Как собрать пудру которая рассыпалась: Как восстановить пудру, которая разбилась: 2 простых способа

Содержание

Читать «Девушка с чеширским зонтиком» — Калинина Дарья — Страница 9

– Тут написано, что данный товар представляет собой компакт-пудру. А в твоей пудренице пудра рассыпчатая. Как ты это объяснишь?

– Раскрошилась.

– А цвет? Тут на картинке изображен совсем другой оттенок. А у тебя пудра почти белая.

– Разве можно верить картинкам в сети? Там сплошной фотошоп.

– И все-таки мне кажется, что это не совсем пудра. Даже совсем не пудра.

– А что же тогда?

Вера пыталась хорохориться, но было заметно, что ей здорово не по себе.

– Не знаю. Возможно, лекарство. Возможно, яд. А возможно, наркотик. Или то, другое и третье вместе.

– Это не яд! – заявила Вера. – И не наркотики!

– Значит, это просто пудра?

– Да!

– Тогда ты не будешь возражать, если я эту «просто пудру» из твоей «просто пудреницы» высыплю на землю? Это ведь так просто – взять и…

И Саша сделал вид, что переворачивает открытую у него на ладони пудреницу. Вера переменилась в лице и кинулась к нему.

– Не смей!

Рот у нее искривился, глаза выпучились. В этот момент от ее красоты не осталось и следа, она была страшна, почти уродлива. Вера подбежала к замершему Саше и попыталась отнять у него пудреницу. И ей это почти удалось, потому что врожденная галантность не позволяла Саше бить женщину, а Вера таких запретов не имела. Но Антон тоже не зевал. Подскочил и начал отбирать пудреницу уже у Веры. В результате их борьбы пудреница полетела на землю, и часть ее содержимого рассыпалась.

– Что ты наделал?! – взвыла Вера не своим голосом. – Что ты наделал, урод!

Она кинулась к этой пудренице и дрожащими руками попыталась собрать ее недавнее содержимое с земли. Полностью ей это не удалось сделать, земля была влажной, и часть порошка тут же смешалась с влагой, превратившись в грязь.

И Вера заплакала.

– Что вы натворили! Зачем? Вас это никак не касалось. Это не ваше дело. Зачем вы оба в него сунулись?

– Что это было, Вера? Наркотики?

Но Вера не пожелала ответить. Вскочив на ноги, она сунула пудреницу с остатками порошка к себе в карман и умчалась прочь. Антон с Сашей остались одни, если не считать Барона, который взирал на всю эту человеческую кутерьму с найденной им пудреницей с большим удивлением. Была бы еще эта пудра съедобной, тогда было бы понятно. А так… Абсолютно никчемная вещь.

Саша повернулся к Антону:

– Что там было? Ты знаешь?

– Да. Настя мне сказала. В пудренице они держат кокс.

– Кокаин?

– Ты разве не замечал, что Андрюха плотно сидит на нем?

– Нет.

– Он и Веру тоже подсадил. Теперь она таскает их запас в своей пудренице. Баб полиция редко шмонает.

– Но там было граммов пятьдесят, если не больше.

Пудреница была довольно увесистой.

– Это их запас на все время отдыха. Накануне Настя вычислила, где они хранят наркотики, и изъяла их у Веры.

– Изъяла? Украла?

– Вытащила тайком.

– Это и означает – украла.

– Настя пыталась предупредить преступление. Употребление наркотиков противозаконно. Настя уже предупреждала Андрея и Веру, что знает об их пристрастии и приложит все силы, чтобы прекратить это. А они лишь смеялись над ней. Что Насте оставалось делать?

– Наверное, остаться в стороне и предоставить ребятам самим разбираться со своими грехами.

– Это не в привычках Насти. Ты же знаешь, какая она.

Настя и впрямь не могла оставаться равнодушной, если рядом с ней происходило что-то такое, что она считала неправильным. Читать нотации, делать выговоры или даже вступать в открытую схватку со злом – это было для нее в порядке вещей.

– Получается, вчера Настя украла у наркомана его запас кокса?

– Она честно предупредила Андрея, что либо он завязывает со своим пристрастием добровольно, либо она принимает меры, и тогда ему придется расстаться со своей привычкой или нюхать кокс уже под давлением.

– Чьим?

– Отца, наверное. Или правоохранительных органов.

– Настя могла донести на Андрея в полицию?

– Настя – борец за чистоту в обществе. Ты же знаешь.

– Знаю, но донести на своего друга…

Саша замялся. Это показалось ему как-то уж слишком. Наверное, Антон тоже так подумал, потому что сказал:

– Наверное, Настя все-таки не стала бы так делать. Ограничилась бы тем, что забрала у Андрея кокаин. Пополнить запасы ему тут негде, здешних дилеров он не знает, соваться абы к кому не захочет. Так и проведет остаток отдыха без наркоты. А там, глядишь, и вовсе от нее отвыкнет.

– Лишить наркомана его дозы… – повторил Саша задумчиво. – И она не побоялась, что Андрей может с ней за это расправиться?

Антон схватился за голову.

– Точно! Расправиться! Как я сам об этом не подумал?! Вот кто виноват в том, что Настя исчезла. Андрей с Веркой!

– Погоди, не будем судить поспешно.

Но Антона было уже не остановить.

– То-то они в ресторане мне все время вина подливали и к этой Оксане спроваживали! Иди да иди, пригласи да поухаживай. Все ясно! Это они хотели, чтобы я напился, увлекся Оксаной и не мог быть рядом с Настей, когда они… когда они ее…

Голос Антона прерывался.

– И пока они ее убивали, я шатался где-то пьяный!

Антон так убедительно изображал трагедию, что Саша ему почти поверил. Но потом вспомнил, что сам Антон вовсе не был таким уж пьяным и увлеченным Оксаной, как пытается сейчас преподнести. И что Антон после ресторана пришел на берег и был тут свидетелем того, как они нашли вещи Веры. А мог прийти и еще раньше, потому что и из самого ресторана он ушел раньше всех остальных.

Да, ушел он из ресторана в компании с Оксаной, это многие видели и подтвердили. Но как знать, сколько времени после ухода Антон и Оксана провели вдвоем?

Глава 4

Поэтому вторым пунктом своего расследования Саша назначил проверку алиби Антона. Так… на всякий случай. Кто его знает, может, со своими принципами Настя и своего Антошу тоже поймала на чем-нибудь противозаконном и начала его за это шпынять. А такое вполне могло быть. Общались они тесно. А грехи водятся за каждым. Но не каждого к ответу призовешь и не про каждого так просто дурное узнаешь.

Но ведь именно Антон был ближе остальных к Насте. Как-никак они встречались, хоть делали это и не так плотно, как Вера с Андреем. Те давно уже жили вместе и, по сути дела, являлись супружеской четой. Настя с Антоном до такого в своих отношениях еще не дошли, они и на отдыхе жили в разных палатках, Антон жил с Сашей, а Настя обитала в одной палатке с Ниночкой, но что-то очень уж подозрительным казалось Саше отсутствие Антона всю прошлую ночь.

Сашу буквально терзал один вопрос, никак не давая ему покоя. Ну почему Антона не было с ними как раз в то время, когда исчезла Настя?

– Он говорит, что ушел с Оксаной и какое-то время был с ней. А на берег прибежал, когда мы уже все, за исключением Насти, были там. Но так ли это? Может, Антон пришел на берег куда раньше всех нас? Когда тут была одна Настя?

А если уж говорить совсем начистоту, то и все прочие члены их компании попадали под подозрение. От ресторана «Магриб» до места их стоянки было около получаса ходьбы. Если бежать, то можно было уложиться минут за двадцать или даже за пятнадцать. Туда-обратно получается полчаса. На полчаса из поля зрения Саши исчезали абсолютно все. Значит, каждый мог сбегать к их лагерю, переговорить или поссориться с Настей, может быть, даже расправиться с ней, а потом вернуться и продолжать праздновать как ни в чем не бывало.

Когда Саша вернулся в лагерь, к нему сразу же подошел Андрей и прямо заявил:

– Если думаешь, что это мы с Верой прибили Настену за то, что она у нас кокс сперла, то не было этого.

– Что? И даже не разозлились на нее за выходку?

– Разозлились, конечно. Только в полицию она бы все равно не пошла.

– Почему?

– Думаешь, Настя у нас вся такая правильная? Есть кое-что и про нее.

– Что именно?

– Так я тебе и сказал, – как-то очень гадко усмехнулся Андрей. – Но мой тебе совет, хочешь найти того, кто желал Настене зла, присмотрись к Нинусику.

Со второй попытки: ровер «Персеверанс» взял пробу марсианской горной породы

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Автор фото, NASA/JPL-CALTECH

Подпись к фото,

Отсутствие горки пыли вокруг скважины означает, что, скорее всего, проба была взята успешно

Американское космическое агентство НАСА сообщило, что марсоходу «Персеверанс» (упорство) удалось со второй попытки извлечь пробу из внутренней части большого куска горной породы, условно названной «Рошетт».

На фотографии видно, что бур марсохода просверлил аккуратную дыру, а отсутствие пыли вокруг нее подтверждает, что проба не рассыпалась, как это произошло при первой попытке бурения месяц назад.

Инженеры НАСА должны были понять, что послужило причиной неудачи. Все системы и механизмы марсохода работали как положено, однако контейнер для пробы оказался пустым.

Автор фото, NASA/JPL-CALTECH

Подпись к фото,

Первая попытка пробурить марсианский валун в августе этого года закончилась горсткой пыли

Они пришли к выводу, что, скорее всего, причиной неудачи послужила неверная оценка плотности и твердости внутренней части породы. По словам Дженнифер Троспер, главы проекта «Персеверанс» из калифорнийской Лаборатории реактивных двигателей НАСА, проблема заключалась в том, что «порода реагировала не так, как мы ожидали». «Скорее всего, техника тут ни при чем», — отметила она.

Если вторая попытка «Персеверанс» действительно окажется успешной, это станет первым образцом горной породы, взятым на другой планете, который теоретически должен прибыть на Землю. Пробы лунного грунта были собраны с поверхности, тогда как проба «Персеверанс» взята из внутренней части породы, не подвергавшейся воздействию внешней среды.

Если все пойдет по плану, то в течение года марсоход должен собрать более двух десятков образцов из внутренних частей различных горных пород, которые будут доставлены на Землю в ходе совместной американо-европейской программы.

«Персеверанс» приземлился в марсианском кратере Езеро в феврале этого года. Это ударный кратер, возникший от падения метеорита, с диаметром около 49 км, и расположенный в 20 градусах к северу от экватора планеты. Считается, что миллиарды лет назад он был заполнен водой и представлял собой озеро.

По мнению ученых, в отложениях на дне кратера могут содержаться свидетельства древних микроорганизмов — конечно, если принять в качестве рабочей гипотезы то, что на Марсе действительно существовали какие-то формы жизни.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Персеверанс» и роботизированный вертолет Ingenuity на Марсе. Такими их изобразили художники НАСА перед началом миссии в 2020 году

Марс в его нынешнем виде с жизнью не совместим. На его поверхности слишком холодно, чтобы вода могла находиться в жидком состоянии, а слишком тонкая атмосфера пропускает высокие уровни солнечной радиации, которая потенциально стерилизует верхние слои почвы.

Однако, скорее всего, так было не всегда, и порядка 3,5 млрд лет назад по поверхности Марса текли водные потоки. Систематический сток воды привел к образованию речных долин, стекающихся к ударным кратерам. Их следы видны до сих пор. Атмосфера, содержащая двуокись углерода CO2, была более плотной и предохраняла поверхность от вредной радиации.

Вода считается общим компонентом всех форм жизни, следовательно, разумно предположить, что давным-давно на Марсе существовали какие-то живые организмы.

Автор фото, Roel van der Hoorn

Подпись к фото,

Первый четкий снимок марсианской поверхности, переданный космическим аппаратом «Викинг-1»

В 70-х годах XX века американские космические аппараты «Викинг-1» и «Викинг-2» проводили поиск современной микробиологической жизни в марсианской почве. Однако результаты оказались неубедительными.

В начале 2000-х другие космические аппараты НАСА были отправлены на Марс с одной-единственной целью «отслеживать воду». Марсоходы «Оппортьюнити» (возможность) и «Спирит» (дух) обнаружили обширные геологические свидетельства того, что в прошлом на планете была вода в жидкой форме.

Марсоход «Кьюриосити» (любознательность) в 2012 году обнаружил, что место его приземления, кратер Гейл, раньше был озером, в котором теоретически могла развиваться жизнь. Он также зафиксировал углеродсодержащие молекулы, которые являются «строительными блоками» живых организмов.

Автор фото, NASA/JPL-Caltech/Malin Space Science Systems

Подпись к фото,

«Автопортрет», или «селфи» «Кьюриосити» с поверхности Марса

Сейчас эта миссия перешла к «Персеверансу», который будет исследовать аналогичную среду на наличие биологических маркеров.

По словам Кена Уилфорда, ученого из Калифорнийской лаборатории НАСА, задача, которую ставят разработчики марсоходов, теперь поменялась: «Викинги» искали ныне живущие организмы, теперь же мы ориентируемся на то, чтобы исследовать места, где жизнь могла существовать раньше. Имеющиеся у нас данные говорят, что Марс мог быть обитаемым на протяжении первого миллиарда лет своей истории».

