотерапия могут оказывать равнозначный эффект на ум и на мозг. Иными словами, они могут оказывать схожее действие.

Например, в классическом исследовании, опубликованном в журнале Archives of General Psychiatry в 1992 г. докторами Льюисом Бакстером, Джеффри Шварцом, Кеннетом Бергманом и их коллегами из Школы медицины Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, описано изучение изменений в химическом состоянии мозга у 18 пациентов, страдающих обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР). Половина этих пациентов проходила когнитивно-поведенческую терапию и не принимала лекарств. А другая половина принимала антидепрессанты и не проходила психотерапию. Пациенты из группы, не принимавшей лекарств, проходили двухкомпонентную индивидуальную и групповую психотерапию. Первым ее компонентом была экспозиция и предотвращение реакции. Это техника поведенческой терапии, которая помогает пациентам не поддаваться компульсивному желанию проверять замки, постоянно мыть руки и т. д. А вторым компонентом была когнитивная терапия с использованием техник, описанных в этой книге. Помните, что пациенты в этой группе не получали никаких лекарств.

Для измерения метаболического уровня сахара (глюкозы) в различных зонах мозга перед лечением и спустя десять недель в данном исследовании использовалась позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ-сканирование). Этот метод позволяет оценить активность нервных окончаний в различных зонах мозга. Одна из зон мозга, представлявших особый интерес, — это так называемое хвостатое ядро в правом полушарии.

Оба вида лечения оказались эффективными: у большинства пациентов в обеих группах наступило улучшение, и значительных различий в результатах не отмечалось. Это не вызвало большого удивления: ранее исследования также показывали, что лекарства и когнитивно-поведенческая психотерапия оказывают схожий эффект в лечении ОКР. Однако результаты ПЭТ-исследования оказались неожиданными. Ученые сообщили о сравнимых уровнях снижения активности в правом хвостатом ядре у пациентов, успешно прошедших лечение, независимо от того, лечились они препаратами в отсутствие психотерапии или проходили психотерапию и не получали препаратов. К тому же симптомы и модели мышления обеих групп улучшились примерно одинаково, то есть оба вида лечения оказались одинаково действенными. И наконец, степень улучшения симптомов в значительной степени коррелировала с уровнем изменений в правом хвостатом ядре. Иными словами, у пациентов с наиболее заметным улучшением в среднем сильнее всего снизилась нервная активность в правом хвостатом ядре. Сниженный уровень активности означал, что нейронная деятельность в этой области мозга успокаивалась, независимо от того, получал пациент лечение препаратами или проходил психотерапию.

Одним из следствий этого исследования является то, что избыточная активность в правом хвостатом ядре может влиять на развитие или сохранение симптомов обсессивно-компульсивного расстройства. Другое важное следствие состоит в том, что

антидепрессанты и когнитивно-поведенческая терапия могут оказываться одинаково эффективными в восстановлении структуры и функций мозга.

Как и большинству публикуемых исследований, вышеописанному свойственны несколько достаточно значимых недостатков. Одна из проблем заключается в том, что любые наблюдаемые изменения в мозге, которые проявляются при определенном психиатрическом расстройстве, могут быть скорее его следствием, чем причиной. Иными словами, увеличение нервной активности в правом хвостатом ядре у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством может просто отражать более общую картину нарушений в мозге и не являться причиной возникновения его симптомов. […]

Другие исследования показали, что антидепрессанты способны помогать пациентам в депрессии изменять негативные модели мышления. Действительно, в ходе исследования, проведенного в Школе медицины Вашингтонского университета в Сент-Луисе докторами Энн Симонс, Солом Гарфилдом и Джорджем Мерфи, пациентам в депрессии в случайном порядке назначали либо только лечение антидепрессантами, либо только прохождение когнитивной терапии. В ходе эксперимента изучались изменения в негативных моделях мышления у обеих групп пациентов. Ученые обнаружили, что негативное мышление у пациентов, положительно реагировавших на терапию антидепрессантами, претерпело такие же улучшения, как и у пациентов в депрессии, которые положительно отреагировали на когнитивную терапию. Помните, что пациенты, которых лечили препаратами, не проходили психотерапию, а пациенты когнитивной терапии не получали препараты. Таким образом, это исследование показало, что лечение препаратами изменяет негативное мышление так же, как и когнитивная терапия. Воздействие антидепрессантов на убеждения и мысли может объяснять благоприятный эффект от препаратов в той же мере или даже лучше, чем биологические трактовки их воздействия на различные системы трансмиттеров в мозге.

Эти знаковые исследования предполагают, что,

возможно, будет лучше отказаться от столь резкого разделения ума и тела и задуматься, как различные способы лечения могут оказать наиболее благоприятный эффект как на ум, так и на системы мозга.

Такой комбинированный подход может привести к более тесному сотрудничеству терапевтов и исследователей, рассматривающих проблему с разных углов, и к более быстрому прогрессу в изучении эмоциональных расстройств.

Даже если в некоторых случаях депрессии присутствует определенное генетическое или биологическое нарушение, при коррекции этих проблем может помочь психотерапия даже без использования лекарств. Многие исследования, так же как и мой собственный клинический опыт, подтвердили, что пациенты, пребывающие в тяжелой депрессии, чье состояние кажется очень биологически обоснованным и сопровождается множеством физических симптомов, часто демонстрируют быстрое улучшение в ответ на когнитивную терапию без использования препаратов.

Может быть верным и обратное. Я много раз работал с пациентами в депрессии, которые не чувствовали никакого прогресса после моих многочисленных психотерапевтических вмешательств. Когда я прописал им антидепрессанты, для многих это оказалось поворотным моментом, и психотерапия также стала приносить больший результат. Казалось, что лекарство действительно помогало им изменять негативные модели мышления, по мере того как они оправлялись от депрессии. […]

Предположим, ученые выяснят, что почти все формы депрессии обусловлены, хотя бы отчасти, генетическими факторами. Будет ли это означать, что следует лечить депрессию исключительно лекарствами? Ответ таков: не обязательно. Например, боязнь крови считается как минимум частично наследственной, но практически всегда ее можно быстро вылечить при помощи поведенческой терапии. Наиболее эффективное лечение от большинства фобий — это поместить человека в пугающую ситуацию и вынудить его встретиться с ней лицом к лицу и контролируемо переживать тревогу до тех пор, пока страх не ослабнет и полностью не исчезнет. Большинство пациентов настолько пугает этот метод, что вначале они сопротивляются лечению. Но, если удается их убедить задержаться чуть подольше, процент успешно излечившихся оказывается чрезвычайно высок.

Я пережил это на собственном опыте. В детстве я приходил в ужас от вида крови. Когда во время учебы на медицинском факультете нам надо было взять друг у друга анализ крови из вены, я настолько не хотел этого делать, что бросил учебу. На следующий год я решил устроиться работать в клиническую лабораторию больницы при Стэнфордском университете, специально чтобы попытаться преодолеть свой страх. Моя работа заключалась только в том, чтобы целый день напролет брать анализы крови из вены. Первые несколько раз я испытывал сильную тревогу, но потом постепенно привык. Вскоре я начал обожать свою новую работу. Это показывает, что поведенческую терапию без применения лекарств может по крайней мере ослабить некоторые генетические тенденции. […]

Верно и обратное. Если бы выяснилось, что депрессия возникает исключительно из-за средовых факторов, а генетика не оказывает на нее никакого влияния, это не снизило бы потенциальной ценности антидепрессантов. Например, если вы окажетесь рядом с человеком, больным ангиной, то также запросто можете подхватить ангину, потому что бактерии стрептококков, которые вызывают ее, чрезвычайно заразны. Можно сказать, что ваша ангина полностью вызвана средой, а не генетикой. Тем не менее вы будете лечить ее антибиотиком, а не поведенческой терапией. […]

С практической точки зрения вопрос, с которым я сталкиваюсь как клинический психолог, звучит так: каким будет наилучшее лечение для каждого конкретного пациента, который страдает от депрессии, независимо от причины заболевания? Играют ли гены решающую роль или нет, препараты иногда могут оказать нужную помощь, а иногда лучше помогает психотерапия. Порой наилучшим лечением будет как раз сочетание психотерапии и антидепрессантов. […]

Собственный клинический опыт убедил меня, что «пробирочное» лечение исключительно препаратами у большинства пациентов не дает нужного результата. По всей видимости, эффективное психологическое вмешательство все-таки играет определенную роль,

даже если вам повезло и вы положительно отреагировали на прием антидепрессантов. Если вы обучитесь техникам самопомощи, которые предлагает когнитивная терапия, подобным тем, что описаны в этой книге, я верю, что вы будете лучше подготовлены к любым проблемам с настроением в будущем. […]

Также я сталкивался с тем, что эффективному медикаментозному лечению или прохождению психотерапии могут мешать определенные негативные убеждения и нерациональные мысли. Далее я хотел бы развенчать [несколько] вредных мифов. Первые восемь относятся к медикаментозному лечению, а последние четыре касаются психотерапии. Что касается препаратов, я считаю, что крайне желательно соблюдать осторожность в приеме любого лекарства, но излишне консервативный подход, основанный на сомнительных полуправдах, может также оказаться разрушительным. Я также полагаю, что следует придерживаться умеренно скептического и осторожного взгляда и в отношении психотерапии, но излишний пессимизм также может помешать эффективному лечению.

«Принимая это лекарство, я перестану быть собой. Я буду странно вести и чувствовать себя».

Вряд ли можно заблуждаться сильнее. […] На самом деле многие пациенты сообщают о том, что чувствуют себя в большей степени собой после начала приема антидепрессантов. […]

«Эти препараты чрезвычайно опасны».

Неверно. Если вы находитесь под медицинским наблюдением и сотрудничаете со своим доктором, при приеме большинства антидепрессантов у вас не будет причин для опасений. Побочные реакции возникают редко, и обычно с ними можно безопасно и эффективно справиться, если вы и ваш доктор работаете сообща. Антидепрессанты гораздо более безопасны, чем сама депрессия. […]

«Но побочные эффекты будут невыносимы».

Нет, если правильно подобрать дозировку, побочные эффекты обычно слабы и едва заметны. А если, несмотря на это, медикамент приносит вам дискомфорт, вы, как правило, можете сменить препарат на столь же эффективный, но при этом с меньшим числом побочных эффектов. […]

«Я не буду принимать препарат, прописанный психиатром, потому что это будет означать, что я сумасшедший».

Здесь нужно внести ясность. Антидепрессанты прописывают от депрессии, а не от сумасшествия. Если доктор порекомендует вам принимать антидепрессант, это будет указывать на то, что у вас проблема с настроением. Это не означает, что доктор считает вас сумасшедшим. Однако истинное сумасшествие — это отказываться от приема антидепрессантов из-за подобного страха, ведь это может принести вам только страдания и несчастья. Парадоксально, но с помощью лекарств вы можете почувствовать себя более нормальным гораздо быстрее. […]

«Но другие люди обязательно станут смотреть на меня с презрением, если я начну принимать антидепрессанты. Они будут считать меня неполноценным».

Этот страх нереалистичен. Другие люди никогда не узнают, принимаете вы антидепрессант или нет, если вы сами им не скажете. Иных вариантов нет. Если вы все-таки расскажете кому-нибудь, он скорее испытает облегчение. Если человеку не безразлично ваше состояние, возможно, он, наоборот, начнет больше уважать вас, ведь вы прикладываете усилия, чтобы справиться с болезненным расстройством настроения. […]

«Принимать таблетки стыдно. Я должен справиться с депрессией сам».

Исследования, посвященные расстройствам настроения, проводимые в разных странах, отчетливо показали: многие люди могут выздороветь и без приема лекарств, если активно следуют структурированной программе самопомощи, подобной той, что описана в этой книге. Однако также справедливо, что психотерапия работает не со всеми и что некоторые пациенты в депрессии быстрее выздоравливают при помощи антидепрессантов. К тому же во многих случаях антидепрессант, как упомянуто выше, может облегчить вашу задачу. […]

«Я пребываю в такой тяжелой депрессии и настолько увяз в ней, что мне могут помочь только лекарства».