В оборудование «Персеверанса» включена специальная система, которая позволяет пробурить породу, взять пробу размером с палец и поместить ее в титановый контейнер. Однако до того, как контейнер будет герметически закупорен, марсоход должен сфотографировать его содержимое.

Именно на этой стадии ученые обнаружили, что контейнер, куда должен быть помещен первый образец, был пуст. Механизм для извлечения проб просто раздробил его в пудру, которая осела вокруг пробуренной скважины.

Автор фото, NASA/JPL-CALTECH

Подпись к фото,

Вроде бы на этот раз проба была успешно взята

Похоже, что со второй попытки успех более вероятен, потому что на снимках, отправленных марсоходом, четко виден кусок породы у входа в контейнер. Теперь марсоход должен как следует проанализировать образец, уже находящийся у него внутри.

«Персеверанс» сопровождает роботизированный беспилотный вертолет Ingenuity (изобретательность), который проводит предварительный анализ поверхности Марса по курсу марсохода. На сегодняшний день он совершил уже 12 вылетов.

12 способов очистить ковер от любой грязи

 

Сухая чистка пылесосом и щеткой

Самый простой способ почистить ковер от грязи — сухая чистка.

Разумеется, подойдет она не во всех случаях, а только тогда, когда грязь в ковер не въелась. С помощью щетки и пылесоса можно отчистить ковер от пыли, земли, крошек и иного мусора.

Но такой способ однозначно не подойдет, если речь заходит о жидких загрязнителях.

 

Снег

Идеальное время для тотальной чистки ковра — снежная зима. Вооружайтесь выбивалкой, щеткой, сворачивайте ковер, берите его под мышку и идите на улицу.

Положив ковер на снег, можно эффективно выбить из него пыль, поскольку она не станет задерживаться в воздухе и вновь оседать на ковер, а останется на снегу.

Кроме того, похожим способом в ряде случаев можно избавиться и от более серьезных загрязнений. Для этого достаточно посыпать пятнышки грязи снегом и тщательно потереть их щеткой, при необходимости повторив процедуру. Однако все зависит от характера пятен.

 

Чистка содой

Чистка ковра содой — один из самых известных народных средств против грязи на коврах.

Чтобы избавиться от грязи с помощью этого средства, нужно развести соду из расчета полстакана на пять литров теплой воды, распылить на ковер, выдержать полчаса, а затем пропылесосить. От грязи не должно остаться и следа.

Можно воспользоваться и сухим порошком соды: его следует высыпать на ковер, втирать в проблемные участки, а после собрать соду пылесосом.

 

Уксус

После того, как вы пропылесосите ковер, нужно нанести на загрязнение слабый раствор соды из расчета 15 миллилитров кислоты на литр воды, потереть мягкой щеткой по направлению ворсы, а затем спустя полчаса подсушить губкой и пропылесосить.

 

Соль

После очистки ковра пылесосом можно рассыпать на загрязнения соль, а затем смести ее влажной щеткой. При необходимости, остатки соли следует удалить пылесосом.

Кроме того, раствор соли с медицинским спиртом в пропорции 1:4, который следует втирать в ковер по направлению ворсы, отлично подойдет для избавления от жирных пятен.

 

Крахмал

Крахмал подойдет исключительно в случае, если ковер светлый. Им нужно посыпать палас, оставлять на полчаса, а затем сметать его щеткой и пылесосить.

 

Лимонный сок

Сок лимона или лимонная кислота хорошо подойдут для выведения едких пятен.

Чтобы избавиться от старого пятна, достаточно вылить неразбавленный лимонный сок на него, выдержать час или полтора, а затем удалить остатки сока и просушить ковер.

 

Нашатырь

Пол-литра  воды, чайная ложка стирального порошка и 10 миллилитров нашатырного спирта — такой раствор следует нанести на пятно, а потом протереть его влажной тряпочкой, после чего — сухой, так чтобы от раствора не осталось следа. Результат не заставит себя ждать.

Глицерин

Глицерин поможет вывести, например, кофейные пятна. После обработки пятна глицерином, его нужно промыть холодной водой с нашатырным спиртом.

 

Хозяйственное мыло

Раствор из столовой ложки натертого хозяйственного мыла, столовой ложки скипидара и литра теплой воды необходимо нанести на загрязнение мягкой щеткой. Затем нужно слегка потереть поверхность тряпкой, вытереть раствор и просушить ковер.

 

Спецсредство

И, конечно же, наиболее очевидный вариант — купить специальное средство для чистки ковров. Их ассортимент сегодня достаточно широк, поэтому выбрать есть из чего. Перед покупкой обязательно проконсультируйтесь с продавцом: он должен подсказать, какое средство лучше подойдет именно для вашего ковра.

Преимущество специальных растворов для ковров в том, что они в большинстве случаев очень хорошо справляются даже со старыми въевшимися пятнами.

 

Чисто не там, где убирают, а там где не сорят

И самый важный совет: старайтесь держать ковер в чистоте. Следите, чтобы по нему не ходили грязными ногами, над ним не носили или не содержали пищу. Лучше убрать дорогой ковер подальше от горшков с цветами, а также из детской, особенно, если у вас растет начинающий художник.

Кроме того, не забывайте регулярно пылесосить ковер. Делать это нужно хотя бы несколько раз в неделю.

В случае появлении пятна на ковре, постарайтесь вывести его как можно быстрее, ведь, чем меньше времени пройдет после того, как оно будет поставлено, тем выше шанс успешно и бесследно избавиться от него.

 

Фото: из открытых источников

Лайфхаки: уборка ковра в домашних условиях

04 июня 2019

  1. Главная
  2. Блог
  3. Статьи о коврах

На ковре появилось пятно! Что делать – отдавать ковер в чистку или пробовать справиться своими силами? Узнайте, как почистить ковер в домашних условиях, не испортить его, обойтись без разводов и других следов неудачной обработки.

Правильная чистка

На пол ежедневно оседает пыль, падают волосы, шерсть домашних любимцев. На ковер в гостиной переносят грязь из прихожей. Если он лежит в коридоре – получает в разы больше уличной грязи. У ковра много других «врагов». Обрезки, шелуха, детская присыпка, пудра и т.д постоянно попадают в ворс, застревают в нем. Эти загрязнения не вредят внешнему виду покрытия, если обычная уборка проводится вовремя:

  • сухая – раз в неделю;
  • влажная – раз в три месяца;
  • глубокая – раз в год.

Экстренная чистка требуется, когда внешний вид покрытия в опасности. Оставить трудноудаляемое пятно могут еда, воск, клей, моча, кровь, краски, напитки, чернила, обувной крем.

Веник и пылесос не помогут в этой ситуации. Придется быстро подбирать пятновыводитель или писать заявку на клининг. Помните, компания не даст гарантии на полное выведение пятна, если оно старше трех дней и уже обрабатывалось.
 


Основные ошибки

Сложность домашней чистки ковра в том, что его легко испортить. От неправильного обращения ворс выцветает, деформируется, а загрязнение не удаляется. Как почистить ковер дома, не навредив:

  • используйте холодную или теплую воду – не горячую;
  • обрабатывайте покрытие по ворсу – не против него;
  • поворачивайте ковер – для равномерного износа;
  • стелите ковер на сухое – дайте полу высохнуть;
  • мойте в меру – не чаще раза в три месяца;
  • жесткая щетка не полезна – повреждает ворс;
  • удаляйте грязь быстро – пока не въелась.

Подбирайте моющий состав тщательно и следуйте инструкции. Не используйте средства для мытья посуды – они могут повредить покрытие. Игнорируйте часто встречающееся заблуждение о том, что ковры из натуральных материалов нельзя чистить «химией». Для них тоже есть специальные составы, хорошо удаляющие грязь.


Как правильно выбрать чистящее средство

Чем мыть ковер? Подберете состав неправильно – покрытие не отмоется или будет испорчено. Качество и последствия уборки зависят от материала ворса, степени загрязнения, «времени жизни» пятна, ранее использованных средств и условий, в которых будет делаться уборка.

Чистящие средства бывают двух типов: брендовые (химические, профессиональные), и домашние (натуральные, народные).

Химические составы легко отмерять. Производители указывают точные инструкции и дозировку. Вы сразу знаете тип ковра и загрязнений, с которыми используется состав. Брендовые средства дороже, но надежнее народных. К ним относятся шампуни, сухая пена, протекторы, кондиционеры, усилители цвета, спреи предварительной обработки, нейтрализаторы остатков моющих средств, смеси с растворителями трудноудаляемых веществ, средства для удаления запаха и пятен от домашних животных.

Другие преимущества химических средств: концентрат расходуется понемногу – небольшого количества хватит надолго. Он удобен в хранении – вещества идут в плотно закрывающейся таре.

Домашние составы смешивают самостоятельно. Вы не знаете точно, какой эффект окажет средство. Возможно, его будет трудно нанести равномерно. Народные средства дешевле брендовых, но часто их эффективность под вопросом. К ним относятся снег, соль, сода, уксус, бензин, опилки, керосин, крахмал, чайная заварка, нашатырный спирт, стиральный порошок.

Часть веществ есть в большинстве домов и квартир, их легко купить в ближайшем магазине. Их основные преимущества – доступность, низкая цена.


«Снежная» уборка

Есть простой способ, как почистить ковер дома без пылесоса зимой. Условия просты: понадобится большой двор, засыпанный свежим снегом. Удаление грязи будет успешным, если снег будет рассыпчатым, не липким, без корки наста, а заснеженной ровной поверхности хватит, чтобы переложить ковер несколько раз.

Как только наступила подходящая погода – выносите ковер, кладите ворсом вниз и присыпайте снегом сверху. Его надо выбить (или походить сверху), чтобы выпали пыль и частички грязи. Переложите ковер на новое место и повторите процедуру. Делайте так, пока снег под ним не станет чистым. Потом переверните ковровое покрытие ворсом вверх, выбейте. Затем повесьте на перекладину, снова выбейте. Если повесить негде, тщательно сметите снег. Занесите ковер в дом, расстелите, дайте нагреться до комнатной температуры, высохнуть.

«Зимняя» уборка позволяет удалить пыль, но требует времени и физических усилий.

Как освежить ковер чаем

Чистка чайной заваркой – второй способ, который используется вне дома. Он подходит только для изделий с темным ворсом! Чай может окрасить светлый ковер. Вывести пятна от заварки будет сложно. Как чистить покрытие чаем:

  1. Заварите много свежего чая. Лучше выбирать недорогой черный сорт.
  2. Процедите чай, чтобы отделить заварку от жидкости. Жидкость сохраните – она еще понадобится.
  3. Отожмите заварку. Она должна быть влажной, не мокрой.
  4. Вынесите ковер и расстелите на улице. Высыпьте заварку на пятно, дайте ей высохнуть.
  5. Сметите заварку, повесьте ковер на перекладину. С подвешенного изделия сметите щеткой остатки заварки.
  6. Вылейте на ковер жидкость. Она усилит цвет ворса, придаст ему приятный запах.

Не хотите или не можете вынести ковер на улицу? Узнайте, как помыть большой ковер дома с помощью чая! Разница с предыдущим способом небольшая – в нем не используется жидкость. Рассыпьте заварку и дайте ей высохнуть. Потом ковер нужно пылесосить или собрать сухие чаинки веником, щеткой.


Чистка в доме

Перед тем как в домашних условиях почистить ковер на полу, сделайте сухую уборку. Ковер нужно пропылесосить, вытряхнуть или подмести. Дальнейшая обработка зависит от того, какое средство вы выбрали. Лучше заранее проверить эффект на небольшом участке покрытия. Это поможет спасти весь ковер от выцветания и других повреждений, если средство выбрано неверно.

Домашние средства чистки ковров:

  1. Сода – одно из самых недорогих и доступных средств. Не оставляет резкого запаха, условно безопасна. Используется сама по себе или вместе с солью, уксусом. Сухую соду (или ее смесь с солью) рассыпают на загрязнение, через 20 минут удаляют.
  2. Уксус – слабый раствор (1 столовая ложка на литр воды). Еще одно бюджетное средство, которое легко достать. Подходит для шерстяных изделий. Раствор наносится мягкой щеткой по ворсу, через 20 минут удаляется сухой губкой. После этого покрытие пылесосят.
  3. Нашатырный спирт – слабый раствор (2 чайные ложки на литр воды). Лучше всего справляется с красным вином, соками. Наносится щеткой только на ворс, удаляется сухой тряпкой через 5 минут.
  4. Смесь керосина, воды, стирального порошка (1 чайная ложка керосина на литр мыльного раствора). Подходит для шерсти, синтетики. Наносится влажной губкой.
  5. Бензин с опилками (в мыльный раствор вмешивается десятая часть бензина, смесью пропитываются опилки). Нужен, чтобы удалить пластилин, вино, лак, шоколад, мочу и т.д. Используется так же, как чайная заварка без жидкости. Опилки рассыпаются на пятно, удаляются после высыхания.
  6. Крахмал – для светлых однотонных изделий. Стоит недорого, купить можно почти везде. Используется в сухом виде – рассыпается на ковер, затем удаляется мощным пылесосом.

Недостатки домашних средств:

  • снег доступен не всегда;
  • чай не подходит для  светлых покрытий;
  • сода удаляет только несильные загрязнения;
  • уксус, нашатырный спирт оставляют сильный запах;
  • крахмал не подходит для темных и цветных покрытий;
  • керосиновая и бензиновая смеси оставляют запах, от которого помещение проветривают несколько дней.

Народные средства не всегда удобно использовать. Они могут выручить в экстренной ситуации, но лучше позаботиться о ковре заранее. Проконсультируйтесь у производителя, узнайте, из чего состоит покрытие, как с ним лучше обращаться, чем можно чистить, а чем – нельзя.

Купите концентрат (сэкономите время, силы) или народное средство (сэкономите деньги) заранее. Если не хотите чистить самостоятельно, узнайте контакты и время работы ближайшей ковровой химчистки. Многие компании высылают клининговую бригаду на дом. Снимать ковер и везти его на обработку не нужно.


Удаление волос, шерсти

Если трудно выводимые пятна – не основная проблема, не помешает узнать, как почистить ковер от волос дома. Волосы впутываются в ворс, щетки, насадки пылесоса – удаляются с трудом. Есть несколько эффективных способов избавления ковров от шерсти и волос:

  • валик для чистки одежды, скотч – для низкого ворса;
  • влажный веник, влажная щетка, швабра – для низкого ворса;
  • турбо-щетка – насадка для мощного пылесоса, для всех типов ворса;
  • резиновая перчатка-чесалка с мягкой щеткой на ладони – для низкого, среднего ворса.

Если специальных приспособлений нет, скатывайте и выбирайте волосы вручную. В этом поможет обычная влажная салфетка. Она лучше соберет волосы и оставит руки чистыми. Такой способ лучше всего работает с длинными волосами и длинным ворсом. Несколько правил, с которыми ковер будет меньше загрязняться волосами:

  • расчесывайтесь в ванной утром и вечером, сразу убирайте выпавшие волосы;
  • регулярно вычесывайте домашних животных, особенно во время линьки;
  • не пренебрегайте периодической уборкой;
  • используйте ковры с низким ворсом.

Лучший способ избавиться от пятен, волос и грязи – удалять их быстро. Это легко сделать, если дома есть все нужные инструменты и средства. Потратьте несколько минут, чтобы подготовиться к неприятности. Тогда даже большое пятно уйдет быстро, без проблем. 

Александр Карпенко. «КНИЖНАЯ ПОЛКА» В ЖУРНАЛЕ “Южное сияние №4, 2019”

КЛИПОВОЕ СОЗНАНИЕ АЛЕКСАНДРА ТИМОФЕЕВСКОГО
(Александр Тимофеевский, Избранное. – М., Воймега, 2018)

Александру Павловичу Тимофеевскому, автору «Песенки Крокодила Гены», выпала уникальная поэтическая судьба: семь десятилетий творчества. Новая книга «Избранного» только подчёркивает это немаловажное обстоятельство. Талант Александра Тимофеевского светит ровно и щедро. Только сейчас мы в полном объёме начинаем осознавать, какого масштаба его поэтическое дарование. На склоне лет такое признание человеку даже важнее: в молодости недостаток внимания публики компенсируется самой молодостью. Я присутствовал на презентации книги «Избранного». Поэту из зала задали вопрос, удалось ли ему в «Избранном» собрать самые важные, самые удачные свои стихи. И вот что ответил автор. «Конечно, нет. Какие-то очень важные стихи я даже не нашёл в рукописях. А какие-то стихи обратили на себя больше внимания, нежели они того заслуживали». Неожиданный, искренний ответ! Действительно, по большому счёту, разве могут одни дети быть на порядок лучше других? Разве должен родитель сам выбирать? Александр Павлович, на мой взгляд, автор «безразмерного» избранного. Его стихи можно компоновать по-разному, и всякий раз это будет хороший сборник.
Книга «Избранного» поделена у Тимофеевского не только на десятилетия творчества. Отдельной главой идут «Восьмистишия». Они словно бы вынуты из контекста времени. Отдельно идут поэмы, из которых больше других мне нравятся «Море» и «Письма в Париж о сущности любви». Широко представлены переводы. А ещё в книге есть своя изюминка: каждая глава предваряется авторским четверостишием. Т. – поэт совестливый. В советское время совесть порой мешала автору молчать о том, о чём нельзя было говорить. Поэт говорит, например, о том, как ему было стыдно за свою родину, которая прошлась танками по Праге. Тимофеевский – человек с богатой биографией, которая, однако, словно бы спрятана внутри стихотворений. У него была масса трагических моментов в жизни. В детстве он пережил блокаду Ленинграда. Позднее, выпускник ВГИКа, он утверждал свою профессиональную состоятельность киносценариста в далёком Таджикистане. У Александра Тимофеевского, как и у Фёдора Тютчева, у Афанасия Фета, трагически погибла любимая женщина. Врачебная ошибка. Но он сумел стоически пережить этот «маленький эшафот» и подарил нам после этого множество сильных стихотворений.

ВПЕРВЫЕ

Я утром проснулся, когда ещё спят,
И вставши на ножки кривые,
Я вышел из дома и выбежал в сад,
И всё это было впервые.

Сирень зазывала: возьми меня, срежь!
И ноздри мои раздувала.
И воздух над нею был ярок и свеж,
Как после уже не бывало.

И свежей росою умывшийся мир
Шептал мне, что он меня любит.
А я и не знал, что подарен мне миг,
Которого больше не будет.

Стихи Тимофеевского камерны и интимны; одно из главных их достоинств заключается в том, что автор словно бы впускает нас «подсмотреть» лирические события из своей жизни. Его стихи – это, так сказать, «неофициальная» поэзия. В сочинениях Т. часто обращает на себя внимание какая-нибудь тонкая, запоминающаяся фраза. Например, «я всё музу беспокою»:

Я всё музу беспокою,
Я теперь хочу помочь ей;
Написать тебя такою,
Как была ты прошлой ночью.

Я вписал бы без ошибки,
С леонардовым уменьем,
От улыбки до улыбки
Всю тебя в стихотворенье.

А потом бы каждый вечер
(Разве это невозможно?)
Из стихов тебя за плечи
Вынимал бы осторожно.

Чтоб строфа не развалилась,
Я вставлял бы многоточья…
И опять бы повторилось
То, что было прошлой ночью.

Тонкость и необычность фразировки, на мой взгляд, одна из особенностей лирики Александра Тимофеевского. Он – поэт Москвы. Повсюду у него Москва – знакомая, заветная, с рождения ставшая частью души. Дождливая Моховая, Мерзляковский переулок, Каланчёвка, Строгино, Мневники, Сокольники, Ордынка, Таганка, Садовое кольцо – все эти места любимы как москвичами, так и гостями столицы. «Аборигену» главного города страны, Александру Тимофеевскому присущи лиризм и чувство юмора. А порой у него проскальзывают и элементы хулиганства, неуёмности души, отчаянной жажды жить. А ещё через всю его поэзию проходит Пушкин, как первая любовь. Свидетельства этого в творчестве поэта рассыпаны повсеместно, как в ранних работах, так и в более поздних.

А над Афоном трепетали
И колыхались облака
И утопали, в небе тая,
Как сахар в кружке молока.
Один лишь только облак белый
Над ним порхал, как мотылёк,
И это было важным делом –
Бессмертья, может быть, залог.

Пушкин в Тимофеевском вездесущ; тут и там в его творчестве можно обнаружить аллюзии из нашего великого поэта. Пожалуй, в каждом из нас велика пушкинская составляющая, и всё это идёт ещё из детства. Пушкина, в особенности его сказки, читают русским мальчикам и девочкам мамы и папы. В какой-то момент к Пушкину у Александра Тимофеевского в его пантеоне читателя добавился Велимир Хлебников. И этот ориентир – одновременно на пушкинскую простоту и хлебниковскую затейливость – и сформировал во многом стиль поэзии Александра Тимофеевского. Т. установил для себя планку, которую он не снижает уже семь десятилетий. Поразительное творческое долголетие! Человек с возрастом может потерять пару сантиметров своего роста, поскольку осанка уже не так стройна, как в молодые годы. Но дух его не убывает. Вот одно из его последних стихотворений:

Мы опять говорим не о том.
Осень вышла внезапно из леса
И рассыпалась ржавым листом,
И скрипит под ногами железом.

Нам себя же придется винить,
Если вдруг мы на осень наступим.
Я тут Богу хотел позвонить,
Говорят, абонент недоступен.

Мимо нас все на скейтах бегут,
Так торопятся, видно, им к спеху.
Где-то празднуют, слышен салют,
И по парку разносится эхо.

Но когда те пойдут на войну,
А другие пойдут в магазины,
Мы с тобой соберем тишину,
Как грибы, и уложим в корзину.

Искренность в сочетании с магией слов, мажор и минор бытия, какая-то огромная и всеохватная свобода слова и дела – вот портрет души этого замечательного стихотворца. Порой он уходит в символизм и метафизику, но Тимофеевский-философ не менее убедителен, чем Тимофеевский-лирик. Вот, например, замечательные стихи ещё молодого Александра о пряхах:

И оправдаю жизнь и страсть,
И то, зачем я был зачат…
А пряхи продолжают прясть,
А пряхи вещие молчат.
О, дайте мне ещё хоть раз
Сыграть и миг игры продлить…
Прядут, не подымая глаз,
И перекусывают нить.

Я почему-то неизменно вычитываю в этих «пряхах» и женщин самого автора, хотя, конечно же, это достаточно смелое предположение. Тимофеевский – нелинейный автор, эмоции которого всегда неожиданны. Их трудно предугадать. Он может ругать храм Василия Блаженного и радоваться какому-нибудь тяжкому испытанию. Никогда нельзя точно определить, что у него на уме. Он обожает розыгрыши, экспромты, приколы и дружеский троллинг. Они с известным мультипликатором Юрием Норштейном постоянно подтрунивают друг над другом. Это надо видеть! Норштейн, как мне кажется, человек того же душевного склада. Это очень высокая степень внутренней свободы. Тимофеевский не боится выглядеть смешным и не хочет выглядеть солидным. В то же время, его «мальчишеские» выходки остроумны; в юморе, касающемся полового вопроса, нет сальностей. Всё делается на очень высоком интеллектуально-языковом уровне. Мне кажется, А.Т. достаточно уютно жить в нашем мире, уставшем от категорических императивов. Возвращаясь к книге «Избранного», хочется сказать отдельно о стилистике стихотворений. В традиционной силлабо-тонике Тимофеевский предпочитает двусложные размеры трёхсложным, а короткую строку – длинной. У него нет противопоставления чёрного и белого, холодного и горячего и т.п. Самоирония у Т. подчас доминирует не только над минутными настроениями, но и над более сильными ощущениями, например, над физической или нравственной болью. Порой даже возникает впечатление, что самоиронии у поэта чересчур много. Но это – своего рода игра, смысл которой заключается в том, чтобы мы постоянно ему возражали… Сейчас такого рода раскованность и непафосность хорошо рифмуется со временем, чего не было, скажем, в советскую эпоху. Человек «киношный», Тимофеевский ввёл в свои стихи «клиповое» сознание – ещё тогда, когда и термина такого не было. «В закрытое окно России не достучавшийся поэт», – так говорит о своей судьбе Александр Тимофеевский. Хочется возразить: смотря кого с кем сравнивать. Великие шестидесятники невольно заглушили многих первоклассных поэтов, чьё творчество было более камерным. Но прижизненная слава, на мой взгляд, достучалась-таки до Александра Павловича. Правду говорят: в России поэт должен жить долго.

Он ищет читателя, ищет
Сквозь толщу столетий, и вот –
Один сумасшедший – напишет,
Другой сумасшедший – прочтёт.

Сквозь сотни веков, через тыщи,
А может, всего через год –
Один сумасшедший – напишет,
Другой сумасшедший – прочтёт.

Ты скажешь: «Он нужен народу…»
Помилуй, какой там народ?
Всего одному лишь уроду
Он нужен, который прочтёт.

И сразу окажется лишним –
Овация, слава, почёт…
Один сумасшедший – напишет,
Другой сумасшедший – прочтёт.