При лечении тяжелой депрессии могут быть очень полезны как лекарства, так и психотерапия. Я верю, что и пассивное отношение, и чрезмерная надежда на то, что лекарство сделает всю работу за вас, неразумны. Мое собственное исследование показало, что

желание сделать хоть что-нибудь, чтобы помочь себе, уже оказывает сильное влияние на лечение депрессии, вне зависимости от того, принимаете вы лекарство или нет.

Пациенты, которые выполняют задания по самопомощи между сессиями, похоже, также выздоравливают быстрее. Так что, если вы сочетаете прием препарата с подходящей формой психотерапии, у вас в арсенале будет больше рабочих инструментов. […]

«Обращаться за психотерапевтической помощью стыдно, потому что это будет означать, что я слабак и невротик. Более приемлемо лечиться лекарствами, потому что это означает, что моя болезнь имеет медицинскую природу, как диабет».

На самом деле чувство стыда испытывают многие пациенты в депрессии, которые лечатся как препаратами, так и психотерапией. […] Представьте, например, что вы только что обнаружили, что близкий друг лечился от депрессии психотерапией и это лечение принесло ему пользу. Спросите себя, что бы вы сказали этому другу. Неужели «О, психотерапия просто показывает, какой ты слабак и неудавшийся невротик. Тебе следовало принимать препараты. То, что ты сделал, — это просто позор»? А если бы вы не сказали этого другу, зачем говорить подобное самому себе? […]

«Мои проблемы реальны, так что психотерапия, скорее всего, тут не поможет».

На самом деле когнитивная терапия лучше всего помогает как раз людям, страдающим от депрессии, вызванной реальными проблемами в жизни, включая катастрофические медицинские проблемы, например рак в терминальной стадии или ампутацию конечностей, банкротство или тяжелые проблемы в личных отношениях. […]

«Мои проблемы безнадежны, поэтому ни психотерапия, ни препараты не помогут».

Так говорит ваша депрессия, а реальность — совсем иная. Безысходность — это распространенный, но ужасающий симптом депрессии, который вызван искаженным мышлением, так же как и другие симптомы. Одно из таких искажений называется «эмоциональное обоснование». Человек в депрессии может считать: «Я чувствую безнадежность, так что, наверное, моя ситуация действительно безнадежна». Другое когнитивное искажение, которое приводит к чувству безысходности, — это ошибка предсказания. Вы делаете негативное предсказание, что вам никогда не станет лучше, и предполагаете, что ваш прогноз — это непреложный факт. […] Пациенты, которые чувствуют себя безнадежными, обычно не видят, что обманывают самих себя. Почти всегда они убеждены, что их чувства абсолютно оправданны. Но, если мне удается убедить их в ответ поставить эти безнадежные чувства под сомнение и попытаться достичь улучшения, обычно пациенты действительно начинают испытывать улучшение, хотя в глубине души и не чувствуют, что оно возможно. Вначале процесс идет довольно медленно, а затем ускоряется, и пациент начинает чувствовать себя намного лучше.

В рубрике «Открытое чтение» мы публикуем отрывки из книг в том виде, в котором их предоставляют издатели. Незначительные сокращения обозначены многоточием в квадратных скобках. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Горькая пилюля: можно ли вылечить депрессию медикаментами | Статьи

В России, по данным статистики, уже несколько лет подряд растут продажи антидепрессантов. Получить такое лекарство по рецепту не составляет труда. Но помогают эти средства не всем. Своим взглядом на проблему с «Известиями» поделились специалисты и те, кто сам пережил депрессию.

Во всем многообразии

По данным ВОЗ, от депрессии в мире страдают более 264 млн человек. Это расстройство медики считают одной из главных причин инвалидности. И по прогнозам число страдающих от депрессии будет лишь увеличиваться.

Автор цитаты

«Депрессия может в ближайшее время выйти на первое место с списке заболеваний. Сегодня ситуация связана и с паникой в обществе: сообщения о вирусе, колебания курса, изменения на фондовых рынках. Огромное количество информации, часто непроверенной. Это стресс, а любой стресс влияет на настроение человека», — объясняет заместитель главного врача по медицинской части Психиатрической клинической больницы № 4 им. П.Б. Ганнушкина Михаил Левин.

Проявляться депрессия может не только в изменении настроения.

Фото: Pixabay

— Сниженное настроение может сопровождаться ангедонией — утратой возможности получать удовольствие, нарушением трудоспособности, апатией, иными симптомами, в том числе соматическими, может проявляться и болевыми ощущениями. Это маскированная депрессия, — рассказывает в беседе с «Известиями» Левин.

При скрытой депрессии человек часто не понимает, что нуждается именно в помощи психиатра. Однако постепенно, как уверяют эксперты, растет и информированность общества, и, соответственно, выявляемость болезни. О проблеме рассказывают и стараются помочь в поиске выхода из кризисного состояния. Получается, впрочем, не у всех.

Необходимый костыль

Методы лечения депрессии врач определяет в зависимости от состояния пациента. Чаще всего это комплекс мер, среди которых и антидепрессанты. Отношение к медикаментозному лечению у широкой публики, как правило, полярное: или желание обойтись совсем без лекарств, или вера в их чудодейственную силу. Правда, поясняют психиатры, находится посередине.

Фото: Depositphotos

Прогулки, физическая активность и хобби действительно могут позволить человеку отвлечься от мрачных мыслей, но только при легких состояниях. В более сложных случаях без поддержки извне проблематично даже просто встать с кровати и начать что-то делать, не говоря уже о том, чтобы проходить курс психотерапии и следовать советам специалиста.

Заместитель главного врача по медицинской части Психиатрической клинической больницы № 4 им. П.Б. Ганнушкина Михаил Левин

Депрессия может быть разной степени выраженности, и не всегда для восстановления хватит ресурсов организма. Антидепрессанты позволяют повысить уровень серотонина, улучшить общее настроение, чтобы человек мог двигаться дальше. Если не назначить профильное лечение, не дать человеку эту подпорку, то рушатся даже социальные связи, ухудшаются отношения в семье. Ведь близкие не всегда понимают, что у человека болезнь. Они могут воспринимают это как лень.

Долгий путь к осознанию

Олег опробовал на себе разные методы лечения, пытаясь справиться с депрессией. На поиски баланса у него ушло несколько лет.

— Антидепрессанты и любое медикаментозное лечение дают лишь временный эффект, но не решают вашу проблемы. Хорошие врачи сразу говорят, что те или иные препараты — это некие костыли для тебя сейчас, а если хочешь действительно избавиться от болезни, то, когда ты окрепнешь, предстоит делать то, то и то, чтобы ситуация не повторилась. Прислушиваются к таким слова редко. Мы всегда ищем волшебную таблетку. Иногда о том, что ее нет, не говорят и сами специалисты. Для некоторых медицина — это бизнес, — считает Олег.

Фото: Depositphotos

Так, полгода медикаментозного лечения позволили ему восстановить силы и даже снова выйти на работу. Но в скором времени история повторилась. Депрессия вернулась и стала сильнее. Даже то, что с проблемой он не оставался один на один — рядом была любимая девушка — не помогало.

Автор цитаты

«Ты не хочешь ничего делать. Вообще. Лежишь день, два, три, неделю, как овощ. В начале, когда всё это только начинается, близкие тебя жалеют, тебе сочувствуют, хотят помочь, но вскоре всё это улетучивается. Ведь все видят, что тебе ничего не угрожает, что в жизни всё вроде хорошо, а ты ничего не предпринимаешь, депрессуешь. Потом я понял для себя, что ни в коем случае не нужно активно обсуждать эти темы с друзьями, родственниками. Никто тебя не поймет, кроме того человека, который пережил это, и специалиста. Бывают моменты, когда необходимо выговориться, но нельзя всё перекладывать на других.»

Стремление сбросить с себя ответственность за свое здоровье — на лекарство, на врача или родственника — по мнению Олега, одна из ключевых проблем, которые стояли на его пути к выздоровлению.

Олег

Мы бежим к врачу, говорим: «Лечите меня». А потом, если ничего не произошло, врача же обвиняем в том, что он неправильно выписал таблетки, неправильно назначил лечение. При этом сами ничего не пытаемся исправить: привычки, питание, образ жизни. Даже рекомендации нормально не соблюдаем. Поход к врачу это всегда работа двоих. Если ты доверишься врачу и будешь помогать, то в борьбе с болезнью вас уже двое. Вы не просто садитесь и начинаете жаловаться, вы разбираете ту или иную ситуацию, вам дают инструменты, домашнее задание. После этого вы идете и начинаете работать над самим собой. Это непросто, особенно когда симптомы прошли, депрессии будто бы и нет.

Фото: Depositphotos

Олегу в конце концов удалось понять, что волшебной технологии, которая позволит исправить всё легко и просто, не существует. Тогда лечением пришлось заняться заново. Но уже подключать и самостоятельную работу. И эта часть программы постепенно закрепилась в его жизни.

— Помню, после завтрака я садился за лекции, смотрел, конспектировал, находил, что мне нужно сегодня сделать. Я мог просто пойти на прогулку, мог заниматься арт-терапией, спортом, чтением. Каждый день я работал сам над собой. Я понял, что депрессия — не какое-то ужасное состояние, от которого нужно бежать. Депрессия — защитный механизм организма, сигнал к действию. И мне он помог поменять свою жизнь, — вспоминает Олег.

Чем больше людей начнет относиться к проблемам с душевным здоровьем так же серьезно, как ко всем остальным, тем больше будет историй выздоровления, соглашаются эксперты.

— В лечении нет готовых решений и шаблонов, всё индивидуально и включает целый комплекс направлений, по которым нужно работать. Но радует, что постепенно растет культура, люди становятся более цивилизованными и начинают понимать, что пойти к психиатру так же нормально, как пойти к гинекологу, стоматологу, — полагает врач-психиатр и руководитель центра душевного здоровья Alter Андрей Шмилович.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Антидепрессанты. Пить или не пить? Вот в чем вопрос!

https://radiosputnik.ria.ru/20220120/1768673122.html

Антидепрессанты. Пить или не пить? Вот в чем вопрос!

Антидепрессанты. Пить или не пить? Вот в чем вопрос! — Радио Sputnik, 20.01.2022

Антидепрессанты. Пить или не пить? Вот в чем вопрос!

При легких и средних течениях депрессии антидепрессанты необходимо выписывать реже и на менее продолжительный срок. К такому выводу пришли ученые из… Радио Sputnik, 20.01.2022

2022-01-20T09:45

2022-01-20T09:45

2022-01-20T09:46

в эфире

подкасты – радио sputnik

интервью

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e6/01/14/1768673106_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_0e2a724390eab3630be632afbe5eba9d.jpg

Антидепрессанты. Пить или не пить? Вот в чем вопрос!

При легких и средних течениях депрессии антидепрессанты необходимо выписывать реже и на менее продолжительный срок. К такому выводу пришли ученые из Королевского колледжа психиатров. Они связывают свои рекомендации с сохраняющейся неопределенностью относительно их эффективности, а также продолжительностью связанных с ними симптомов отмены.

audio/mpeg

Антидепрессанты. Пить или не пить? Вот в чем вопрос!

При легких и средних течениях депрессии антидепрессанты необходимо выписывать реже и на менее продолжительный срок. К такому выводу пришли ученые из Королевского колледжа психиатров. Они связывают свои рекомендации с сохраняющейся неопределенностью относительно их эффективности, а также продолжительностью связанных с ними симптомов отмены.

audio/mpeg

При легких и средних течениях депрессии антидепрессанты необходимо выписывать реже и на менее продолжительный срок. К такому выводу пришли ученые из Королевского колледжа психиатров. Они связывают свои рекомендации с сохраняющейся неопределенностью относительно их эффективности, а также продолжительностью связанных с ними симптомов отмены.

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2022

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e6/01/14/1768673106_126:0:910:588_1920x0_80_0_0_d9d4298ecb04b9ba1727feba1f2bb181.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

в эфире, подкасты – радио sputnik, аудио

Осторожно, депрессия! Стоит ли говорить начальству о заболевании?

Разница между человеком с депрессией и здоровым человеком очень простая: в случае депрессии почти невозможно получать удовольствие от жизни, быть активным и испытывать положительные эмоции. Это психическое расстройство приносит плохое настроение, усталость, заторможенность мышления и отсутствие желания что-либо делать. Работать в таком состоянии крайне сложно. Распознать депрессию и объяснить свое состояние окружающим — еще сложнее. Делимся с вами историями людей, прошедших через это.

Год назад невролог поставил мне диагноз «тревожное расстройство». К осени казалось, что тревога ушла в ремиссию — я была спокойной. Но под Новый год случился короткий и очень стрессовый проект. Рабочий чат в «Телеграме» разрывался от сообщений. Они приходили постоянно — и в 3 ночи, и в 8 утра. Я мечтала, чтобы этот чат просто остался в 2020 году и больше никогда не появлялся. Тогда я принимала успокоительные, потому что было невозможно заснуть, но не думала, что у меня депрессия.

Январские праздники прошли спокойно и буднично. После выхода на работу все опять завертелось — и стресс вернулся.

Весной я узнала, что у меня проблемы со здоровьем, из-за которых предстоит операция. Хандра и тоска продолжались, но теперь я думала, что причина в диагнозе. К тому же первым приоритетом были срочные медицинские дела — подготовка к операции. Казалось, как только все закончится хорошо, я стану счастливым человеком.

Перед госпитализацией решилась попросить недельный отпуск, чтобы сдать все анализы и немного отдохнуть. Общение с клиентами подхватили коллеги. Но, поскольку ребята продолжали писать и задавать вопросы, я продолжала делать большой объем работы. Сейчас понимаю, что перестаралась. Коллеги могли бы справиться самостоятельно.

После больничного, когда я вышла на работу, оказалось, что у меня новый клиент вдобавок к существующим — коллега уволилась по семейным обстоятельствам, и ее проект перешел ко мне. В офисе осуждали эту девочку за то, что она побросала дела и ушла. Ее не поняли. У меня тогда это тоже вызвало негодование. По-человечески я ей сочувствовала, но мне достались ее проекты в плохом состоянии, и меня это злило.

Первую неделю, когда ждала результатов операции и была на связи с врачами, меня постоянно трясло. Думала взять перерыв и рассказать начальству о своем состоянии. Посоветовалась с одним из коллег. Он ответил: «Ты можешь сказать о том, что тебе тяжело, только в том случае, если готова с этой работой попрощаться». При этом у него у самого были проблемы, из-за которых он находился в подавленном состоянии, но тоже ничего не говорил начальству и не брал передышку.

Депрессия мешает работать. Любая рабочая задача вызывает панику. Тело выдает постоянную физическую реакцию — дрожь или жар, напряжение давит на виски. Супернеэффективно. Реально делать только что-то очень простое или работать со знакомыми проектами. Брать крупных клиентов, вести большие сделки и запуски сложно.

При этом бывают проблески. Вдруг становишься очень эффективен, например, классно выступаешь или делаешь много задач на подъеме. В таком состоянии опасно, например, подписываться под KPI с клиентами — взгляд на вещи не совсем реалистичный, а депрессивное настроение потом все равно возвращается.

Тяжело становится не только работать, но и тусоваться. Есть зажатость, а алкоголь не помогает расслабиться. Наверное, 70% шуток невозможно понять и приходится просто улыбаться, когда все смеются. Чувство, что все хорошее, что есть во мне, в моей голове, скрыто под слоем мрака и сквозь него невозможно прорваться.

Часто сравниваю себя с другими людьми, которые тоже в тяжелой ситуации и при этом справляются. Кажется, что не получается вывозить только у меня одной. Похоже, я боюсь столкнуться не только с внешней стигмой, я сама внутри обвиняю себя в том, что происходит.

Сейчас я поменяла психотерапевта, пью антидепрессанты и жду результата. На работе я так и не сказала, что у меня депрессивно-тревожное расстройство.

* Имя героини изменено

В общей сложности моя депрессия длится 16 лет. Обострения случаются довольно часто и занимают по нескольку месяцев. В офисе я проработала около 6 лет. Работодателю не говорила, стеснялась. Официальный больничный с диагнозом «депрессия» у врачей не просила и просто пила лекарства. Поэтому, когда случались обострения, часто врала, что отравилась или произошло что-то еще. Или приходила с работы, объедалась, выпивала вина и спала до утра. Потом нужно было 8 часов потерпеть на работе и можно опять поспать. Но, вообще, это так себе стратегия. Из-за этого ушла из офиса на проектную работу и фриланс.

На фрилансе легче: в ремиссии я стараюсь заработать финансовую подушку и не беру длительные проекты. Если вдруг я веду длительный проект и начинается обострение, на морально-волевых усилиях все доделываю и не начинаю ничего нового. Было сложно принять, что мой ресурс ограничен и иногда я совсем не могу работать, а только смотреть в стену. Есть признаки, по которым я уже понимаю, когда батарейка заканчивается и надо доделывать текущие обязательства и искать что-то, что даст ресурс. Или, если нет сил уже и на это, врач корректирует терапию — и я жду улучшения лежа.

Работодатель, с которым я постоянно делаю проекты, знает о моей депрессии — я ему все честно рассказала, когда речь зашла о том, чтобы меня перевести на постоянную зарплату вместо проектной работы. Он не всегда понимает, но принимает и почему-то до сих пор со мной работает. Хотя сам придерживается позиции «в армии всем легче становится». Я продолжаю упрямо отказываться от постоянки, чтобы его же самого не подвести и не загонять себя в угол чувством вины.

По деньгам, конечно, выходит меньше и не так стабильно. Но моя жизнь мне дороже, да и вообще, уже лет 5 получается балансировать и выворачиваться.

Когда началась депрессия, мне было 18 лет и я училась в институте. Потом были еще эпизоды. Один случился, когда я работала в издательстве. За счет того, что у нас была дружная команда, я смогла передать большую часть процессов, отодвинуть от себя все, чтобы просто лежать. Но даже тогда работать приходилось, просто меньше. Все равно это было ужасно. Каждое действие — типа открыть почту — уже требовало колоссальных усилий, казалось неподъемным, а уж написать письмо… Начальству я рассказывала о депрессии в общих словах, особо это никого не волновало и на отношение ко мне не влияло.

В депрессии было сложно, приходилось себя преодолевать. Справлялась за счет поддержки родных и друзей. Старалась отдыхать, откладывать работу, контактировать с людьми.

Чтобы минимизировать риск депрессии, пытаюсь прислушиваться к малейшим звоночкам, а еще лучше не доводить до них. Стараюсь делать свою жизнь разнообразной и наполненной. Помогают довольно простые вещи: еда, сон, прогулки, люди, книги, спорт.

Если нет совсем на это сил, приходится лежать. Работать так тяжело, я мало что могу в таком состоянии и поэтому стараюсь не брать проекты. Как только появляются силы, стараюсь вложить их во что-то полезное — постараться приготовить что-то сбалансированное (овощи, крупы) или пройтись, выйти, может быть, даже в бассейн поплавать — в общем, сделать что-то, что потом меня наполнит и позволит протянуть еще какое-то время. Стараюсь делать что-то простое — умыться или протереть стол — и обязательно похвалить себя за это. Важно не обесценивать свое состояние.

Довольно долго пила антидепрессанты, но уже отменила их. Мне повезло, что я могу так или иначе справляться без них, но многим без поддержки таблеток совсем никак, и это тоже нормально.

У меня было диагностировано депрессивное расстройство. На тот момент я уже находился в психотерапии, и моя терапевт направила меня к доктору, который выписал антидепрессанты.

На работе я ничего не говорил, не считал нужным. Собственно, работа меня спасала: на нее приходилось идти, а там появлялся один вопрос, другой — смотришь, и уже втянулся. Скорее страшно было идти домой, где я был один и все могло обостриться. Тут, наверное, ключевой момент в том, что мне нравится то, что я делаю, и моя компания — она очень человечная. Где-то в другом месте ситуация, возможно, только усугубилась бы.

В состоянии депрессии иногда нужно было много сил, чтобы собраться что-то делать. Особенно новое и непонятное. Болезнь длилась около года. Я принимал препараты и продолжал ходить на терапию. Надеюсь, что этот материал поможет другим людям, мне кажется, это важная тема.

В мировой практике все больше людей открыто говорят о депрессии и корректируют свои профессиональные планы из-за этого заболевания. Например, японская теннисистка Наоми Осака недавно отказалась участвовать в «Ролан Гаррос», а самый молодой британский депутат Надя Уиттом уходила в отпуск из-за посттравматического стрессового расстройства и писала об этом в своем твиттере.

В России заболевание до сих пор окружено стигмой и чувством вины. Обычно о нем не принято говорить на работе, где от сотрудника ждут эффективного выполнения договорных обязательств. Проблема в том, что сотрудник с депрессией нуждается в помощи и поддержке, которую компания может оказать, а игнорирование проблемы влияет не только на личную жизнь человека, но часто и на бизнес-показатели.

«Невозможно дать однозначный ответ, стоит ли говорить руководству, что у вас клиническая депрессия. Все зависит от культуры компании и от того, как в ней относятся к здоровью человека, — говорит Марина Львова, директор по организационному развитию HeadHunter.

Марина Львова, директор по организационному развитию HeadHunter

Если культура компании позволяет объяснить, что с вами происходит, и вы доверяете своему руководителю, безусловно, нужно об этом сказать и получить поддержку. Возможно, в компании есть доступ к психологам или департамент персонала знает, куда обратиться.

Если же вы работаете в организации с достаточно жесткой структурой и понимаете, что на вас будут давить после такого признания или что вы можете лишиться работы, я бы порекомендовала не говорить, но подумать, зачем вы вообще в такой среде находитесь.

В любом случае в первую очередь нужно позаботиться о своем здоровье, потому что депрессия требует лечения. Диагностировать ее может только врач. Если вы находитесь на стадии, когда можно совмещать лечение и работу, продолжайте работать. Если вам тяжело и вы не можете встать с кровати, берите больничный или пишите заявление на отпуск без сохранения заработной платы — в этом случае ваше состояние первично».

Если вы решили взять передышку, важно знать, что официальный больничный с диагнозом «депрессия» может выдать только психоневрологический диспансер или психиатрический стационар. В остальных случаях больничный может быть выдан по другой причине.

Осенью 2020 года Госдума предложила давать оплачиваемые выходные при наличии заключения врача о депрессии. Инициатива опирается на данные Организации экономического сотрудничества и развития, согласно которым производительность труда сотрудника, находящегося в состоянии депрессии, снижается в четыре раза. Будет ли принято это предложение, пока не известно, но это хороший шаг для помощи сотрудникам компаний, переживающим эту проблему.

Болеть депрессией и быть вынужденным продолжать работать, конечно же, сложно. Это подтверждают истории наших героев. Если вы оказались в такой ситуации, самое главное — максимально позаботиться о себе, насколько у вас сейчас позволяют силы.

О том, как можно поддержать себя, рассказывает Мария Шумихина, психолог, executive coach, член правления Международной ассоциации психоанализа бизнеса и организаций:

Мария Шумихина, психолог

«Если вы обнаруживаете у себя симптомы депрессии — постарайтесь обратиться за профессиональной помощью как можно раньше. Конечно, вам расскажут истории про то, как вылечили депрессию медитацией и обливаниями, но не факт, что у вас достаточно времени, чтобы перепробовать все случайные рекомендации. К сожалению, очень часто депрессия, которую не лечат, заканчивается потерей работоспособности.

Если диагноз подтвердился, важно понимать, что депрессия — это долгий марафон, и от того, как вы будете заботиться о себе и о своей способности продолжать бег, будет зависеть ваша судьба. Вы — автор важнейшей части в процессе выздоровления. Врач-психиатр подбирает лекарства, а ваша часть работы — не только их пить, но и осознавать процесс изменений, учиться прислушиваться к себе.