СМОТРОВАЯ ПЛОЩАДКА ПОЭТА
(Мария Ватутина, Смотровая площадка. Стихи. – М., Стеклограф, 2019)

У Марии Ватутиной в последние несколько лет постоянно выходят книги. Её творчество востребовано, насколько оно может быть востребовано в настоящее время, в конце десятых годов двадцать первого века. Мария не отвлекается ни на какие «тренды» современной поэзии. И мне это представляется симптоматическим. Чтобы быть самим собой, надо никогда не изменять своему стилю. «Я была в своём столетье болью», – говорит Мария. Когда я читаю Ватутину, мне кажется, что эмоционально её место – где-то среди шестидесятников. И там она смотрелась бы органичней, нежели Римма Казакова или даже Белла Ахмадулина. Но – «времена не выбирают». Хорошо, что в нашем времени есть такой автор. В сущности, перед поэтом всегда стоит задача не отразить, а «захватить» свой век – придать настоящему времени неповторимые черты своей собственной индивидуальности.
Стихи Марии Ватутиной внутренне полифоничны. Она пишет не просто о любви, а о философии любви, и это порой неожиданно услышать от женщины. Общий уровень стихов Ватутиной настолько высок, что любая её книга становится событием. «Смотровая площадка» – не исключение. Я даже думаю, что никакой «смотровой площадки» Марии для того, чтобы видеть, не нужно. Она – всегда на высоте, она видит отовсюду.
Единственное, что иногда вызывает у меня вопросы к её лирике – длина стихотворений. Наше время стремится к краткости изложения, а для Марии стихи по тридцать-сорок строк – норма. Я вовсе не против длинных стихотворений. Просто порой возникает ощущение, что, если убрать несколько строк, стихи станут ещё сильнее. Но у автора, безусловно, своя логика и своё видение. Он имеет право решать по-своему. «Дыхалки» хватает – и слава Богу. По правде говоря, в «Смотровой площадке» я нашёл неожиданно много совсем коротких стихов, в двенадцать-шестнадцать строк. Мы видим, что Мария умеет писать и так. Она – человек гибкий, умный и пластичный.
У Ватутиной – нутряное переживание внешнего и внутреннего мира. Градус переживания – запредельный, на разрыв. Она и «народный» поэт, и тонкий философ. Мне кажется, Ватутина – представитель того «народнического» направления в русской поэзии, которое можно условно обозначить вектором Некрасов – Евтушенко. Но то были мужчины. А женщины такого плана и такого большого таланта, на мой взгляд, у нас ещё не было. Поэтесс, апеллирующих на высоком уровне к общественным ценностям, в настоящее время раз, два и обчёлся. Могу вспомнить разве что Татьяну Вольтскую. При том, что у нас огромное количество пишущих.

Я начинаю горевать.
Мне правду некуда девать.
Растёт, как снежный ком, она,
На лбу моём она видна,
Она свисает с языка
Слюною, словно у щенка,
Она кровоточит из пор,
Она – потоп, она – затвор.

Безусловно, речь здесь идёт не о любой правде, а о правде неудобной. У Ватутиной есть дар, как подать проблему и лирично, и драматургично – чтобы было развитие темы. Я помню, как меня поразило другое её стихотворение – о том, что было бы, если бы фашисты нас победили. Её лирика не статична, она разворачивается в пространстве и побеждает одномерность. На носителя неудобной правды люди начинают смотреть как на прокажённого.

Кому её? Куда нести?
Кто хочет правду обрести?
Кивают – млады и седы –
Друг другу первые ряды:
Не прокажённая ли там
Грозит смертельной правдой нам?

«Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман» – точно так же было и в пушкинские времена. И героическая (безо всякой иронии) Маша Ватутина готова постоять здесь и сейчас за «низкие истины». Кому-то ведь и они нужны! Это – проверка на прочность, это – инициация.

Во лбу её горит звезда,
Из уст её жива вода,
И кожа светит, как рубин,
И горечь в ней, как у рябин.
Взрыхлён терновый грунт межи
Меж нами на параде лжи.
А думай впредь, приветив ложь,
К кому ты с правдою идёшь.

Получается, что большинство людей к правде точно не готовы. Она может оказаться им не по силам. Поэтому необходимо точечно выбирать адресата правды. Мария Ватутина – тот самый человек, который не побоится прийти к людям с правдой. Трудно жить не по лжи. Иногда говорить людям правду подталкивает человека сама судьба. Вот, например, недавно у Марии московские власти безосновательно задержали на митинге несовершеннолетнего сына. Ну как такое простить и стерпеть? Надо включать голос и говорить. Говорить о главном надо больше – убеждена Мария. Раньше греческие философы всё время думали о смерти. А теперь главное желание живущих – забыть о ней напрочь и навсегда.
Мария умеет в нужный момент включать разные свои лики и таланты. Вот она – человек из народа: «Эх, ухнем! Раззудись, плечо!». Вот она – простая женщина, любимая, мать. Вот она – человек, который иногда интересуется и политикой («Послание Президента»). И это ещё далеко не всё. Вот у неё – «плач Ярославны». Мы видим, что спектр её интересов необычайно широк. И всё это она талантливо транслирует в своих стихотворениях. Почти в каждом стихотворении из «Смотровой площадки» есть что-то такое, что меня цепляет. В последнее время я часто слышу в стихах разного рода претензии к своим родителям (кто-то кого-то не так любил, как хотелось бы теперь уже взрослому ребёнку). И меня всё время удивляет этот посыл. Родители – на небесах, но всё ещё живы к ним претензии! Я не говорю, что это нехорошо. Наверное, сын или дочка имеют право. Например, Вадим Ковда спустя годы ругает отца за то, что тот «рано свёл маму в гроб». Вот и Мария туда же – с претензиями к родителям (стихотворение «А что дурна с лица»). Это происходит, с одной стороны, от большой дочерней любви, с другой, от перфекционизма, часто свойственного писателям. Ну и, наконец, если в жизни что-то не получается, кто виноват? Родители. Не те гены передали по наследству. А вот сами стихи Ватутиной о предках – замечательные!
Мария широко использует в своих стихах просторечно-народные формы слов, как-то: «пряжу прясти», «сиднем сидючи», «почили намедни», «билась в закрыты двери». Всё это создаёт определённую стилистику речи. Но, человек сугубо городской, она подобными стилизациями не злоупотребляет. Всего – в меру. В то же время, Ватутина – поэт ультрасовременный.

В конечном итоге все смыслы сольются в один,
Программа «Редактор» обрежет конец и начало,
Остатки им в чипы впаяют, а кто невредим –
Того на паром и ногой оттолкнуть от причала.

Очевидно, это пишет человек, который живёт здесь и сейчас. Я безмерно уважаю поэтов, которые умеют «выжать» из своей биографии всё, что только можно. У Ватутиной привлекают внимание стихи, где её имя сопоставляется с именем святой Девы Марии. Словно бы что-то от богоматери досталось и нашей героине. Смыслы двоятся, перетекают друг в друга.

Художник – мужчина. Посланье прочтя,
Рисует, но опыта мало.
Мария на левой держала дитя,
А правой рукой обнимала.

Так держат все матери, кто не левша,
И – левой – к груди прижимая,
Мария держала, молитву верша,
А правой рукой обнимая.

Поскольку проворнее эта рука –
Защита надёжней покрова.
А левая – ложе вот здесь, у соска,
Где сердце растаять готово.

Ватутина – тоже мать. И, конечно, она имеет моральное право на такие стихи. Но даже больше здесь обращает на себя внимание живописание автором позы, в которой мать держит ребёнка. Поскольку обе Марии – правши, и ребёнка они держат одинаково. Порой такие фразы дышат новаторством. Помните, у Ахматовой: «Я на правую руку надела/ Перчатку с левой руки». Здесь и чисто женское, и очень эмоциональное. А в положении ребёнка у Ватутиной, конечно же, очень важно, что он покоится прямо напротив сердца матери. И никак иначе. Во многих стихотворениях Ватутина выступает как совесть русского народа. Есть такие стихи и в «Смотровой площадке».

Молчащие столетие подряд,
Немые, не вступающие в пренья,
Не ведающие, что за вас творят
Молчащие по рангу и презренью,
Услышьте нас. Мы – ваши голоса.
Поговорите нами в небеса.

В нас хоронящей заживо стране
Мы выживаем и в посмертной маске.
На этой необъявленной войне
Ещё у нас не отобрали связки,
Ещё выходит глотками из нас
Словарный нерастраченный запас.

Много шума, в особенности, среди женского народонаселения, вызвало стихотворение Марии Ватутиной «Соло на себе», опубликованное в журнале «Этажи». Девушки спорили, разумна ли подобная степень откровенности. От себя могу сказать, что это, безусловно, поэзия. Многие современные авторы пишут и более откровенную лирику. Например, Вера Павлова. Художник имеет «право на хулиганство». Жаль, что Мария не включила эти стихи в книгу. Ведь это – тоже своего рода смелость. Но и без этого книга наполнена разного рода поэтическими вкусностями. Перечислю запомнившиеся стихи. Замечательное прощание с новогодней ёлкой «Не плачь по ёлке, как по волосам…», стихи о необходимости духовного преображения. Прекрасные, проникновенные и одновременно страшные стихи об Иоанне Крестителе, двоюродном брате Иисуса Христа (стихотворение «Смерть»). Стихотворение «Доброта, нарастающая в разы». Стихотворение «Восемь раз отмерь, а потом уж…» (напрашивалось – режь, но Ватутина удивляет неожиданным оборотом «речь заводи». Как будто речь заводить – именно «резать», будто это синонимы). Я всегда приветствую о творческом человеке многогранность и многоликость. Мария Ватутина – именно из таких. О её стихах можно говорить долго. Но, пожалуй, пора закругляться. В заключение хочу показать вам не совсем характерное для стилистики Марии стихотворение, которое украсило книгу «Смотровая площадка». Представляете, сон – тоже «смотровая площадка» поэта!

Я устала во сне – я летала во сне.
Я летала во мне. Я устала во мне.
Сколько сил я затратила, чтобы летать.
Сколько сил я затратила, чтобы устать.
Для чего я решаю во сне полететь,
Для чего поднимаюсь в пространстве висеть?
Для чего, просыпаясь порою ночной,
Под ногами не чувствую тверди земной?
Я уж знаю, когда во мне что-то поёт,
Значит, вышел за сонные рамки полёт,
И понятнее люди, и лучше обзор –
Это я подрастаю во мне до сих пор.

Спасибо Дане Курской за прекрасно изданную книгу.

ЯБЛОКО-ЖИЗНЬ ЛЮДМИЛЫ ШАРГА
(Людмила Шарга, Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника. –
Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2019)

Для диалога с современниками многие поэты избирают сейчас смешанную стилистику – стихи сопровождаются исповедальной или документальной прозой, которая по тональности мало чем отличается от стихов. И стихи, и прозаическая лирика Людмилы Шарга глубоко исповедальны. У неё огромное сердце; она готова пропустить через себя всю боль мира. Человек начитанный и эрудированный, она любит людей и сочувствует их проблемам. Лирика Людмилы проста, естественна и возвышенна, в хорошем смысле слова; она словно бы и не требует комментариев.

Научи меня быть вечерней рекой,
течь и верить: каждому – да по вере
отмеряет и щедрой даёт рукой
тот, кто сам и вода, и река, и берег.
Научи меня быть огнём и землей,
лёгким облаком – тайного вздоха легче,
укажи мне затерянный путь домой,
на восток, где зарей окоём расцвечен.
Научи меня мудрости просто жить.
Я, усвоив основы твоей науки,
перестану загадывать и спешить,
и приму все утраты и все разлуки,
и однажды поверю, что смерти нет,
воспарив и свободно и облегчённо,
и увижу, как горний исходит свет
от приговорённых и обречённых.
Научи меня жить… как в последний день,
чтоб уснуть на краю и проснуться с краю,
чтоб от яблони – яблоком в свет и в тень,
где вечернее солнце в траве играет,
и припомнится: зарев, земля, огонь
и журавль над серым срубом колодца,
и – под утро – в распахнутую ладонь
вожделенное яблоко-жизнь сорвётся…

Людмила Шарга – душа чистая, сумевшая сохранить свою родниковость и пронести её через годы испытаний. Мне кажется, у неё правильный баланс между внешним и внутренним миром. Сейчас в мире много разного сора, но Людмила сумела очертить пространство своей души таким образом, что чужеродные вещи туда не попали. Книга её лирики называется «Мне выпал сад», и, почему она так называется, рассказала нам сама Людмила в предисловии, которое называется «К читателю». У всех нас есть краеугольные вещи, которые, в той или иной степени, определяют судьбу. Подробности Людмилы Шарга восходят к саду. И всё это идёт ещё из детства. «Пространство, именуемое садом, делилось узенькой тропинкой на сад вишнёвый и на сад яблоневый», – так рассказывает об этом Людмила. – Сад нельзя вырастить только лишь по желанию или мановению волшебной палочки, его надо выстрадать. Он должен стать судьбой, выпасть». И потом человеку уже не важно, что сад выпал не ему одному и что то же самое могут сказать и другие. «Проблему» с параллельным, но абсолютно другим садом у проставленной Беллы Ахмадулиной Людмила решает легко и непринуждённо: она просто берёт эпиграф из сочинения знаменитой шестидесятницы. Действительно, не может ведь присутствие схожей символики у другого автора помешать нам писать о сокровенном!
«Мне выпал сад» – это, в сущности, и дневник, и энциклопедия духовной жизни автора книги. И сад у неё – вечнозелёный. Вечноцветущий. И книга, которую я держу в руках – это тоже сад. Стихи и воспоминания – это листья летнего сада.
Мне кажется, на структуру того, что мы пишем, в последние годы стали сильно влиять социальные сети. Многие авторы стремятся вести свои личные блоги таким образом, чтобы написанное обладало определённой степенью законченности. Порой небольшой прозаический фрагмент достигает такой степени эмоционального воздействия, что моментально увеличивает количество подписчиков у данного автора. В один счастливый момент Людмила Шарга, видимо, прочувствовала, что её маленькие исповеди в прозе не уступают по степени воздействия стихам, образуя вместе со стихами некое смысловое единство. И это происходит не только с Людмилой. Вот, например, у Лады Миллер я наблюдаю творческий симбиоз её стихов и прозаических «мурашек». Но книгу такого плана – честь ей и хвала – первой догадалась скомпоновать именно Людмила. Хотя, конечно, и это уже было в истории мировой литературы. Подобная спаянность, неразрывность лирического контекста создаёт особую стихопрозу.