Психотерапия поможет переработать травматические переживания и научит чуткости к своему состоянию. Часто людям, особенно тем, кто наиболее склонен к выгоранию, не хватает самосострадания, а без самоподдержки мы редко можем справляться с высокими перегрузками.

В процессе психотерапии в числе прочего мы учимся не поддаваться когнитивным искажениям, во власти которых мы оказываемся во время депрессии. Их довольно легко опознать, если понимать этот механизм: депрессия заставляет человека думать определенным образом, дает ему специфический взгляд на реальность.

Этот «голос депрессии» говорит:

  1. «Вся проблема в тебе» (на первый план во время депрессии выходят вина и стыд).
  2. «Всё не имеет смысла, решения нет, всё уже бесполезно».

У здорового человека такие переживания уравновешены более полной картиной мира и себя. Если лекарства подобраны эффективно — эти когнитивные искажения исчезают, уходит «туннельное мышление», появляется способность искать новые решения.

Если в вашей работе нужно искать новые решения — лечение позволит сохранить этот скил. Но, если не лечить депрессию, можно утратить способность принимать любые решения.

Состояние депрессии — период, когда ресурсы организма истощены, и это определяет жизненные стратегии. Время разумно инвестировать все, что есть: энергию и физические силы, деньги и социальные связи. Восстановление тела не менее значимо, чем восстановление психики. В некоторых странах восстановление через регулярные физические нагрузки — обязательное условие для получения психотерапии по страховке. Хороший врач также даст рекомендации по улучшению сна и питанию. Есть, например, высокая корреляция между депрессией, процессами нейровоспаления и повышенным количеством углеводов в питании. Микробиом (да-да, тот самый, который живет в кишечнике и предпочитает зелень) — на вашей стороне в борьбе с депрессией.

Чтобы иметь возможность сохранять работоспособность, нужна оптимизация процессов. В депрессивном состоянии это трудно делать в одиночку. Можно ли обсудить на работе, как будут временно перераспределены задачи? Если да, это вас очень поддержит. А поддерживающая атмосфера на работе обеспечивает намного больше лояльности всех сотрудников, чем вынужденный уход на больничный или увольнение оттого, что перераспределить задачи не получилось».

Если вы подозреваете у себя депрессию и сомневаетесь, обращаться ли к врачу, первым шагом может стать прохождение опросников. Мы рекомендуем не тянуть и при наличии признаков заболевания сразу обращаться к специалисту.

🚩 Материал был полезен? Поделитесь им с друзьями в соцсетях!
Кнопка репоста — в «шапке» статьи

Назад к статьям

3 мифа об антидепрессантах | Семейный медицинский центр в Солнцево, Ново-Переделкино, Переделкино Ближнее, Солнцево Парк, г. Московском, пос. Западный

Вызывают ли антидепрессанты привыкание? Оказывают ли они негативное воздействие на работу мозга и организм? Отвечает Мария Кузнецова, психиатр, психотерапевт СМЦ.

Для чего нужны антидепрессанты?

Антидепрессанты – это лекарства, которые облегчают или предотвращают патологически сниженное настроение (депрессию). Кроме того они эффективны для лечения повышенной тревоги, страхов, болевых ощущений в теле, нарушений сна.

Миф 1: антидепрессанты вызывают привыкание

Очень часто приходится сталкиваться с опасениями, что антидепрессанты могут вызвать привыкание, зависимость, на них «подсаживаются». Используются все способы лечения и самопомощи (в том числе алкоголь, наркотики), чтобы  избежать  приема  «этих таблеток».

Эти страхи не обоснованы. Антидепрессанты не вызывают привыкания! Человек всегда может отказаться от приема этих лекарств, постепенно или сразу снижая дозировку. Влечения, которое характерно для зависимости, к антидепрессанту не возникает.

Миф 2: антидепрессанты нарушают концентрацию внимания и ухудшают работу мозга

Обычно депрессивные и тревожные состояния приводят к нарушению концентрации внимания, рассеянности, утомляемости, апатии, пессиместическим  размышлениям. Все это самым негативным образом влияет на  выполнение повседневных  обязанностей.

Антидепрессанты  убирают патологическую эмоциональность и  возвращают человека к  норме. Тем самым они улучшают умственную деятельность, повышают производительность.

Миф 3: антидепрессанты вредны для организма

Современные антидепрессанты  не оказывают  вреда организму. Они вызывают минимум побочных эффектов. Однако стоит понимать, что нельзя покупать лекарства по совету знакомых или по собственному желанию – антидепрессант должен назначить доктор, предварительно оценив психоэмоциональное состояние пациента.

Лечение антидепрессантами не приводит  к возникновению эйфории,   неадекватной самооценке или восприятию  происходящего  через «розовые очки».  Антидепрессанты  не являюся ни страшными лекарствами, ни волшебным средством. Они помогают  избавиться  только от патологических эмоциональных проявлений. Ответственность  же за принимаемые решения, за  изменение обстоятельств  жизни  зависят,  прежде всего, от самого человека.

Избегание лечения депрессии, оправдания

Вы боретесь с депрессией? Вы лечитесь от него? Если нет, вы не одиноки. Последствия могут быть разрушительными: личные страдания, пропущенная работа, распавшиеся браки, проблемы со здоровьем и, в худшем случае, смерть.

Так что же мешает нам обратиться за помощью? «Трудно узнать от людей, почему они не приходят [на лечение], потому что, если они не приходят, они не могут нам сказать», — говорит Кейт Мюллер, PsyD. «Но когда они, наконец, доберутся до наших офисов, они, безусловно, смогут рассказать о вещах, которые могли помешать им прийти изначально.”

Тяжелая депрессия: причины, по которым люди избегают лечения

Если вы чувствуете депрессию и пытаетесь справиться с ней самостоятельно, посмотрите, верны ли вам какие-либо из этих причин. Если да, то следуйте советам экспертов, чтобы получить необходимую помощь.

Если я дам ему время, я вырвусь из него. Хотя хандра со временем проходит, клиническая депрессия может длиться неопределенно долгое время, если ее не лечить, говорит Эрик Нельсон, доктор медицинских наук. Люди не могут просто выйти из депрессии.Иногда депрессия имеет биологическую причину. И, как и другие медицинские состояния, часто требуется лечение, чтобы контролировать или излечивать его.

Ожидание того, что депрессия просто пройдет, может быть вредным по ряду причин. Во-первых, депрессия, которую не лечат, может стать более серьезной, говорит Нельсон. Чем дольше отсрочка в лечении, тем труднее ее контролировать и тем выше вероятность рецидива после прекращения лечения. Также появляется все больше доказательств того, что невылеченная депрессия может способствовать или усугублять другие медицинские проблемы.«Сердечно-сосудистые заболевания больше всего связаны с депрессией, но исследования также указывают на связь между депрессией и проблемами обмена веществ, такими как ожирение, диабет и такие заболевания, как болезнь Альцгеймера и рак», — говорит Нельсон.

Совет эксперта: Не позволяйте депрессии затянуться. Поговорите со своим врачом. Если вам трудно обратиться за лечением психического расстройства, помните, что его лечение может помочь предотвратить серьезные проблемы со здоровьем, такие как болезни сердца.

Я не хочу принимать антидепрессанты. «Иногда я думаю, что люди не приходят к нам, потому что боятся, что им придется принимать таблетки, — говорит Мюллер. «Они думают: «Я не хочу принимать таблетки всю оставшуюся жизнь».

Хотя антидепрессанты эффективны против депрессии, лечение депрессии не всегда связано с приемом лекарств. «В наши дни у нас есть психотерапия, которая не менее эффективна, поэтому, если вы в депрессии, лекарства могут быть не единственным выходом», — говорит Мюллер.

«Когнитивно-поведенческая терапия — это форма разговорной терапии, которая фокусируется на здесь и сейчас, помогая вам взглянуть на свои эмоции, мысли и поведение, чтобы попытаться улучшить качество своей жизни и уменьшить депрессию», — говорит она.«Мы знаем, что это может работать так же хорошо, как лекарства в краткосрочной перспективе, но может действовать и дольше».

Консультация специалиста: Обратитесь к терапевту (психологу, психиатру или социальному работнику), а также к своему лечащему врачу. Если вам действительно нужно лекарство, оно, скорее всего, не будет на всю жизнь. Узнавайте все, что можете, и не полагайтесь на истории, которые вы слышали от других, принимавших антидепрессанты, — говорит Мюллер. Каждый человек реагирует на них немного по-разному.

Мне не все время грустно.Зачем мне лечение депрессии? Вам не нужно грустить или плакать весь день, чтобы быть в клинической депрессии. Нельсон говорит, что часто люди с депрессией обращаются к своим лечащим врачам по поводу таких проблем, как мышечная боль, проблемы со сном или усталость, не зная, что это признаки депрессии. Иногда эти симптомы сопровождают печаль; в другое время они этого не делают.

«Существует также так называемая «маскированная депрессия» — когда по какой-либо причине люди не чувствуют себя в контакте с чувством грусти или ненормальным настроением», — говорит он.«Они могут с большей вероятностью сообщать о чем-то вроде апатии, притупленного настроения или не чувствовать себя собой».

В этих случаях врач может диагностировать депрессию на основании других симптомов, в частности снижения интереса к любимым занятиям или потери удовольствия от них.

Консультация специалиста : Если у вас есть такие симптомы, как усталость, мышечная боль или потеря интереса к любимым занятиям, не исключайте депрессию как причину. Обратитесь к врачу.

Мне стыдно говорить об этом с врачом. «Стыд из-за проблем с психическим здоровьем удерживает людей от обращения за помощью или даже от разговоров о депрессии», — говорит Боб Ливингстон, автор книги «Решение тела, разума и души: исцеление эмоциональной боли с помощью упражнений ». Но в депрессии нет ничего постыдного. Это заболевание, очень похожее на диабет или высокий уровень холестерина, которое требует лечения.

Это также очень распространенное заболевание. Так что есть большая вероятность, что ваш врач не услышит от вас ничего такого, чего он не слышал много раз раньше.

Совет эксперта: Помните, что практически каждый в какой-то момент испытывает депрессию, и ваш врач не будет повторять ничего из того, что вы расскажете во время визита в кабинет. Тем не менее, если разговор с собственным врачом вызывает смущение, узнайте, есть ли в вашей медицинской страховке человек, с которым вы можете поговорить сначала по телефону. Если у вас нет страхового покрытия психического здоровья, обратитесь за услугами по охране психического здоровья в вашем районе.

Я боюсь говорить на болезненные темы в терапии. «Люди, страдающие депрессией, избегают лечения из-за боязни пройти тщательное обследование своей психологической боли, — говорит Джо Вегманн, лицензированный клинический социальный работник из Метэри, штат Луизиана.

. Я не хочу туда идти», — говорит Кейт Мюллер. К сожалению, в некоторых случаях болезненные дискуссии необходимы для исцеления, говорит она. «Но в других случаях это не должно быть так глубоко или страшно, как вы могли бы подумать. Хороший психотерапевт понимает, каково человеку открываться незнакомцу, и проведет вас через этот процесс.Он не будет заставлять вас открываться слишком быстро или на том уровне, который вам неудобен».

Совет эксперта: Найдите терапевта, с которым вам комфортно, и задайте ему столько вопросов, сколько он задаст вам, говорит Мюллер. Узнайте, какой будет терапия. Хотя со временем могут потребоваться болезненные обсуждения, ваш терапевт не может вас принуждать. То, что вы раскрываете, зависит от вас.

Как реагировать — FPM

Пациенты могут сами решать, какие из предлагаемых им вариантов лечения лучше всего соответствуют их предпочтениям, убеждениям и ценностям.Это так же верно для лечения депрессии, как и для других состояний. Однако иногда несоблюдение или отказ пациента от лечения депрессии основаны на ложной информации. В таких случаях краткое обучение пациента может привести к приверженности и, в конечном итоге, к облегчению изнурительных симптомов депрессии.

Целью этой статьи не является рассмотрение прагматических причин отказа от лечения (таких как стоимость) или углубление в понятия, объясняющие готовность пациента принять диагноз депрессии.Вместо этого в этой статье объясняется, как реагировать, когда пациенты сообщают ложную информацию об использовании антидепрессантов. Ниже приведены 11 распространенных опасений пациентов и рекомендуемые ответы врачей:

1. «В прошлом я пробовал антидепрессанты, и они не работали».

Ответ врача: Может быть несколько причин, по которым антидепрессанты вам не помогли. Возможно, доза, которую вам дали, была слишком низкой для эффективного лечения депрессии, или, возможно, вы лечились недостаточно долго, чтобы предотвратить рецидив или повторное появление симптомов.

Дезинформация также может сыграть свою роль в провале медицины. Некоторые пациенты прекращают прием антидепрессантов уже через пару недель, потому что они не чувствуют улучшения своего настроения, тогда как на самом деле проходит от четырех до шести недель, прежде чем начинают ощущаться преимущества лекарства. Некоторые пациенты думают, что им нужно принимать лекарство только тогда, когда они плохо себя чувствуют, но антидепрессанты нужно принимать каждый день. Может потребоваться месяц, чтобы понять, необходимо ли увеличить дозу или сменить лекарство. Лечение требует большого терпения. Иногда приходится перепробовать несколько препаратов, прежде чем найти тот, который подходит именно вам. Я знаю, что вы мало верите в антидепрессанты, но я надеюсь, что вы дадите им еще одну попытку под моим пристальным наблюдением.

2. «Я не буду принимать наркотики, влияющие на настроение».

Ответ врача: Я понимаю вашу озабоченность, но антидепрессанты не уличные наркотики. Антидепрессанты не заставляют вас чувствовать себя хорошо, не изменяют ваши сенсорные переживания и не приводят к взлетам и падениям.Самое главное, они не вызывают привыкания.

Антидепрессанты работают, исправляя проблему в мозгу, которая мешает вам быть самим собой и чувствовать себя лучше. Прием антидепрессантов для исправления химических проблем в мозге ничем не отличается от приема лекарств от диабета или гипотиреоза. Вы просто возвращаете тело к правильному функционированию. Вы не заставляете тело делать то, для чего оно не предназначено, как в случае с уличными наркотиками.

3. «Моя подруга приняла антидепрессант и свела ее с ума.”

Ответ врача: я понимаю, как опыт вашего друга с антидепрессантами может повлиять на ваше решение принять подобное лекарство, но я хочу, чтобы вы знали, что наиболее часто используемые антидепрессанты существуют уже много лет, и в целом они безопасны и эффективны . Как и со всеми лекарствами, существуют потенциальные риски и побочные эффекты. Например, если у человека невыявленное биполярное расстройство, и он или она принимает антидепрессант без биполярного лекарства, это может увеличить вероятность маниакального эпизода.Возможно, это то, что случилось с вашим другом. Я проведу с вами тщательное собеседование, чтобы убедиться, что у вас нет никаких симптомов биполярного расстройства. Если вы начнете принимать антидепрессанты, я буду внимательно следить за вами.

Более распространенные побочные эффекты, которые могут возникнуть в течение первых нескольких недель, включают головокружение, тошноту, расстройство желудка, сухость во рту, ночные кошмары и изменения сна. Потеря веса, увеличение веса и сексуальные побочные эффекты могут возникнуть немного позже в ходе лечения.Будьте уверены, я никогда не стал бы убеждать вас продолжать принимать лекарства, которые вызывают у вас дискомфорт. Существует множество различных антидепрессантов, и я думаю, у нас есть хорошие шансы найти тот, который будет работать на вас, не вызывая у вас плохого самочувствия.

4. «Я слышал, что антидепрессанты делают вас склонными к самоубийству».

Ответ врача: Должно быть, страшно это слышать. Я знаю, что ты уже чувствуешь себя ужасно, и уж точно не хочешь принимать лекарство, от которого тебе станет еще хуже.Некоторые исследования показали увеличение суицидального мышления и поведения при приеме антидепрессантов, но этот побочный эффект чаще встречается у подростков, чем у взрослых, и подавляющее большинство людей его не испытывает. Если этот побочный эффект действительно возникает, это обычно происходит в течение первых нескольких месяцев после начала приема лекарства, и я буду регулярно встречаться с вами, чтобы узнать, как вы себя чувствуете в это время. (Примечание: разговаривая с подростком, подчеркните важность еженедельной или раз в две недели терапии для отслеживания изменений настроения в дополнение к последующему медицинскому наблюдению.) Очень важно помнить, что антидепрессанты обычно помогают людям чувствовать себя лучше, а не хуже, и именно поэтому я рекомендую вам это лекарство.

5. «Я не хочу терять половое влечение. Вот это бы меня угнетало!»

Ответ врача: Я понимаю, что это важно для вас, и я сделаю все возможное, чтобы найти лекарство, которое не будет вам мешать. Сексуальные побочные эффекты являются относительно распространенной проблемой для группы антидепрессантов, называемых селективными ингибиторами обратного захвата серотонина (СИОЗС).Эти побочные эффекты включают трудности с эякуляцией или поддержанием эрекции у мужчин, трудности с достижением оргазма у женщин и потерю интереса к сексу как у мужчин, так и у женщин. Возможно, будет лучше начать с другого типа антидепрессанта, который с меньшей вероятностью вызовет этот побочный эффект.

Депрессия также может вызывать сексуальные проблемы. Некоторые люди обнаруживают, что их сексуальная жизнь улучшается после начала приема лекарств. Если вы испытываете сексуальный побочный эффект от лекарства, у нас есть два варианта: мы можем подождать, потому что иногда этот побочный эффект проходит сам по себе, или мы можем перейти на другое лекарство.Я хочу, чтобы вы знали, что любые потенциальные сексуальные побочные эффекты исчезнут, как только лекарство выйдет из вашего организма. Рекомендую попробовать лекарство. Вы, вероятно, не будете испытывать никаких сексуальных побочных эффектов. Если вы это сделаете, мы немедленно займемся этим, потому что я знаю, как важно для вас иметь здоровую сексуальную жизнь.

6. «Я слышал, что антидепрессанты вызывают увеличение веса».

Ответ врача: Я понимаю, почему это вас беспокоит, и я буду тщательно выбирать лекарство, у которого нет этого побочного эффекта.Также важно учитывать, что увеличение веса может быть просто симптомом вашей депрессии, особенно если вы боролись со своим весом в прошлом. Если это так, вы можете обнаружить, что полное лечение депрессии действительно помогает вам похудеть.

7. «Если я пойду на консультацию, должен ли я принимать лекарства?»

Ответ врача: Я понимаю причину вашего вопроса и хочу, чтобы вы знали, что вам не нужно идти на консультацию или принимать лекарства. Это ваше тело и ваш выбор.Причина, по которой многие врачи рекомендуют пациентам, страдающим депрессией, обратиться к терапевту и принять антидепрессант, заключается в том, что исследования показывают, что консультирование и лекарства вместе более эффективны, чем каждый из них по отдельности. Например, если бы у вас в руке была заноза, и она заразилась, я бы вынул занозу и дал вам антибиотик. Антибиотик лечит инфекцию, а удаление шипа предотвращает повторное заражение. Точно так же антидепрессанты лечат ваше зараженное настроение, а консультирование устраняет эмоциональные шипы, которые могут способствовать вашей депрессии.

8. «Моя жена подумает, что я сошел с ума, если узнает, что я принимаю антидепрессант».

Ответ врача: Я понимаю, что вы беспокоитесь о том, что ваша жена подумает о вас, но прием антидепрессантов не означает, что вы сошли с ума. На самом деле решение принять антидепрессант — очень здравое решение, которое улучшит вашу жизнь. Депрессия — это болезнь, и, как и любую другую болезнь, имеет смысл выявлять ее на ранней стадии и полностью лечить. Признание того, что вы чувствуете себя подавленным, — это первый шаг к выздоровлению.

Вы сами решаете, делиться ли с кем-либо информацией о своем лечении. Ваша медицинская карта является конфиденциальной, и никто, включая вашего супруга, не имеет к ней доступа без вашего разрешения.

9. «Я действительно больше беспокоюсь, чем подавлен. Почему ты хочешь дать мне антидепрессант?»

Ответ врача: Я понимаю, почему это сбивает с толку. Позвольте мне попытаться объяснить: существует тонкая грань между тревогой и депрессией. Раньше мы лечили тревожных людей успокоительными препаратами, но обнаружили, что антидепрессанты действуют на некоторых людей так же, а то и лучше. Никто не может точно сказать, почему это так, но мы знаем, что некоторые из тех же химических веществ, которые играют роль в тревоге, также играют роль в депрессии. Я предпочитаю лечить вас антидепрессантами, а не успокаивающими препаратами, потому что антидепрессанты имеют менее серьезные побочные эффекты и не вызывают привыкания. По этим причинам стало обычной практикой начинать с антидепрессантов при лечении определенных тревожных расстройств.

10. «Я могу справиться с этим без антидепрессанта».

Ответ врача: Вы можете бороться с этим в одиночку, но не обязаны.Существует риск, связанный с нелеченой депрессией, и депрессия носит эпизодический характер. Если вы переждете, депрессия пройдет, и вы снова почувствуете себя лучше. К сожалению, у людей, перенесших один депрессивный эпизод, вероятность второго эпизода выше. Когда депрессивные эпизоды возникают снова и снова, они имеют тенденцию к увеличению тяжести и частоты. Лечение лекарствами, консультирование или и то, и другое может помочь предотвратить эту нисходящую спираль.

11. «Мне не нужны лекарства, потому что я верю в молитву.”

Ответ врача: Я понимаю, что ваша духовность очень важна для вас и является для вас великим источником силы. Я уверен, что это поможет вам победить эту болезнь. Есть ли шанс, что антидепрессанты и консультации могут стать частью ответа, о котором вы молились? Это может помочь вам обсудить это с терапевтом. Если вы заинтересованы, я могу найти кого-то для вас.

Принятие обоснованного решения

Когда пациенты отказываются от лечения депрессии, важно не отвергать их причины как иррациональные или нелогичные.Вместо этого уважайте решение пациента согласиться на лечение или отказаться от него, выслушайте опасения пациента и дайте ему или ей возможность принять осознанное решение. При лечении такого стигматизирующего диагноза, как депрессия, вы можете сыграть жизненно важную роль в развеивании мифов и дезинформации, а также в разъяснении решений ваших пациентов.

Альтернативы — антидепрессанты — NHS

Вместо антидепрессантов для лечения депрессии и других психических расстройств можно использовать несколько видов лечения.

Разговорная терапия

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это разновидность разговорной терапии, которая все чаще используется при лечении депрессии. Большинство экспертов рекомендуют людям с умеренной и тяжелой депрессией лечиться комбинацией когнитивно-поведенческой терапии и антидепрессантов.

Однако, если вы не можете или не хотите принимать антидепрессанты, у вас есть возможность получать КПТ самостоятельно.

КПТ поможет вам понять свои мысли и поведение, а также то, как они на вас влияют. Он помогает вам понять, что события вашего прошлого могли повлиять на вас, но в основном он концентрируется на том, как вы можете изменить то, как вы думаете, чувствуете и ведете себя в настоящем. Он также учит вас, как преодолевать негативные мысли.

CBT обычно доступен в NHS, хотя списки ожидания обычно длинные. Обычно у вас есть короткий курс сеансов, обычно от 6 до 8 сеансов, продолжительностью от 10 до 12 недель, один на один с терапевтом, обученным когнитивно-поведенческой терапии.В некоторых случаях вам может быть предложена групповая КПТ.

Онлайн-КПТ

Компьютеризированная или онлайн-КПТ — это форма КПТ, которая работает через экран компьютера, а не лицом к лицу с терапевтом.

Эти методы лечения могут быть назначены вашим лечащим врачом или специалистом по психическому здоровью и проводятся с их советом и поддержкой.

За дополнительной информацией или дополнительной информацией о самопомощи обращайтесь к своему терапевту.

Межличностная терапия (IPT)

Межличностная терапия (IPT) фокусируется на ваших отношениях с другими людьми и на проблемах, которые могут возникнуть в ваших отношениях, таких как трудности в общении или преодоление тяжелой утраты.