БЕЛЫЙ ШУМ

Так приближается
белый шум:
девственно белый лист;
я ещё думаю, что пишу –
он уже снова чист.
Утренний кофе давно остыл,
тает апрельский лёд,
длань подступающей пустоты
больно – наотмашь – бьёт.
Ангел умаялся.
Век со мной хлопотно коротать.
Тихо.
Лишь маятник за стеной
мечется аки тать.
И проступает иная суть –
крыльями, и болит.
Кто пошутил, что небесный суд
вынес земной вердикт,
и отпустил меня без меча
и прошептал: иди,
и на прощанье пообещал
сумерки и дожди,
сада весеннего тихий свет,
яблони под окном…
Господи, ты меня помнишь… нет?
Вспомни.
Давным-давно
ты окунул меня в снегопад,
и не сказал: нельзя.
Может, тропинка в цветущий сад –
и не моя стезя?
Было ли, не было:
первый взлёт,
первый невинный хмель,
первый, обманчиво тонкий лёд,
Радоница… апрель,
гомон в скворечницах.
Всё пишу…
Ангел уснул давно.
Маятник мечется,
белый шум
шепчется за окном,
словно обычный апрельский дождь
смешивает следы.
Просто… на белый шум похож
шум дождевой воды.

«Мне выпал сад» – книга атмосферная. Ведь и сами стихи – это возделанный автором сад. И, в отличие от чеховского вишнёвого сада, сюда не придёт никакой Лопахин и не сделает саду Людмилы ничего плохого. Поэт часто использует рефрены. Так, например, через всё стихотворение идёт настойчивый повтор: «Кто вспомнит обо мне?». Это не просто литературный приём. Так бывает, когда одна стержневая мысль всё время не даёт покоя, возвращаясь и возвращаясь к автору. Вечное возвращение мысли. Я думаю, это важно – какое небо мы оставим птицам. И вопрос этот шире, чем возможность прямого наследования интеллектуального и духовного богатства детьми и внуками. Пишу эти строки, а сам думаю: а мысль-то чеховская! Задавая себе эти «последние» вопросы, Людмила продолжает возделывать свой яблоневый сад. Или вот ещё один рефрен: «Что тебе сумерки…».

Что тебе сумерки…
Стол, тетрадь –
справа размытым пятном чернила,
стопка заезженного винила –
не довелось на чердак убрать.
Что тебе сумерки –
полутона,
тени заброшенного сада,
из отворённого настежь окна
тянет черёмуховой прохладой.
Нет мне покоя и сна – как нет,
только прикрою глаза и слышу,
падает влажный душистый цвет
и засыпает крыльцо и крышу.
Что тебе сумерки…
Белый дурман.
Скрипнет – как будто вздохнёт – калитка.
златом да серебром пояс ткан,
да не моею рукою выткан.
В дальнем урочище –
на реке
лодка застыла в туманной дрёме,
два лепестка на твоей руке –
рваный прилипчивый след черёмух.
Утлая лодочка не плывёт,
но уплывает вглубь отраженье.
Жизнь замедляет круговорот,
кровь ускоряет своё движенье.
Что тебе сумерки…
Близость троп –
давних, далёких, укрытых цветом.
Вечный черёмуховый озноб
и холода накануне лета.
Лампы настольной неровный свет
там, где чернила пятном застыли, –
им не сложиться стихами – нет…
Что тебе сумерки.
Что ты им…

Людмила Шарга рассказывает нам о многих вещах, которые у неё оказываются «внутри сада» – это и Одесса («Сновидения города О.»), и море, и множество других объектов и подробностей. Стихотворения, которые присутствуют в книге, очень хорошего качества. Любое из них уместно процитировать. Есть ощущение, что Людмила Шарга – поэт недооценённый. Тем не менее, у неё есть почитатели, которые готовы поставить её выше классиков. Язык у Людмилы – богатый, щедрый. Попадаются даже редкие слова, которых я прежде не встречал. Почему её плод – именно яблоко? Во-первых, яблоки широко распространены в наших широтах. Во-вторых, яблоко – плод познания. И здесь – не только библейский контекст. Мы помним, что именно яблоко помогло Ньютону открыть закон всемирного тяготения.

Пол-августа – на двоих,
забытая жизнь в подарок,
страницы любимых книг,
щемящая грусть гитары.
Далёкого лета блик
на утренний дождь нанизан,
и августа черновик дописан,
почти дописан,
и падевый выпит мёд,
и столько звёзд в поднебесье…
Здесь лето ещё поёт
свою негромкую песню,
здесь пишется так легко
и так же легко молчится
об осени, что возком
небесный везёт возница.
Пылает закат в окне
заброшенного сарая,
и рукописи в огне
рождаются и сгорают,
от боли – как мы – крича.
И пепел летит над миром…
Здесь яблони по ночам
в садах источают миро –
лекарство от всех забот,
от горестей и лишений.
Здесь каждый из нас пройдёт
свой путь до преображения.
И каждому будет сад, –
зови, если хочешь – раем.
Здесь рукописи горят,
но к счастью – не все сгорают.

Стихотворения Людмилы по форме напоминают развёрнутый свиток. Рассказ льётся неспешно и долго, заканчиваясь порой неожиданно. Эти стихи невозможно цитировать по частям, не целиком. И всё пронизывает необыкновенная чуткость души поэта ко всему, что её окружает. Пожелаю Людмиле простого человеческого счастья. Чтобы близкие были здоровы. Она так много для этого сделала. Она заслужила. И тогда мы все вместе выйдем в яблоневый сад. Её сад.

РЕНЕССАНСНАЯ ЖИЗНЬ ИРИНЫ ЧУДНОВОЙ
(Ирина Чуднова, И ласточка мутирует к сове. Стихи. – Ростов-на-Дону, Притяжение, 2019)

Порой длительное отлучение от родины сберегает в пишущем человеке много хорошего. В нём происходит прививка чужой культуры; он не вписан в устоявшиеся тренды современной литературы и потому более свободен. А свобода – Альма-матер любой поэзии. Путь Ирины Чудновой причудлив и необычен. Она сложилась как поэт вне культурных столиц, да и русские эмигрантские журналы стали публиковать её только три года тому назад. Что поражает в Чудновой? Высокая степень ответственности за то, что она говорит и делает, высокая культура слова. И в частной беседе, и в стихах, и в прозе это один и тот же человек. Ты понимаешь, что говоришь с поэтом. Это человек такого накала, такой работоспособности, такой степени понимания современной поэзии, что даже удивительно, что до сих пор никто не предложил ей возглавить какой-нибудь журнал или фестиваль. Одним словом, это личность.

..зелёное или синее – выбирай, хочешь спичку тяни,
или монеткой сыграй, вынешь большее – меньшее
в дар бери. Что же застит глаза и мучит тебя изнутри?

Там, в вышине, в стоячей небесной волне,
в неземном вине вопль неразделённой нежности –
это звенит одна на всё небо цикада,
и губы её в крови, а сердце у райских врат:
белым крылом на закат, лазоревым на рассвет,
под правым крылом сонет, под левым Сократ.

Стихи о выборе, но сам процесс выбора – странноват. Это не шекспировское «быть или не быть?». Бытие героев Ирины Чудновой скромнее, но оно не менее интересно. Герой выбирает в беседе с героиней особенности совместного пути. Дружба или любовь? Земное счастье или небесное? Сам выбор носит «цветной» характер, это не выбор между чёрным и белым или между добром и злом. Но, когда выбор не столь очевиден, выбирать сложнее. Героиня стихотворения вовлекает мужчину в некое действо, по окончании которого он уже не будет прежним: это – своего рода инициация. Но выбор является, по замыслу автора, не более чем фикцией. «Вынешь большее – меньшее в дар бери». Например, так: играй нижней частью тела, а верхнюю получишь в подарок. Либо наоборот. Мы не знаем точных мотивов. Это просто побуждение партнёра к действию, к открытию в себе новых горизонтов. Само подталкивание человека к выбору креативно. Оно выбивает его из зоны комфорта и побуждает мыслить. Это поэзия отношений между мужчиной и женщиной. У Чудновой – неординарная и нестандартная лирика. Особенно это заметно в стихах о любви, поскольку в них труднее всего быть небанальным.

Итак. Ты выбрал синее, мне ли тебя винить,
одевайся, пойдём хоронить вечернее солнце –
миг, и упало в траву. И теперь ты можешь присесть
и услышать свою синеву, заслушаться холодом и
тишиной до утра, чтоб увидеть, как светом морозным
живёт игра отблесков розовых и синевы, а потом
ты познаёшь божественный трепет травы, осязаешь
тайное бытиё и вдохнёшь аромат зелёный её.

Вот тогда твоё сердце сорвётся цикадой звеня,
ты на полуслове проснёшься и вспомнишь меня.

Сознание Ирины Чудновой метафорично. Это «венок метафор», искусно оплетённый. Метафоры у Чудновой не всегда точны, но они носят тотальный характер, они трансцендентны. Вместе с тем, это, на мой взгляд, не метаметафора. Там действуют другие законы построения образа. Но некоторые метаметафористы, особенно Алексей Парщиков, безусловно, тоже заочно «поработали» над стилем Ирины. Некоторые её стихи носят откровенно ребусный характер, фонтанируя скрытыми смыслами.

ВЫСТРЕЛ, МЕТЕЛЬ ЗА ОКНОМ

..смазка мила вороному стволу,
пуля не дура – раба.
точен и голоден зверь-поцелуй,
неотвратим, как судьба.

ласка-шаманка – всполох воронья,
боль даровой пустоты, –
где откупается верность твоя,
чем утешаешься ты? –

правишь стук сердца, наследуешь нож,
топишь две тени в огне –
шёпотом рук, скрипом стынущих кож
предвоскрешаешься мне.

телом влечёшь по ту сторону крыш,
сердце твоё – полынья,
ты не полюбишь – орлом воплотишь
рыбу и сталь и меня.

и поведёшь сквозь звериный конвой,
комкая ночь в рукаве,
грубой, не льнущей за следом тропой –
пряжей в небесной траве.

И здесь, на мой взгляд, можно было бы закончить стихотворение. Но Ирина его продолжает. Порой творческий напор и нереализованность полноты замысла так велики, что словно бы невидимыми пассами, словесной магией автор удерживают длинное стихотворение от полураспада.

если мой долг – боль-метель пережить,
перетерпеть горесть дня, –
стану берёз голоса хоронить
в недрах гудронных огня,

чтоб удержать на загривке ветлы
месяц неявь, где вода –
сплав триединый во чреве золы:
сумерек, праха и льда.

но, отпустив первородный курок –
меж ползунков и кальсон,
выстрел раскруживает потолок. .

..и целует моё лицо.

Редко встречаю стихи, написанные с таким изысканным мастерством. Стихи, написанные дактилем (самым древним силлабо-тоническим размером в истории человечества) – встречаю ещё реже. Честно говоря, я думал, что дактиль уже давно отправлен в утиль. Ан нет. Здесь у Чудновой завуалированы тонкие эротические смыслы. Мастерство поэта проявляется не только в общем рисунке (попробуйте сами написать что-нибудь подобное!), но и в мелочах. Например, в неочевидном, но излюбленном для Ирины ударении на второй слог в слове «всполох». В умении неожиданно сменить ритм (последняя строка). В эстетике Ирины меня больше всего удивляет то, что она не боится оказаться непонятой и идёт за своей звездой, усложняя свои и без того непростые для понимания тексты. А ведь есть ещё в её стихах и «китайская линия», там закодированы ещё и китайские аллюзии. Однако Чуднова всегда готова лично разъяснить сомневающимся самые «тёмные» места в своих произведениях. Готова ответить за каждое употреблённое слово.
Новую, небольшую по объёму книгу Ирины Чудновой я перечитывал несколько раз. Поэзия – это всегда «многоборье». Можно брать своё нестандартной лексикой, можно – эксклюзивными переживаниями, можно – новаторской тематикой. Ирина Чуднова отличается виртуозной степенью владения языком, поэтому к её текстам у меня высокая степень доверия. Она настолько искусна в языке, что способна совершать в строчках рискованные «па». Например, она порой использует не свойственные русскому языку падежи: «Небо зиждется покоем», «ласточка мутирует к сове». Чуднова интересно экспериментирует с ритмом, находя баланс между тайным и явным. Дольник и тактовик – излюбленные стихотворные размеры талантливого пекинского поэта.

ВЕЛИКИЙ ПРЕДЕЛ

дай же сгореть моему
телу во льду в огне –
космос, постой за меня, побудь
на моей стороне!

ведь куда бы тебе
ни идти –
всё упрёшься в меня
в тишь
помолчишь
руками всплеснёшь на ветру

а что станет
когда я умру? –

ноги как лёд босы
сердце в огне –
похорони меня, космос,

вне.