Курс ИПТ обычно построен так же, как и курс КПТ.

Есть некоторые доказательства того, что ИПТ может быть столь же эффективным, как антидепрессанты или когнитивно-поведенческая терапия, но необходимы дополнительные исследования.

Консультирование

Консультирование — это форма терапии, которая помогает вам подумать о проблемах, с которыми вы сталкиваетесь в жизни, чтобы найти новые способы их решения. Консультанты поддерживают вас в поиске решений проблем, но не говорят вам, что делать.

Консультации в NHS обычно состоят из 6–12 сеансов продолжительностью один час каждый.Вы конфиденциально разговариваете с консультантом, который поддерживает вас и дает практические советы.

Консультация идеально подходит для людей, которые в целом здоровы, но нуждаются в помощи, чтобы справиться с текущим кризисом, таким как гнев, проблемы в отношениях, тяжелая утрата, увольнение, бесплодие или начало серьезного заболевания.

Разговорная терапия в NHS

Вы можете получить разговорную терапию, такую ​​как консультирование по поводу депрессии и когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) в NHS.

Вы можете направить себя непосредственно в службу психологической терапии NHS (IAPT) без направления от врача общей практики.

Узнайте больше о разговорной терапии NHS

Упражнение

Исследования показывают, что регулярные физические упражнения могут быть более эффективным средством лечения легкой депрессии, чем антидепрессанты.

Упражнения помогают повысить уровень химических веществ, называемых серотонином и дофамином, в мозгу, которые могут поднять ваше настроение.

Регулярные занятия спортом повышают самооценку и уверенность в себе, что помогает облегчить симптомы депрессии.

Прочтите о том, как начать заниматься физическими упражнениями и выполнять упражнения при депрессии.

Группы взаимопомощи

Говорить о своих чувствах может быть полезно. Вы можете либо поговорить с другом или родственником, либо попросить своего врача порекомендовать местную группу самопомощи. В Интернете также есть чаты, которые предлагают поддержку.

Узнайте больше о группах поддержки при депрессии.

Литий

Если вы пробовали несколько разных антидепрессантов и не заметили улучшения, ваш врач может предложить вам лекарство под названием литий в дополнение к вашему текущему лечению.

Если уровень лития в крови становится слишком высоким, он может стать токсичным. Таким образом, вам нужно будет сдавать анализы крови каждые несколько месяцев, чтобы проверять уровень лития, пока вы его принимаете.

Вам также следует избегать диеты с низким содержанием соли, поскольку это также может привести к токсичности лития. Спросите своего врача общей практики о вашей диете.

Побочные эффекты лития включают:

  • сухость во рту
  • металлический привкус во рту
  • легкое дрожание рук
  • диарея

Эти побочные эффекты обычно проходят со временем, когда организм привыкает к лекарству .

Лечение электрическим током

Иногда лечение, называемое электросудорожной терапией (ЭСТ), может быть рекомендовано, если у вас тяжелая депрессия и другие методы лечения не помогли, поскольку оно может быть очень эффективным.

Во время ЭСТ вам сначала дадут анестетик и лекарство для расслабления мышц. Затем вы получите электрический ток в свой мозг через электроды, размещенные на вашей голове.

Вам могут назначить серию сеансов ЭСТ.Обычно его дают два раза в неделю в течение 3-6 недель.

Не совсем ясно, как работает ЭСТ, но недавние исследования показывают, что она может помочь уменьшить связи в области мозга, связанной с депрессией.

Для большинства людей ЭСТ хороша для облегчения тяжелой депрессии, но благоприятный эффект, как правило, проходит через несколько месяцев.

У некоторых людей возникают неприятные побочные эффекты, в том числе кратковременные головные боли, проблемы с памятью, тошнота и мышечные боли.

Но эти риски необходимо сопоставить с рисками других методов лечения и последствиями отказа от лечения депрессии.

Депрессия: опыт применения антидепрессантов — InformedHealth.org

Люди с депрессией по-разному воспринимают антидепрессанты — как хорошие, так и плохие. Они надеются, что лекарство улучшит их симптомы или предотвратит возвращение депрессии. Но многие люди могут также беспокоиться о побочных эффектах или думать, что прием лекарств для лечения их проблем является признаком слабости.

Антидепрессанты могут помочь некоторым людям преодолеть фазы депрессии.Другие чувствуют лишь незначительное улучшение или его отсутствие, а некоторые прекращают их прием из-за побочных эффектов. Многие люди неохотно принимают лекарства от психологических проблем или опасаются, что могут стать от них зависимыми.

Различные факторы могут повлиять на решение о приеме антидепрессантов, в том числе ваш опыт приема лекарств от психических расстройств, разговоры с врачами и сообщения в СМИ. Некоторые люди принципиально отказываются от приема антидепрессантов, а другие просто следуют совету врача и принимают лекарства по назначению.Но многие тщательно взвешивают все за и против лекарства.

Предупреждения об антидепрессантах

Люди часто не решаются принимать антидепрессанты, потому что боятся побочных эффектов или возникновения зависимости от лекарства. Но в отличие от многих снотворных и седативных средств, антидепрессанты не вызывают физической зависимости или привыкания. Даже в этом случае у людей могут возникнуть временные проблемы, такие как проблемы со сном и беспокойство, когда они перестанут принимать лекарство.

Некоторых людей беспокоит мысль, что они не смогут победить депрессию без лекарств.Они думают об антидепрессантах как о своего рода костылях и думают, что считали бы себя слабыми и беспомощными, если бы им пришлось полагаться на них. Другие задаются вопросом, действительно ли им нужно лекарство, чтобы чувствовать себя лучше. Они часто меняют свое мнение, и их чувства могут быть противоречивыми.

Некоторые люди также беспокоятся о том, что прием лекарств от психологических проблем означает, что они не «нормальны». Но нет причин стыдиться приема лекарств от проблем с психическим здоровьем, так же как это не проблема для физических заболеваний.

Очень важно открыто обсуждать подобные проблемы со своим врачом. Некоторые люди не осмеливаются говорить о своих опасениях и опасениях или задавать критические вопросы. Это не всегда так просто, потому что не каждый врач дает вам ощущение, что он открыт для этого. Но важно, чтобы вы принимали совместные решения вместе со своим врачом. В частности, это означает тщательное взвешивание всех «за» и «против» лекарств.

Чтобы принять правильное для вас решение и справиться с любыми проблемами, которые могут возникнуть при приеме лекарства, важно, чтобы вы получили достаточную достоверную информацию о лечении.Наряду с советами своего врача вы также можете получить дополнительную информацию и поддержку у психосоциальных консультантов и групп поддержки.

Начало лечения

Многие люди с симптомами депрессии решают самостоятельно обратиться за профессиональной медицинской помощью, потому что хотят вернуться к нормальной жизни. Некоторых поощряют или даже принуждают к этому обеспокоенные друзья или семья.

Люди, страдающие депрессией, обычно чувствуют себя беспомощными и будто больше не могут контролировать свою жизнь. Поэтому может быть облегчением, если врач пропишет антидепрессанты. Многие люди на самом деле хотели бы обойтись без лекарств или сначала попробовать другие методы лечения. Но они часто очень отчаялись и надеются, что антидепрессанты приведут к быстрому улучшению. Лекарства также могут помочь в ожидании начала психотерапии.

Сначала это может разочаровать, потому что антидепрессанты не помогают сразу. Поэтому важно знать, что большинство лекарств начинают оказывать заметный эффект только через одну-две недели, а иногда и дольше.

Положительный опыт

Для некоторых людей, страдающих депрессией, лекарства становятся частью их жизни. Они чувствуют себя лучше благодаря лечению, а также чувствуют, что снова контролируют свою жизнь, активны и могут жить самостоятельно.

У некоторых людей практически отсутствуют побочные эффекты. Преимущества лечения намного перевешивают любые недостатки. Они чувствуют, что их лекарства помогают им оставаться эмоционально стабильными.

Если вы собираетесь принимать антидепрессанты регулярно и в течение длительного времени, важно принять болезнь и почувствовать эффективность лечения.Если положительные стороны лекарства перевешивают отрицательные, обычно легче бороться с побочными эффектами.

Отрицательный опыт

У некоторых людей создается впечатление, что лечение не помогает или изменило их личность, например, потому что они чувствуют эмоциональное оцепенение. Побочные эффекты могут быть настолько серьезными, что люди прекращают лечение. Некоторым нужно попробовать много разных лекарств, прежде чем найти правильный антидепрессант. Другие не чувствуют себя лучше, несмотря на то, что попробовали несколько разных методов лечения, и в итоге очень разочаровались.

Отрицательный опыт также может быть вызван побочными эффектами. С физическими эффектами, такими как головокружение, сухость во рту, прибавка в весе, трудности с концентрацией внимания и проблемы со сном, может быть очень трудно справиться. Но это в равной степени относится и к эмоциональным побочным эффектам: некоторым людям не хватает разнообразия и интенсивности их эмоций. Лекарства также могут повлиять на половое влечение.

Не всегда ясно, являются ли подобные эмоциональные изменения результатом депрессии или побочных эффектов лекарств.В любом случае люди с большей вероятностью прекратят лечение, если почувствуют, что лекарство оказывает негативное влияние на их эмоциональное состояние.

Проблемы во время лечения

Некоторые люди беспокоятся о приеме слишком большого количества лекарств, особенно если они пожилые и имеют различные проблемы со здоровьем. Других отталкивает мысль о том, что им, возможно, придется принимать лекарства в течение многих лет.

Если вам трудно продолжать регулярно принимать антидепрессанты в течение месяцев или даже лет, могут помочь различные стратегии.К ним относятся регулярные разговоры с врачом и установление доверительных отношений с ним или с ней. Также важно иметь достаточную информацию о лекарстве, чтобы лучше понять, как оно работает и почему его необходимо принимать регулярно.

Если лекарство не действует должным образом или вызывает серьезные побочные эффекты, некоторые люди пытаются самостоятельно отрегулировать дозу. Они могут начать принимать меньше или больше таблеток на некоторое время. Другие полностью прекращают прием лекарств, не посоветовавшись со своим врачом.Но это может иметь опасные для жизни последствия. Поэтому абсолютно необходимо обсуждать любые проблемы с врачом, а не просто прекращать прием лекарств. Можно изменить дозу или попробовать другое лекарство.

Некоторые люди также прекращают лечение, потому что они чувствуют себя лучше и думают, что им больше не нужны лекарства после исчезновения симптомов. Но чтобы убедиться, что симптомы и депрессия не вернутся, важно продолжать лечение в соответствии с планом — по крайней мере, в течение четырех-девяти месяцев в качестве поддерживающей терапии.После этого вы можете поговорить со своим врачом о том, имеет ли смысл продолжать прием препарата.

Какая информация вам нужна?

Люди, принимающие антидепрессанты, часто желают иметь больше и лучше информацию о выписанных им лекарствах. Они хотят, чтобы врачи делали следующее:

  • Серьезно относились к их проблемам и беспокойствам.

  • Честно и подробно расскажите им, сколько времени потребуется, чтобы лекарство начало действовать, и какие у него могут быть побочные эффекты.Тогда они смогут подготовиться и лучше справиться с этим.

  • Обсудите альтернативы и объясните плюсы и минусы лечения доступным языком. Люди могут быть недовольны своим лечением, если им прописывают антидепрессанты, не спросив сначала обо всех их симптомах и любых возможных причинах, а также не обсудив другие варианты лечения.

  • Объясните причины изменения дозы.

Многие люди с депрессией испытывают трудности с обработкой или запоминанием информации и чувствуют себя неспособными принимать решения.Затем может быть полезно записать информацию или взять с собой кого-то, кому вы доверяете.

Во время бессимптомных фаз также полезно подумать о том, как вы относитесь к лечению, и обсудить эти чувства со своим партнером, семьей или друзьями.

Антидепрессанты: ни таблетки счастья, ни плацебо

Некоторые СМИ ошибочно называют антидепрессанты таблетками счастья. Это может дать людям неправильное представление. Антидепрессанты не делают людей счастливыми и не предназначены для этого: их цель — помочь людям с депрессией снова почувствовать себя нормальными.Некоторые отчеты могут утверждать, что антидепрессанты принципиально неэффективны и в лучшем случае имеют эффект плацебо, но это тоже неправда. Исследования показали, что они эффективны при лечении умеренной и тяжелой депрессии.

Но вы все еще можете чувствовать, что антидепрессант, который вы принимаете, не действует. Вы можете поговорить со своим врачом об увеличении дозы или попробовать другой антидепрессант.

Подобные разочарования случаются и с лекарствами от других болезней.Антидепрессанты могут увеличить вероятность того, что вы почувствуете себя лучше, но нет никакой гарантии. Иногда симптомы настолько серьезны, что антидепрессанты сами по себе мало чем могут помочь. К сожалению, некоторые люди заканчивают тем, что покончили с собой, несмотря на лечение.

Большинство людей с депрессией не считают антидепрессанты чудодейственным средством. Многие разработали очень реалистичное представление о возможностях и ограничениях лекарств, основанное на их опыте с ними. Они рассматривают антидепрессанты как своего рода помощь или подстраховку, на которую они могут положиться, когда им это нужно.В конце концов, большинство людей, вероятно, предпочли бы не принимать лекарства.

Источники

  • Deutsche Gesellschaft für Psychiatrie und Psychotherapie, Psychosomatik und Nervenheilkunde (DGPPN). S3-Leitlinie und Nationale Versorgungsleitlinie (NVL): униполярная депрессия. Регистрационный номер AWMF: nvl-005. Март 2017 г.
  • Медицинская информация IQWiG написана с целью помочь люди понимают преимущества и недостатки основных вариантов лечения и здоровья услуги по уходу.

    Поскольку IQWiG является немецким институтом, некоторая информация, представленная здесь, относится к Немецкая система здравоохранения. Пригодность любого из описанных вариантов у конкретного случае можно определить, поговорив с врачом. Мы не предлагаем индивидуальные консультации.

    Наша информация основана на результатах качественных исследований. Это написано команда медицинских работников, ученых и редакторов, а также проверенных внешними экспертами. Ты сможешь найти подробное описание того, как наша медицинская информация создается и обновляется в наши методы.

15 причин, по которым люди перестали принимать антидепрессанты

Примечание редактора:  Эта статья основана на личном опыте. Пожалуйста, обратитесь к врачу, прежде чем начинать или прекращать прием лекарств.

Есть много причин, по которым люди отказываются от антидепрессантов. Для некоторых отрицательные побочные эффекты перевешивают полезные аспекты. Другие достигают точки в своем психическом здоровье, когда они решают со своим врачом, что лекарства больше не нужны. И, к сожалению, в некоторых случаях высокая стоимость не позволяет людям позволить себе лекарства.

Мы хотели знать, по каким причинам люди могут перестать принимать антидепрессанты, поэтому мы попросили наше сообщество по охране психического здоровья рассказать, почему они так поступили в своей жизни. Кто-то остановился, потому что так было к лучшему — в других случаях сыграло роль клеймо. Но независимо от того, как вы решите лечить свое психическое заболевание, важно делать то, что вам подходит. И независимо от того, какова ваша ситуация, также важно принимать решения о лекарствах с вашим врачом.

Вот что они сказали:

1. Онемение

«Первые несколько недель их приема я чувствовал себя прекрасно, живым и бодрым. Через некоторое время я начал чувствовать себя очень плоским и бесчувственным. Мне не было грустно, но я просто чувствовал, что [я] существую. Я был измотан. Они сделали свою работу, вытащив меня из постели и снова функционируя, но мне нужно было продолжать преодолевать горб, и я чувствовал, что они этому мешают». — Лиза М.

«Это сделало меня зомби.Я был оцепенелым, беспечным и перестал прилагать усилия для поддержания каких-либо отношений с людьми, которые мне небезразличны». — Кэри О.

2. Финансовые причины

«Я остановился, потому что мои лекарства и плата за прием привели к тому, что я влез в долги. Я потерял доход, чтобы ходить на встречи. Мои франшизы за назначения, а затем доплаты оплачивались кредитными картами, и я просто не мог себе этого позволить. Я чувствовал, что хорошо справляюсь с лекарствами, но это было финансовое бремя, с которым я больше не мог справляться.” — Кейт Б.

«Я не мог себе их позволить. Я потерял работу из-за своего психического здоровья, поэтому не мог позволить себе заплатить за них. Это было ужасное время». — Хлоя С.

3. Постоянное чувство усталости

«Я всегда чувствовал себя таким усталым и «нечетким». Также я не мог больше писать. Мой мозг был похож на гигантский ватный шарик». — Кристи Х.

«Они также сделали меня очень сонным и вялым; Я мог спать всегда и везде». — Хизер М.

4. Лекарства перестали действовать

«На меня перестали действовать лекарства.Мне все время приходилось увеличивать дозу, чтобы какое-то время это подействовало, только чтобы снова не подействовало. Перед лекарствами, которые я только что прекратил, другие лекарства заставляли меня чувствовать себя намного более тревожно — вызывали учащенное сердцебиение и заставляли меня чувствовать себя супер параноиком. Я еще не нашел ничего, что работало бы в долгосрочной перспективе». — Джен Б.

«Я перестала принимать антидепрессанты, потому что после семи лет приема разных лекарств я поняла, что они делают из меня зомби. Моя депрессия считается «устойчивой к лечению», и лекарства заставили меня онеметь, набрать вес и вызвать побочные эффекты, которые просто не стоили того.— Тресси П.

5. Беременность

«Я перестала принимать лекарства, чтобы попытаться забеременеть». — Эшли М.

6. Стигма

«Я не горжусь тем, что признаю [это], но я перестал принимать антидепрессанты из-за моей семьи и стигматизации вокруг нее. Мне всегда говорили: «У тебя неплохая жизнь. Они тебе не нужны» или «Ты на антидепрессантах? Вы с ума сошли? Ты, должно быть, сошел с ума». Мне было больно, поэтому я перестал принимать лекарства». — Лорен П.

«Я уходила дважды, потому что все продолжали говорить: «Ты не хочешь быть на них вечно!» Оба раза были катастрофическими.Моя жизнь должна кардинально измениться, чтобы я снова чувствовала себя в безопасности». — Бет В.

7. Повышенная мания у людей с биполярным расстройством

«Мне пришлось остановиться, потому что если у вас биполярное расстройство, потенциальным побочным эффектом является усиление мании. Это вызвало у меня сверхбыстрый цикл в течение нескольких месяцев. Это было невероятно неприятно, потому что я понятия не имел, что происходит. Я также только недавно оправился от денежной безответственности того времени». — Рэйчел Х.

«Мне пришлось прекратить принимать их, потому что это вызывало быстрый цикл моего биполярного расстройства, это было похоже на американские горки с гипоманией, мой режим сна был нарушен, и выход из него был худшим. Даже после уменьшения мозговые разряды были ужасными». — Сара В.

8. Снижение креативности

«Я чувствую, что теряю что-то, когда принимаю лекарства. Может мое воображение? Мое творчество. Это сложно, но спустя почти 20 лет я пришел к выводу, что жизнь с [моими] лекарствами все же лучше, чем жизнь без лекарств». — Мелисса Г.

9. Прибавка в весе

«[Я прекращал прием антидепрессантов] много раз в течение жизни, обычно из-за сексуальных побочных эффектов и увеличения веса.Однако в настоящее время я снова принимаю лекарства и на этот раз чувствую себя лучше, не сдавайтесь, есть много вариантов, и иногда требуется много времени, чтобы найти то, что подходит именно вам». — Кэрри М.

«Иногда это происходит потому, что мои врачи предупреждали меня, что это вызывает увеличение веса. Я набрал [вес] только благодаря некоторым лекарствам и только сейчас теряю вес – медленно». — Рэйчел Т.

10. Изменения либидо

«[Мое лекарство] вызвало у меня полную сексуальную дисфункцию». — Сара Л.

«Неспособность к оргазму. Ощущение себя зомби. Снижение либидо». — Кэти М.

11. Обезличивание

«Обезличивание до макс. Мне казалось, что я наблюдаю за собой со стороны, как будто все нереально». — Кэти М.

12. Повышенная склонность к суициду

«Я перестал принимать антидепрессанты после того, как они заставили меня покончить с собой. Побочные эффекты были настолько сильными. У меня бы мозг отключался каждый раз, когда я моргал, я не спал, я был эмоциональным, подавленным… и это никогда не проходило.Наконец, после очень темного дня, я решил, что они не для меня. С тех пор я нашел идеальный коктейль из стабилизаторов настроения. Они работают на некоторых людей, но я никогда больше не прикоснусь к ним». — Ангелина М.

13. Лекарственная устойчивость

«Я стал устойчивым к лекарствам. Вместо того, чтобы работать, они доводили меня до такой степени, что я просыпался с криком в холодном поту. Я чувствовал себя еще более подавленным, и из-за недостатка сна это не помогало». — Мижикай Х.

14. Раздражительность

«Это сделало меня полной противоположностью самой себе — я все время злился, я просто был откровенно груб с людьми, которых люблю». — Алисса В.

15. Чувствую себя хорошо без лекарств

«Я принимал свои примерно восемь лет и решил потихоньку от них оторваться. Я чувствовал, что у меня под контролем тревога и депрессия, и я не хотел все время полагаться на лекарства. ” — Хизер М.

Если вы испытываете побочные эффекты антидепрессанта, которые усложняют вашу жизнь, , пожалуйста, , не стесняйтесь говорить об этом на следующем приеме у врача.И не расстраивайтесь, если вы не нашли подходящее для вас лекарство — это не значит, что надежды на выздоровление нет. С другой стороны, вот список причин, по которым люди решили, что им нужно начать принимать лекарства: «30 «красных флажков», которые сообщают людям с психическими заболеваниями, что пора начинать лечение». Не всегда работает — и что может изменить ситуацию

Наличие надежды может быть столь же сильным, как и ее отсутствие. Просто спросите любого, у кого депрессия. Депрессия — разрушительная болезнь, которая процветает на безнадежности. Это чувство безнадежности может усугубиться, когда лекарства, часто принимаемые в качестве крайней меры, не приносят никакого облегчения. Новое исследование находит ключ к разгадке того, почему антидепрессанты не работают для всех.

Существует ряд методов лечения депрессии, и одними из наиболее распространенных являются СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина). Около 50% людей, принимающих СИОЗС, обнаруживают, что их депрессивные симптомы уменьшаются вдвое в течение 8 недель после приема лекарства.Затем идут остальные 50%. На таких людей антидепрессанты просто не действуют.

Из тех, кто находит облегчение, половина из них увидит возвращение симптомов, в результате чего фактический показатель выздоровления составит 25%.

Наши представления о депрессии меняются.

Хотя СИОЗС являются спасательным кругом для многих людей, их схематичный уровень эффективности подтолкнул к мысли о том, что депрессия вызывается недостатком серотонина. То, как мы думаем о депрессии, меняется.Совсем недавно произошел резкий отход от серотониновой теории депрессии. На это есть ряд причин:

  • Если бы депрессия была вызвана низким уровнем серотонина, можно было бы ожидать, что лекарства, повышающие уровень серотонина, будут более эффективны, чем 50%-ный показатель эффективности СИОЗС.
  • В ряде исследований (в том числе здесь и здесь) было обнаружено, что у некоторых людей с депрессией повышен уровень серотонина.
  • Существуют и другие методы лечения депрессии, включая терапию, комбинацию медитации и упражнений, а также лекарства, которые мало влияют на уровень СИОЗС, но могут уменьшить депрессию так же сильно, как и СИОЗС.
  • Ключевым аргументом серотониновой теории депрессии было наблюдение, что повышение уровня серотонина облегчает депрессию. Однако точно так же, как головная боль не вызывается низким уровнем парацетамола, эффективность СИОЗС не обязательно означает, что депрессия вызывается низким уровнем серотонина.
  • Недавние исследования указывают на возможную роль окислительного стресса при депрессии.