Ирина Чуднова живёт в Китае уже больше 25-ти лет. Этого бывает достаточно для того, чтобы сознание человека незаметно для него самого стало «гибридным». Чуднова – человек с абсолютным поэтическим слухом и невероятным талантом к родному языку. В её лирике слышна единственность. Она создаёт и планирует своё внутреннее пространство, чтобы следовать в фарватере сильных сторон своего дарования. Мне кажется, что в сложных стихотворениях, насыщенных символикой и подтекстами, её голос звучит более убедительно, нежели в «простых» произведениях. В жизни Ирины был непростой период, когда она «замолчала» на целых пять лет. Даже не представляю себе, как такое может вынести человек, который круглосуточно погружён в мир поэзии. Но Ирина смогла справиться с затянувшимся на годы бесстишьем, и вскоре для неё началась новая, ренессансная жизнь. Она вернулась – с новыми, ещё более качественными стихами.
Вот что сказал о творчестве Чудновой известный поэт и критик Даниил Чкония: «Ирина Чуднова – лирик, для которого эмоциональный настрой важнее аналитической сосредоточенности, но не вполне объяснимым образом её стихи несут в себе философский склад мысли. В какой-то мере это объяснимо влиянием китайской поэтической и философской культуры, влиянием, которое Чуднова не утаивает, а – наоборот – подчёркивает, справедливо считая это творческим восприятием моментов ментальности восточного соседа России. Прелесть этих чудесных строчек, словно рисующих гуашью картины текущей жизни, очевидна. Стихотворная речь поэта Ирины Чудновой изобилует подвижными картинами бытия, пронизывающими её строки. Совмещение двух культур – перспективный путь творческого развития этого автора». И на этом позволю себе закончить.

НЕОАКМЕИЗМ ДМИТРИЯ БУРАГО
(Дмитрий Бураго, Московский мост. Книга стихов. – Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго. 2019)

Поэт и издатель Дмитрий Бураго однажды, приехав в Москву, соблазнил меня ночным просмотром нового фильма о войне в Сербии. Я колебался. Как потом добираться ночью домой? «Соглашайся, – убеждал меня Бураго. – Когда ещё посидим вот так ночью в кино? Будешь потом вспоминать всю свою жизнь!». И сейчас, когда я пишу эти строки, первым делом вспомнилось то наше февральское приключение. Вот такой он человек, Дмитрий Бураго. Неуёмный, искроенный, настоящий, не желающий откладывать на потом то, чего завтра уже может не быть. Таким я его и полюбил, по-братски и на всю жизнь. Иногда у меня в жизни бывают ощущения, что другой человек, прямо в этот момент, в чём-то лучше. Хорошо, когда есть за кем идти. Неважно, в чём именно.
Всё это жизнелюбие есть в поэзии Дмитрия. «Московский мост» – новая книга киевского поэта. В самом этом названии звучит надежда на улучшение отношений между Украиной и Россией. Это как раз тот случай, когда географическое название превращается в символ, противостоящий вакханалии неоднозначных переименований в угоду временному политическому контексту. «Московский мост» – это стихи 2015-2019 годов. То есть, время самое что ни на есть военное. Поэт выстроил свою книжку хронологически – как она писалась. Такая логика – не тематическая – тоже имеет право на жизнь. Но у меня, как рецензента, своя логика, поэтому хронологии писателя я придерживаться не буду. Дмитрий Бураго – модернист, прошедший через увлечение многоликим авангардом. Однако, по большому счёту, его стихи тяготеют к эстетике Серебряного века в его поздней версии. На мой взгляд, это неоакмеизм, подчас с некоторыми элементами обэриутства, которое проявляется у Бураго в виде им придуманных неологизмов.

Подгуляла рифма, наблатыкалась:
строит рожи, крутит языком,
верховодит, жалится, истыкала
стопки томиков свинцовым каблуком.

Ты её не жалуй, не подлаживай
умствие под вычурный кутёж,
потому что в ней сгорают заживо,
озаряя образов крутёж,

потому что от её ауканья,
перестука, схвата, гопака
чудный смысл, догадку, как в строку коня,
запрягает звук издалека,

потому что всё уже досказано,
всё сбылось – ты только отвяжись
от опаски из небесной скважины
отозваться в собственную жизнь.

31.03.19

Эта цифра под стихотворением достойна отдельного упоминания. В этот день, тридцать первого марта текущего года, Дмитрий Бураго написал ещё два стихотворения, которые вошли в книгу «Московский мост» – «Дождь над Одером» и «Корова». Этот щедрый для поэта день, безусловно, ускорил появление новой книги. Хотя основная «нота» книги – это всё-таки тревоги войны и надежда на лучшее будущее. Надо учиться прощать – может быть, это поможет снизить напряжённость в обществе.

«Как упоительны в России вечера»,
особенно когда ты не в России,
когда на полчаса, на четверть выи
ты проступаешь в завязи резные
на кончике гусиного пера.
Твой друг подскажет: Всё, уже пора!
И где б ты ни был – всё уже Россия,
и в этом полоумии прости ей
все эти боли, песни, вечера…

У меня складывается впечатление, что в своей последней по времени книге Дмитрий Бураго делает решительную попытку «впасть в неслыханную простоту» – по крайней мере, по отношению к себе самому, «предыдущему». Нет, любовь к позднему Мандельштаму и его звукоряду нисколько у него не проходит. Вот только строка у Бураго становится короче, а сами стихи – прозрачней, за исключением, может быть, стихов о войне, которые идут у него в самом начале. Нет, о войне – только так, мистично, символично и… «вокруг войны». Не хватает ещё стихами кого-нибудь обидеть. Да и не ехать же на передовую, чтобы осознать голую правду войны. Сразу оговорюсь: я – и за простоту, и за сложность. Одним словом, за поэзию.

Я живу за счёт тех, с кем душой не схож,
с кем молчу, за кого молюсь –
так за правду выстраданная ложь
повседневный выносит груз.

Так за каждым словом густится тень
коркой рифмы, слепым пятном,
наводя немыслимое на плетень,
чтобы свет сошёлся на нём,

чтоб от неба близкого отлегло,
чтобы в памороке вины
не влетали факелами в стекло
беспробудной вражды огни.

Я живу пока на своей реке,
но сегодня не ровен час,
и приходит беспамятство налегке,
отмечая безумьем нас.

По-любому, из Киева до войны ближе, чем из Москвы. Есть в книге Дмитрия Бураго и ностальгические нотки. Всё познаётся в сравнении. Лирический герой Бураго в советское время «ворчал о том, что плохо прозвучало». Но эти годы были, тем не менее, осенены благодатью, о чём не стесняется вспоминать автор книги.

МОСКОВСКИЙ МОСТ

Жил мальчик у Московского моста
в обычном доме с окнами на север.
Гремели на Петровке поезда,
и тосковали комнатные звери.

Был в книжном мире кухонный сервант –
три полки за зелёными цветами,
была ещё размолвка между нами,
и высился над дымом едкий Кант.

Мы жили тихо, искренне ворча
о том и сём, что плохо прозвучало.
К рассвету смыслы еле волоча,
сам Вагнер путал вечные начала.

И Блоку было нечего терять,
а у Шекспира не было трагедий.
За всё и вся от донкихотской меди
на кухню снисходила благодать.

На цыпочках рассвет тянулся к окнам.
Катился мост над кудрями Днепра.
Казалось, целый мир из неба соткан.
И целый город в рот воды набрал.

Жил мальчик у Московского моста.

И снова у Бураго появляется «славянская тема». На самом деле, Украину сейчас разделяет всё тот же спор между славянофилами и западниками. Просто сейчас это совсем чужие западники. Такое ощущение, что они жаждут располовинить страну. И все – патриоты страны, вот что по-настоящему страшно.

Что, славяне, не словом сыты?
Что же, родственники, смурны,
если братьями не убиты,
если жёнами не верны?

Если наши слова – на вертел,
если веру – поди продай,
что ж так манит кровавый ветер
и так много даём на чай?

И куда мы из всех биений,
из бессмыслицы горловой?
Эх, славяне – рабы сомнений,
черти пляшут за упокой!

Так не мглите, отцы и братья,
не надейтесь, что обойдёт –
позади каменеет платье,
и страшит уходящий Лот.

Очень неожиданным оказалось для меня обращение Дмитрия к «детским» стихам о чудище «Бе-бе». Я слово «детский» беру в кавычки, поскольку это именно стилизация под детские стихи. А сами стихи, безусловно, адресованы взрослому читателю. Неожиданно прозвучало стихотворение «Молитва» – герой молится не за себя и не сам. Молятся – о нём. И это придаёт ему силы.

МОЛИТВА

Не потому, что рьян,
не потому, что цел –
я в капле океан
и сам себе предел,

я промежуток, щель,
я выжданный итог,
я текст, в котором мел
крошится между строк,

я камень на пути,
я сам себе двойник,
и все мои «прости»
срываются на крик.

На всех вокзалах снег!
Во всех расчётах грязь!
Я вымучен и пег:
обрюзг, кругом погряз.

Но где-то в глубине
на краешке судьбы
ты молишься, и мне
гореть в частице бы.

Дмитрий Бураго – человек высокой культуры и тонкой интуиции. Его стихи – в высшей степени изящная словесность, корни которой уходят в серебряный век русской поэзии. О чём бы ни писал Дмитрий (а диапазон его поэтической речи чрезвычайно широк!), в его произведениях обращают на себя внимание, прежде всего, язык и звук. Дмитрий Бураго – страстный жизнелюб, «гурман» бытия. Философский эпикуреизм помогает ему острее ценить каждый прожитый миг. Спасибо фестивалю «Провинция у моря», познакомившему меня с этим прекрасным человеком.

«ВЫНЬТЕ СЕБЯ ДО ПОСЛЕДНЕГО ЭХА…»
(Маргарита Аль, Манифест Аль Ищи. – М., Издательство ЛИФФТ, 2019)

Маргарита Аль взвалила на себя нелёгкую для хрупкой женщины ношу руководителя крупных международных фестивалей. Времени на стихи остаётся у неё всё меньше и меньше. Поэтому меня особенно обрадовал выход в свет её новой книги. Как и большинство пишущих культуртрегеров, Маргарита пишет быстро и по наитию. Философское образование даёт ей один несомненный козырь: умение внутренне структурировать свои произведения. Творческий «хаос» первобытия гармонизируется у неё космосом «золотого сечения». Всё оплодотворяется энергией постижения. Название книги Маргариты – «Ищи!!!» (три восклицательных знака) напоминает мне знаменитый девиз «Бороться и искать, найти и не сдаваться». Эти строки Альфреда Теннисона стали у нас широко известны после выхода в свет культового фильма «Два капитана». «Ищи» Маргариты Аль – означает «не понижай градус своего присутствия в мире».
Стоит отметить, что творчество Аль демонстрирует нам новый тип женщины-поэта, не «ахматовский» и не «цветаевский». Это героический тип личности, который в принципе встречается нечасто, а в XXI-м веке – и подавно. Что поражает, прежде всего, в лирике Маргариты? Симбиоз действия и созерцательности. Обычно как бывает? Ты либо человек действия, как Микеланджело, либо созерцатель, как Леонардо. Но, как мы видим, бывает и по-другому. Тихая лирика – и одновременно громкая, авангард – и параллельно восточная классика, метафизика – и рядом диалектика. Казалось бы, лирика Маргариты Аль состоит из непримиримых противоположностей. Но такова особенность воздушного знака Весов – для них сущностное разнообразие органично.
«Громкость» некоторых произведений Маргариты Аль отталкивается не от «стадионной» поэзии шестидесятников. Нет, скорее, это стилистика, близкая к русским футуристам начала ХХ века – Маяковскому, Хлебникову, Кручёных, Бурлюку. Как мы видим, женщин в этом ряду не было. Поэтому Маргарита Аль – новое явление в русской поэзии. Есть два лика Аль – концептуальный (философский) и футуристический (квазиМаяковский). Конечно, не все произведения в новой книге поэта равнозначны. Иногда «манифестность» заглушает в книге поэзию. Например, название «Небокопы» представляется мне более важным, чем «Ищи!!!». Представляете, поэты «копают» небо в поисках алмазов. Как рудокопы – землю, извлекая из неё «тысячи тонн словесной руды». Здорово же! Но у каждого автора – свои приоритеты. Я с пониманием отношусь к этому тонкому моменту. «Всегда я рад заметить разность между Онегиным и мной». Между моим пониманием творчества автора – и тем, как представляет своё творчество сам автор.
Даже обложка книги Аль стилизована под издания футуристов начала ХХ века – шафранного цвета брошюра, большие буквы, нестандартные шрифты. Всё это очень похоже на коллекционные букинистические книги Маяковского или Кручёных. Думаю, не сильно ошибусь, если предположу, что и сама Маргарита считает себя наследницей по прямой выше упомянутых поэтов. «Выньте себя до последнего эха, в душу вложите охрипшее слово». Несмотря на то, что время у нас сейчас, в общем-то, «тихое», поэт сам для себя устанавливает регистр своего голоса. Может быть, так и надо, и не услышат сейчас такие стихи, как фетовское «шёпот, робкое дыханье, трели соловья». Каждый доказывает правомочность своих притязаний собственной жизнью.
Маргарита пишет немного, но весомо, не размениваясь на мелочи. Помимо «манифестов», ей очень удаются стихи в стиле хокку. Особенно удачно звучат циклы таких коротких стихов. Во многих их них поэт использует эффект парадоксальности. «Не смерти боюсь – боюсь несмерти». «В свои крылья врастаю». Верлибры Маргариты Аль заставляют забыть о том, что там могла бы быть рифма. Человек сам чувствует свой звук, может ли рифма что-нибудь прибавить к оптимальному звучанию стихов. Наверное, есть поэты, которым рифмы только мешают. Маргарита Аль – из числа тех поэтов, которые приходят в литературу со своим оригинальным творческим лицом. Она хорошо мыслит абстрактными категориями, что редко получается у женщин. Это хорошо видно в её программном стихотворении «Ищи»:

невидимое станет видимым
видимое станет невидимым
отсутствие памяти у видимого о невидимом
и у невидимого о видимом –
есть высшее проявление гуманности
ищи
ищи ищи ищи ищи ищи ищи ищи ищи
ищу ищу ищу ищу ищу ищу ищу ищу
ещё ищи ещё ищи ещё ищи ещё ищи
ещё ищу ещё ищу ещё ищу ещё ищу
ищи ищу ищи ищу ищи ищу ищи ищу
еще ищи ещё ищу ещё ищу ещё ищи
ищи
невидимое станет видимым
видимое станет невидимым
отсутствие памяти у видимого о невидимом
и у невидимого о видимом
есть
есть высшее
есть высшее проявление
есть высшее проявление гуманности

Мы видим, что Маргарита Аль ворочает огромными смысловыми глыбами, где метафизика пытается найти общий язык с философией действия. Заметим в скобках, что поэт не только призывает к действию, но и личным примером культуртрегера показывает другим людям, что такое настоящая жизнь. «Если хочешь жить для себя, живи для других», – говорил римский философ Сенека. Трудно даже сосчитать всех творческих людей, которых Маргарита Аль вовлекла в водоворот фестиваля фестивалей «ЛИФфт» и Ассамблеи народов Евразии». Но вернёмся к её стихам. Это «монументализм» – есть такой жанр у художников, когда они пишут картины огромного размера или же расписывают стены. Видимый и невидимый мир словно бы защищаются у Маргариты друг от друга, пометив неприкосновенность собственных территорий. По форме стихотворение «Ищи» написано в неоавангардной форме ритмически организованных верлибров. Порой одна фраза «дробится» на свои составляющие и нарастает, разворачиваясь в пространстве:

есть
есть высшее
есть высшее проявление
есть высшее проявление гуманности

В более ранней редакции этого стихотворения, опубликованная в журнале «Дети Ра» № 10 (60), 2009 (http://www. zh-zal.ru/ra/2009/10/al12.html), оно имело совершенно другое название – «Иешуа». Этот факт недвусмысленно намекает нам, что стихотворение «Ищи» может быть оригинальной формой прочтения гениального романа Булгакова. И сама Маргарита Аль, по сходству имён с главной героиней романа, словно бы становится участником этого действа, пронизанного нитью времён. Она словно бы внедряет себя на страницы знаменитого многомерного романа. Она – одновременно и Маргарита, и Мастер. Мастер – это тот, кто понимает. Чисто литературное мастерство при этом – второстепенно.
О чём же вещает нам Маргарита Аль? Что такое «высшее проявление гуманности»? Это удивительная, парадоксальная мысль! Видимое, то есть наш с вами трёхмерный мир, мало осведомлено о тонком мире, существующим параллельно с нашим. И слава Богу! Герой Булгакова поэт Иван Бездомный от такого знания свихнулся – и, как следствие, попал в психушку. Государственные институты разных стран тщательно оберегают головы своих сограждан от попадания туда частичек иных миров. Поэтому «гуманность», по Маргарите Аль, заключается в незнании и неведении, в философской и эзотерической девственности.
Однако «видимость», «невидимость» и «гуманность» можно понимать и в другом смысле. Забудем о тонком мире. Допустим, что существует только наш с вами «толстый» мир, разворачивающийся во времени. Древний грек ничего не знает о мегаполисах XXI-го века. И это гуманно. Но какие-то вещи из будущего, о которых догадывались разве что пророки, рано или поздно просачиваются в действительность. «Невидимое» мира – это третья сторона медали. Она до поры до времени словно бы находится в засаде. В тени аверса и реверса. Покуда не пробьёт её час. И тогда третья сторона медали выйдет из засады и будет помазана на царствование. Невидимое станет видимым. Надо сказать, что учение о видимом и невидимом – это универсальное знание, которое присутствует во всех без исключения духовных практиках и религиях. Маргарита Аль в своём стихотворении одновременно пророчествует и призывает к действию. Ищи! Ещё ищи!
Но вот вам ещё один парадокс: знающий не ищет, потому что уже знает. Знает мгновенно, моментально – как только об этом подумает. Поэтому призыв «ищи» актуален разве что для тех, кто не знает. Но можно ведь искать не знание. У Маргариты речь идёт об «отсутствии памяти». Память у человека приходит и уходит. И вот эта память, временами активируемая человечеством, а временами – впадающая в ступор, падающая в колодец забвения, и есть то главное, что вынес я из новаторского стихотворения Маргариты Аль.
Маргарита творчески работает со своими стихами, используя опыт многократного проговаривания текстов с эстрады. Казалось бы, перформанс – совершенно другой жанр. Философия требует тишины и внутреннего покоя. Перформанс – экзальтированной экспансивности звука, экстравертности, выплёскивания энергий. Но, когда читаешь свои стихи, невольно слышишь себя со стороны. У Маргариты Аль – хороший поэтический слух. Она сумела отсечь всё лишнее из первоначальной мраморной глыбы. Гармония, согласно Гераклиту, часто возникает из противоположностей.

ты видишь меня
а меня ещё нет
ты видишь меня,
а меня уже нет
ночью поймала за крылышко луч
утром его отпущу

ЮБИЛЕЙ УШЕДШЕГО ДРУГА
(Ромашковый привкус разлуки. Поэт Лев Болдов в воспоминаниях, посвящениях. Сборник. Сост. И. Ганжа.
Симферополь, Форма, 2019)

Книга воспоминаний о Льве Болдове собрана и издана по большому поводу – в этом году Льву исполнилось бы 50 лет. Эта цифра воспринимается очень странно. Трудно поверить, что только 50, хотя человека уже давно с нами нет. Такой же шок, помнится, был у меня, когда мы отмечали 50-летие Виктора Цоя.
Я не сразу сообразил, из какого стихотворения Льва Болдова взяты строчки, которые дали название книге воспоминаний о нём. Вот скажите мне «стихи о Бахе» – сразу вспомню. Вспомню даже «клавиши пробует Бах», вспомню и снежную пудру, которая сыплется с его парика. А вот «ромашковый привкус разлуки» почему-то плохо ассоциируется у меня со стихами Льва о Бахе. Хотя это, на минутку, первая строка стихотворения, и строка великолепная! Книга воспоминаний начинается этим стихотворением, написанным факсимильно рукой самого автора. Ни одной помарочки! Ни одного исправления!

Ромашковый привкус разлуки
Горчит на припухших губах,
А в небе рождаются звуки –
Там клавиши пробует Бах.

И рельсовых стыков стаккато
Стократ повторят поезда.
И алою лентой заката
Повязаны мы навсегда.

А там, в облаках, нахлобучив
Напудренный белый парик,
Таинственный гений созвучий
С органом незримым парит.

И нет ни печали, ни страха.
Откинуты пряди со лба.
Под властными пальцами Баха
Свершается наша судьба.

Он смотрит спокойно и мудро,
Раздвинув на миг облака.
И сыплется снежная пудра
На землю с его парика.

Вот и смотрит на нас теперь Лев «Бахом с небес» – спокойно и мудро. А у всех нас на губах – ромашковый привкус разлуки с замечательным поэтом, который многим из нас приходился хорошим другом. Книгу воспоминаний о Болдове читаешь от начала до конца, не делая предпочтений более известным авторам. Потому как самое важное о жизни Льва может сообщить нам любой человек, вне зависимости от степени своего литературного таланта. Книга даёт нам неоценимую возможность «запасть» на те стихи Болдова, которые раньше по каким-то причинам не обратили на себя внимания. Уж я-то считал себя неплохим знатоком его лирики. Но был посрамлён – я почему-то упустил из виду такую его замечательную вещь, как «Горит моя библиотека».

В предсмертных судорогах века,
В горниле беспросветных дней
Горит моя библиотека –
И я сгораю вместе с ней!

Это апокалиптическое стихотворение навсегда породнило таких разных поэтов, как Блок и Болдов. Книга Ирины Ганжи даёт нам возможность «достроить» «своего», знакомого нам Болдова, другими версиями, нам не известными.
«Лев Болдов обладал даром – не перетягивая одеяла на себя, быть центром. Стоило ему появиться где-либо, будь то наша репетиция или чей-то творческий вечер, всё внимание невольно переключалось на него. Это была какая-то магия, присущая лишь ему одному». (Сергей Былинский).
«В стихах Льва есть главное – абсолютная честность и умение идти до конца, когда это необходимо. А ещё – непродажность, неангажированность, правильная обособоленность от отдельных тёмных персоналий и всего мутного социума. Всё это не должно кануть в Лету, разве что – вместе со всеми нами». (Сергей Геворкян).
Мне кажется, многие друзья «заразились» от Болдова его образной мощью, чуткостью к людям и энергетикой постижения. Многие воспоминания – прекрасные образцы русской литературы, по «гамбургскому» счёту. Авторы книги в чём-то сходятся – например, в том, что Лев «постоянно искал аудиторию». Книга «Ромашковый привкус разлуки» ценна тем, что из общего складывается облик поэта, а частное, но неожиданное, расцвечивает его облик яркими красками. Многие, в том числе и мужчины, ласково называют его в своих воспоминаниях «Лёвушкой».
Многое открыл для себя в этой замечательной книге, составленной вдовой поэта Ириной Ганжой, и я. Оказывается, Болдов начал писать и декламировать собственные стихи ещё в школе. Об этом есть воспоминания Галины Брусницыной, работавшей тогда в школе. Сработало на поэзию и увлечение Льва математикой. Математик Болдов придал стихам поэта Болдова гармонию сфер. Своё замечательное стихотворение о Петербурге Лев, оказывается, считал неудачным и потому практически не читал. А я считаю, что это одна из его вершин, где он «выпрыгивает» из реализма в мистику, всегда сопутствующую этому столичному городу. Жизнь Льва оказалась очень насыщенной. В своё время он примкнул к бардам, а барды вели кочевую жизнь по всей стране. «Цыганская» жизнь с «табором» бардов, безусловно, поспособствовала росту популярности поэта. Барды разнесли его крылатые строки на деках своих гитар.
Ещё одно свидетельство человека, хорошо знавшего Льва. «Лев Болдов – поэт, всегда читающий свои стихи наизусть.Очень домашний и по жизни бродяга. Беспомощный и мощный. Каждую минуту проживающий, как жизнь. Сценарист, выдумщик, мечтатель, высокопарный прозаик. Пронзительный поэт. Всегда прямо держит спину. Умеет возрождаться. Аристократичен. Он не жил, он всегда немного выступал.
Такой спектакль каждого дня. Игра в игру слов. Меткие эпиграммы, острые и очень добрые шутки. Игра в утро, игра в вечер, в прогулку… Игра в жизнь. Лев хотел и искал яркости и наслаждения. Душа его пробивала и отрицала любой быт. Старался не унывать. Помнил добро. Очень верен в дружбе. Не забывал обиды. Прощал. Прощал всем, но не забывал. Эта ранимость сделала его стихи такими кристальными, звонкими, точными, честными в каждой букве. Такими лёгкими и крылатыми, на века. Ответственность за мир и беспечность к себе жили в нём одновременно». (Мария Долинина).
Помогали Льву и маститые поэты Римма Казакова и Кирилл Ковальджи. Это было в начале «нулевых», на заре интернетной эпохи. Однажды я неожиданно встретил Льва на Московской международной книжной выставке-ярмарке. Его представили Кирилл Ковальджи и Татьяна Кузовлева. Пришлись по душе Кириллу Владимировичу и эти пророческие строки молодого поэта:

Этот странный мотив – я приеду сюда умирать.
Коктебельские волны лизнут опустевшие пляжи.
Чья-то тонкая тень на подстилку забытую ляжет,
И горячее время проворно завертится вспять.

Я приеду сюда – где когда-то, мне кажется, жил
И вдыхал эту соль, эту смесь волхованья и лени.
И полуденный жар обжигал мне ступни и колени,
И полуденный ангел, как чайка, над пирсом кружил.

Я приеду сюда, где шашлычный языческий дух
Пропитал черноусых жрецов, раздувающих угли,
Где, карабкаясь вверх, извиваются улочки-угри,
И угрюмый шарманщик от горького пьянства опух.

Этот странный мотив… Я, должно быть, и не уезжал.
Всё вернулось как встарь, на глаза навернувшись слезами.
Вот возницы лихие с тяжёлыми едут возами,
Чтоб приморский базар как встревоженный улей жужжал.