СИОЗС, похоже, обладают некоторой способностью лечить, но ненадежно, и только у половины людей, которые их принимают.Явно чего-то не хватает. Новое исследование, кажется, обнаружило некоторые детали, которые могут начать дополнять картину.

Почему антидепрессанты не всегда работают? Давайте поговорим об исследовании.

В исследовании, опубликованном в журнале « Brain, Behavior and Immunity », исследователи нашли важные сведения о том, как работают СИОЗС, и, что более важно, что можно сделать для повышения их эффективности.

 «Нет никаких сомнений в том, что антидепрессанты работают для многих людей, но от 30 до 50% людей с депрессией антидепрессанты не работают.Никто не знает почему. Эта работа может частично объяснить причину». – Сильвия Поджини, исследователь, Intituto Superiore di Sanita, Рим .

Из исследования следует, что эффективность СИОЗС напрямую не зависит от повышения уровня серотонина. Что кажется более вероятным, так это то, что СИОЗС облегчают выздоровление, повышая пластичность мозга, чтобы его можно было изменить, вылечить и укрепить под воздействием факторов окружающей среды и образа жизни. (Пластичность относится к способности мозга меняться.)

«Кажется, что СИОЗС некоторым образом открывают мозг для перехода от фиксированного состояния несчастья к состоянию, когда другие обстоятельства могут определять, выздоровеете вы или нет» — Сильвия Поджини.  

Исследования проводились на мышах. (Мышей часто используют в исследованиях вместо людей из-за их биологического и генетического сходства с людьми.) После двухнедельного стресса мышей всем им давали СИОЗС. Затем их разделили на две группы.Половина мышей продолжала подвергаться стрессу, в то время как другая половина находилась в более спокойной и менее стрессовой среде.

У мышей, которых лечили СИОЗС и помещали в более комфортную среду, наблюдалось улучшение симптомов депрессии. Напротив, у тех, кого лечили СИОЗС и помещали в стрессовую среду, наблюдалось явное ухудшение их симптомов.

Какая разница?

Когда кто-то принимает СИОЗС, окружающая среда и то, что человек делает, играют решающую роль в том, станет ли ему или ей лучше, останется прежним или станет хуже.

Исследование предполагает, что эффекты СИОЗС не обязательно влияют на серотонин, а на способность мозга к изменениям. Лекарство подготавливает мозг к выздоровлению, а окружающая среда способствует выздоровлению — к лучшему или к худшему. Окружающая среда оказывает сильное влияние на то, как человек будет реагировать на антидепрессанты.

«Эта работа показывает, что простого приема СИОЗС, вероятно, недостаточно. Если использовать аналогию, СИОЗС помещают вас в лодку, но бурное море может определить, понравится ли вам путешествие.Чтобы СИОЗС работал хорошо, вам может потребоваться благоприятная среда. Это может означать, что мы должны подумать, как мы можем приспособиться к нашим обстоятельствам, и что лечение антидепрессантами будет лишь одним из средств против депрессии», — Сильвия Поджини.  

Что может помочь?

Окружающая среда кажется ключевой. Среда, которая питает и поддерживает исцеление, с большей вероятностью изменит и укрепит мозг в положительную сторону. Это могло бы быть усилено, если бы СИОЗС подготовили мозг к этому.С другой стороны, стрессовая и неблагоприятная среда, а также образ жизни, который не питает тело и мозг, потенциально не смогут максимально использовать преимущества СИОЗС.

Исследование находится на начальной стадии, и потребуется больше, прежде чем мы получим более ясную картину.

Между тем, многочисленные исследования выявили убедительные доказательства эффективности различных факторов образа жизни и поведения в ослаблении симптомов депрессии. К ним относятся медитация, физические упражнения, снижение стресса, диета, сон и компания, которую мы поддерживаем.Было обнаружено, что они изменяют структуру и функции мозга таким образом, что способствуют здоровому мозгу.

Идея о том, что исцеление более вероятно благодаря сочетанию окружающей среды и лекарств, не нова, но это исследование дает нам доказательства важности окружающей среды и образа жизни в исцелении от депрессии.

И наконец…

Безнадежность, столь характерная для депрессии, может усугубляться, когда лекарства не приносят никакого облегчения.По крайней мере, у 50 % людей лекарства никак не влияют на их симптомы. Из исследования кажется, что эффект антидепрессантов может быть более косвенным, чем считалось ранее. Что еще более важно, кажется, что они могут быть не такими эффективными сами по себе, как они могут быть, когда образ жизни и факторы окружающей среды могут способствовать заживлению.

[irp posts=»1727″ name=»Исцеление от депрессии. 6 проверенных немедикаментозных способов, которые так же эффективны, как антидепрессанты (мы все должны это делать!)»]

[irp posts=»2254″ name=»Совместное выполнение этих двух простых действий может уменьшить депрессию на 40 % за два месяца»]

Часто задаваемые вопросы об антидепрессантах

— The Mix

Когда вам прописывают антидепрессанты, это может показаться очень важным — это может означать, что вы не уверены, хотите ли вы их принимать, особенно если вы не понимаете, как они повлияют на вас. Мы поговорили с доктором Ларсом Дэвидссоном, психиатром и медицинским директором англо-европейской клиники, чтобы узнать, что вы должны знать, прежде чем начать.

У нас есть ответы на ваши самые частые вопросы.

Назначение антидепрессантов врачом общей практики

Вы обратились к своему терапевту по поводу плохого самочувствия или беспокойства, и вам выписали рецепт на антидепрессанты.То, как вы относитесь к их приему, будет зависеть от того, что произошло на этом приеме, и информации, которую вы получили. Психиатр д-р Ларс Дэвидссон говорит, что важно следующее:

  • Вас услышали и поняли
  • Вас подробно расспрашивали о ваших мыслях и чувствах
  • Вам поставили диагноз
  • Вам предлагали когнитивно-поведенческую терапию или другую форму разговорной терапии вместе с вашим лекарством
  • Вам подробно объяснили побочные эффекты лекарства и время, необходимое для его действия

«Если врач порекомендовал вам принимать антидепрессанты, то, по моему мнению, да, вам, вероятно, следует их принимать», — говорит доктор Ларс. «Но вас также должны направить на какую-то терапию вместе с рецептом».

Почему важен диагноз депрессии?

«В случаях легкой депрессии вам вообще не следует назначать антидепрессанты, а следует предлагать какую-либо когнитивно-поведенческую терапию», — говорит доктор Ларс. «Если у вас умеренная депрессия, вам должны назначить и терапию, и антидепрессанты».

Узнайте больше о когнитивно-поведенческой терапии (КПТ)

Что, если мне предложат антидепрессанты, но не терапию?

Если вы довольны тем, что вам прописывают антидепрессанты, и с удовольствием принимаете их, то вам не нужно беспокоиться о терапии.Однако, если вы чувствуете, что какая-то терапия будет более полезной для вас в долгосрочной перспективе, лучше обсудить это со своим лечащим врачом, чтобы вы могли понять доступные вам варианты.

«На самом деле нет никаких причин, по которым вам следует советовать просто принимать лекарства без каких-либо добавок, — говорит д-р Ларс. «Если такое случается, обычно это связано с нехваткой ресурсов или отсутствием опыта у врача общей практики. Не бойтесь просить, чтобы вас направили к психиатру».

Прочтите дополнительные советы о том, что делать, если вы не получаете необходимую помощь.

Каковы побочные эффекты антидепрессантов?

Имеются данные о том, что тип антидепрессантов, называемый СИОЗС, может иметь серьезные побочные эффекты (в том числе вызывать суицидальные мысли) у молодых людей, беременных женщин и женщин, кормящих грудью. СИОЗС, такие как флуоксетин, регулярно используются при депрессивных расстройствах.

Ваш врач будет знать об этом и назначит вам подходящее лекарство, а также расскажет вам о любых возможных побочных эффектах и ​​о том, чего вы можете ожидать.Некоторые люди принимают антидепрессанты и не испытывают никаких проблем, но у других они обнаруживаются:

  • Тошнота
  • Почувствовать сонливость
  • Почувствуйте себя еще более подавленным

Важно иметь в виду, что вы можете испытывать побочные эффекты в течение нескольких дней после начала лечения, но обычно требуется не менее двух недель, чтобы лекарство начало действовать.
Вам также следует записаться на повторную встречу, чтобы обсудить, работают ли они на вас. Если вы чувствуете суицидальные мысли, поговорите со своим врачом общей практики, обратитесь в неотложную помощь или свяжитесь с самаритянами.

Повлияют ли они на мою сексуальную жизнь?

Антидепрессанты могут повлиять на вашу сексуальную жизнь. Распространенным побочным эффектом является потеря способности достигать оргазма, если вы девочка, и эякулировать, если вы мальчик. Однако это происходит не со всеми, и вы можете попросить своего врача заменить вас на другой тип антидепрессанта, если вы испытываете эти симптомы.

«Не все антидепрессанты одинаковы», — говорит доктор Ларс Дэвидссон, психиатр и медицинский директор англо-европейской клиники.«Если они влияют на вашу сексуальную жизнь, вы всегда можете попросить своего врача заменить их на другой. И помните, что депрессия сама по себе является массовым убийцей либидо. Дайте вашим наркотикам месяц или около того, чтобы они начали действовать, прежде чем вы заявите, что они отбивают вас от секса».

Можно ли пить алкоголь?

Медицинские рекомендации предполагают, что вам не следует употреблять алкоголь во время приема антидепрессантов, так как выпивка уменьшает их воздействие. Алкоголь может усилить побочные эффекты, от которых должны помогать антидепрессанты, например, сонливость.Но, по словам доктора Ларса, есть место для небольшой доли.

«От них точно нельзя напиться, — говорит он, — но пинту-другую, рюмку вина тут и там можно выпить, но очень скромное количество. Что бы вы ни делали, не смешивайте их с такими наркотиками, как кокаин или каннабис».

Вызывают ли они увеличение веса?

Антидепрессанты могут вызвать некоторое увеличение веса, но обычно оно незначительное. Поскольку депрессия часто приводит к тому, что человек на самом деле не чувствует голода, вы можете съесть больше, как только антидепрессанты начнут работать должным образом.

«Люди, страдающие депрессией, склонны меньше есть, потому что ничего не вкусно, и вы не проголодаетесь, — говорит доктор Ларс. «Поэтому некоторые люди набирают вес только потому, что едят больше и чувствуют себя лучше».

Если вы боитесь набрать вес, попробуйте питаться более здоровой пищей или увеличьте физическую активность. Если это действительно проблема, вернитесь к своему терапевту и попросите изменить рецепт.

Они вызывают у вас онемение?

«Это одно из самых распространенных заблуждений об антидепрессантах, — говорит д-р Ларс.«Но они работают, поднимая вам настроение, а не я ошеломляю вас и забираю все ваши чувства».

Может пройти до шести недель, прежде чем вы заметите, что лекарства действуют, и в течение этого времени у вас все еще будут симптомы депрессии, такие как чувство замкнутости и оцепенения. Но это депрессия, а не наркотики, которым нужно время, чтобы подействовать.

Если вы принимаете антидепрессанты для лечения беспокойства, вы можете чувствовать «число», когда на самом деле вы просто чувствуете себя менее беспокойным и возбужденным.

Альтернативы антидепрессантам

Если ваш врач прописал вам антидепрессанты, то, вероятно, он считает, что это лучший способ помочь вам в данный момент. Есть несколько альтернатив, которые вы можете попробовать со временем, хотя, по словам доктора Ларса, они могут работать лучше, если вы принимаете лекарства. Некоторые из наиболее распространенных вариантов, если вы не хотите принимать антидепрессанты:

  • Разговорная терапия, такая как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)
  • Переход на здоровую диету
  • Повышение уровня физической активности
  • Больше спать и регулярно

Должен ли я принимать антидепрессанты?

Это сугубо личное решение, но если вам их прописали, это рекомендуется.«В конце концов, решать вам, — говорит доктор Ларс. «Но если бы врач прописал вам лекарство от диабета или низкого кровяного давления, вы бы не стали принимать лекарство от этого? Думаю, все сводится к вопросу «Хочешь лечения?»

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.