Вот стоит в долгополом пальто, чуть ссутулившись, Грин.
Это осень уже, треплет ветер на тумбах афиши.
Остывающим солнцем горят черепичные крыши,
К покосившимся ставням склоняются ветви маслин.

Этот странный мотив… Ты забыл, мой шарманщик, слова.
Я приеду сюда умирать. Будет май или август.
И зажгутся созвездья в ночи, как недремлющий Аргус,
И горячие звёзды посыплются мне в рукава.

Крым стал последним пристанищем Льва Болдова. Он, в отличие от другого знаменитого поэта, обещавшего «На Васильевский остров я приду умирать», выполнил своё суровое поэтическое обещание. И, таким образом, оказался человеком не только слова, но и дела.

Опубликовано в Южное сияние №4, 2019

Вы можете скачать электронную версию номера в формате FB2

Торт «Наполеон три рецепта: классический, с готовыми коржами и слоеный.

Торт Наполеон Советского времени: самый вкусный классический рецепт

Ингредиенты:

для заварного крема:

  • сливочное масло — 500 грамм;
  • яйца — 4 штуки;
  • три стакана молока;
  • сахар — 2.5 стакана;
  • три столовые ложки муки.

для теста:

  • одно яйцо;
  • маргарин — 400 грамм;
  • мука — 4.5 стакана;
  • молока — один стакан.

Торт «Наполеон» с заварным кремом. Пошаговый рецепт

  1. Изначально нам нужно приготовить заварной крем для торта. Для этого берем яйца и хорошо смешиваем с сахаром. Я это делаю с помощью венчика. А вы можете использовать миксер.
  2. Молоко для крема нужно закипятить и оставить чтобы оно немного остыло.
  3. В яичную смесь добавляем одну столовую ложку молока и муку. Все это нужно хорошо смешать.
  4. И только теперь вливаем оставшееся молоко и ставим на огонь. Варим помешивая до загустения. Смотрите, здесь есть очень важный момент, крем нельзя доводить до кипения, иначе яйцо в креме может свернуться.
  5. Когда крем снимем с огня пусть остывает.
  6. Сливочное масло для крема должно быть мягким.
  7. Чуть теплый крем растираем с размягченным сливочным маслом. Я когда готовлю такой крем, то количество сливочного масла уменьшаю, чтобы крем был не такой жирный. И смотрите по сахару, если вы не хотите очень сладкий, то можно и сахара немного меньше добавить.
  8. Маргарин перетереть с мукой. Муку я всегда просеиваю.
  9. Отдельно смешиваю яйцо, молоко и щепотку соли. Эту смесь вливаю в маргарин. Замешиваем тесто.
  10. Тесто которое мы получили разделяем на 10 равных частей и ставим в холодильник на полчаса.
  11. Остывшее тесто тонко раскатываем скалкой, и формируем коржи одинаковой формы. Я это делаю с помощью тарелки или крышки.
  12. Выпекать коржи в духовке при температуре 200 градусов до полной готовности. Я форму для выпекания застилаю пергаментом, а коржи выпекаю пока они не станут светло-жёлтого цвета.
  13. Готовые коржи смазываю кремом.
  14. Торт отправляем в холодильник, чтобы пропитался.

Торт Наполеон — любимейшее лакомство во многих семьях. Его всегда готовят с огромным удовольствием. Потому что знают точно, что если будет стоять на праздничном столе магазинный вариант и торт, приготовленный в домашних условиях, то даже гадать не стоит — какой из них съедят в первую очередь!

Но не все знают, что рецепт этот был не всегда так доступен, как сейчас.

Когда в 80-е годы мы жили в Узбекистане, торты в магазине были большой редкостью. И поэтому по рукам ходило множество рецептов разных десертов собственного производства. У каждой хозяйки непременно была тетрадочка с рецептами их приготовления.

Так как к их приготовлению всегда было особое отношение, тетрадочка обычно была отдельная, только для них — любимых. В Узбекистане любая хозяйка готовила с легкостью плов, шурпу, лагман, манты, самсу…, ну и все другое. А вот тот, кто умел приготовить настоящий вкусный Наполеон — считался настоящим кулинаром.

И на это были особые причины. Во-первых, трудно было купить достаточное количество хорошего сливочного масла. Для выпечки в основном использовали маргарин, а для торта Наполеон, маргарин ну никак не подходит.

Но была и более веская причина. Рецепт держали в огромном секрете. Все дело в том, что раз купить хороший торт было практически невозможно, а на праздники всем хотелось удивить гостей, и вкусно их накормить, Наполеон пекли можно сказать на коммерческой основе, а проще — на продажу.

Пекли конечно и другие торты, но этот всегда был на первом месте. Заказать его было не просто. Не меньше, чем на месяц, была очередь на его выпечку.

Понятно, что умелицы, которые пекли такие торты, держали рецепт под замком за семью печатями. В народе ходили, конечно рецепты, но Наполеон по этим рецептам получался не таким вкусным. А найти тот самый рецепт никак не удавалось.

Но когда мы уезжали из Узбекистана, мне его просто подарили. Не буду тратить Ваше время и рассказывать, как это произошло.


Хочу предложить Вам сегодня именно этот «секретный» рецепт. Очень надеюсь, что он полюбится и Вам!

Нам понадобится:

Для теста

  • мука — 5 стаканов
  • масло сливочное — 300 гр. 82%
  • яйцо — 1 шт.
  • сметана — 0,5 стакана
  • вода — 0,5 стакана
  • водка — 2 ст.ложки
  • соль — 1/3 часть чайной ложки

Для заварного крема

  • яйцо — 3 шт.
  • молоко — 1 литр
  • мука — 3 — 4 ст. ложки
  • сахар — 1 стакан и еще 3/4 стакана
  • масло сливочное — 170 гр. 82%
  • коньяк — 2 ст. ложки.
  • ванилин — 1 ч. ложка (без горки)

Для сметанного крема

  • сметана жирная, густая — 1,5 стакана
  • сахар — 3/4 стакана

Приготовление теста:

1. Просеять муку через сито в большую миску. Просеивать ее нужно обязательно, желательно даже дважды, чтобы мука насытилась кислородом. Тогда торт получится по-настоящему нежным и вкусным.


Холодное масло нарезать кусочками в муку. Растереть все руками до образования крошки. Стараться растирать быстро, чтобы масло не успело растаять.



2. В отдельной миске взбить яйцо с солью.


Добавить кипяченой холодной воды, сметану и водку. Все размешать до однородного состояния, можно венчиком. Водка — обязательный ингредиент, без нее коржи не будут такими нежными и слоистыми.


3. Добавить полученную смесь в муку, и замесить тесто. Делать это надо быстро, чтобы масло не успело растаять. Не обязательно формировать ровный колобок, главное, чтобы все смешалось и тесто не липло к рукам.


4. Когда добились нужного состояния, накрываем тесто салфеткой и оставляем на 30 минут.

5. Через 30 минут кладем тесто в целлофан, или заворачиваем в пищевую пленку. Убираем в холодильник минимум на 1 час.

6. Затем достаем, еще раз месим и режем на колбаски, которые в свою очередь делим на 12-15 одинаковых частей, скатываем шарики.


Складываем шарики в пакет, чтобы они не склеивались между собой и отправляем пакет в холодильник.


7. Ставим духовку для разогрева. Нам нужна температура 200 градусов.

8. Достаем из холодильника по одному шарику, раскатываем его очень тонко. Лучше использовать для этого пергамент, а сейчас продается и пекарская бумага. Раскатываем прямо на ней. Тонко раскатанный лист без бумаги будет трудно потом переложить на противень.

9. Накладываем сверху шаблон в виде большой тарелки, и вырезаем по нему ровный круг. У меня тарелка диаметром 24 см.


10. Делаем проколы вилкой по всему листу, чтобы готовое изделие не бугрилось, а оставалось ровным, и ставим выпекаться прямо на бумаге.


11. Выпекаться каждый лист будет 3-4 минуты. Нам нужны светлые пропеченные коржи. Выпекать до коричневого цвета не надо. Цвет коржей должен быть светлым.

12. Пока корж выпекается раскатываем следующий лист, и так до конца. Пока коржи получились бугристыми и неровными. Это из-за водки и масла. Но нам так и нужно, это хорошо, что они такие. При пропитывании кремом появится нужная нам слоистость. Каждый слой пропитается и это придаст лакомству безупречный вкус.


13. Обрезки с коржей еще раз проминаем до однородности, раскатываем тонко, и тоже выпекаем. Этот корж может быть любой формы. Он понадобится нам для украшения.


14. Либо можно вначале выпечь коржи, а потом уже обрезать их по форме. Но так они будут крошиться. Поэтому я всегда пользуюсь первым способом.

Приготовление заварного крема

1. Пока тесто у нас набирает силу сначала на столе, а потом в холодильнике, можно сварить заварной крем.

2. Яйца взбить с сахаром в пену, добавить 1,5 стакана молока, перемешать.

3. Добавить муку и коньяк. Хорошенько размешать до исчезновения комочков.


4. В отдельной кастрюле вскипятить оставшееся молоко. Как закипит, венчиком сделать воронку в молоке и постепенно в центр воронки вылить полученную смесь. Мешаем постоянно. Это очень важный этап приготовления.


5. Нужно варить полученную смесь до кремообразного состояния, но нельзя допускать, чтобы смесь кипела. Если будет кипеть, крем потеряет свою нежную консистенцию, сильно загустеет, и тогда коржи не смогут им пропитаться. А это очень важно для готового торта.


6. Не давая крему закипать, варим его до загустения, потом снимаем с огня.

7. Остужаем крем.

8. Сливочное масло комнатной температуры взбиваем до кремообразного состояния.


9. Смешиваем крем с маслом, добавив немного ванилина. Должна получиться не слишком густая, но и не жидкая масса, так, чтобы ею удобно было промазывать коржи.


Сметанный крем

1. Сметану лучше брать деревенскую, густую и жирную, чтобы в ней не было никакой жидкости. Если используете магазинную сметану чуть дальше расскажу, как делать крем из нее.

2. Сахар перемолоть в пудру.

3. Выложить сметану в глубокую миску, поставить миску в холодную воду. Воду лучше заранее охладить в холодильнике. Она поможет добиться более воздушного крема.

4. Начинаем взбивать сметану, потихоньку добавляя сахарную пудру. Взбиваем минут 15-20 (лучше миксером, время взбивания сокращается в 2 раза). Но взбивать лучше на маленькой скорости.


5. Крем должен получиться не жидким, и не густым. Чем гуще сметана, тем гуще крем.

Теперь, когда коржи полностью остыли, а два крема готовы, начинаем собирать торт Наполеон.

Как правильно собрать торт

  • берем плоское блюдо, или, если коржи очень большие, можно использовать поднос.
  • выкладываем на него первый корж и обильно смазываем его заварным кремом.
  • затем выкладываем второй корж и снова смазываем заварным кремом
  • на третий корж выкладываем первым слоем сметанный крем, а вторым — заварной


  • потом снова смазываем 2 слоя заварным кремом


  • и шестой слой снова двумя кремами
  • то есть каждый третий корж смазываем двумя кремами
  • когда очередь дойдет до последнего слоя, его также смазываем кремом. Если остался сметанный крем, можно промазать и им.
  • крема получилось много, если сейчас надавить на коржи, то он будет буквально вылезать из под них. Но мы пока никуда не надавливаем, а оставляем эту не совсем пока красивую и ровную массу в таком виде.


  • оставьте торт, пусть он постоит 30 — 60 минут в таком виде, за это время он пропитает все коржи
  • потом положите на последний корж пекарскую бумагу по размеру
  • возьмите большую плоскую тарелку, а лучше разделочную доску, положите ее на готовый продукт, и чуть-чуть надавливая, примните коржи. Они уже немного пропитались, и не должны сломаться. Сильно не прижимайте, чтобы не сломать коржи
  • оставьте ненадолго его под доской, так он еще немного осядет
  • убираем бумагу, снимаем с нее оставшийся крем, выкладываем обратно на верхний слой
  • докладываем на последний слой столько крема, сколько надо
  • делаем крошку из последнего коржа, который делали из обрезков
  • посыпаем сверху


  • оставляем на 10 — 12 часов при комнатной температуре, пропитываться
  • затем на 12 часов убираем в холодильник
  • после чего достаем, режем на кусочки и кушаем с удовольствием


Вкус у нашего Наполеона просто нежнейший. Нужно сказать, что получается такой торт не слишком сладким. И это хорошо, чувствуется не только вкус сладости, а еще и все многообразие вкусов!

Секреты и особенности приготовления торта Наполеон

  1. После появления у меня интернета, я встречала множество разных рецептов торта Наполеон. Некоторые из них были похожи на те, что готовили мы когда-то, и сетовали, что вкус у нашего Наполеона все равно не такой.
  2. Уже потом, анализируя в чем же тут дело, я поняла одну вещь. Видимо весь основной секрет только в двух вещах — в составе теста есть водка, а крем используется не один, как в классическом варианте, а два. Благодаря этому готовый продукт имеет отличительный вкус и невероятную нежность.
  3. Немаловажным аспектом является то, чтобы коржи были в меру тонкими, а крема на них, чтобы было достаточно. Я всегда делаю крем с запасом, по принципу «пусть лучше останется, чем не хватит». И всегда в таких случаях вспоминаю анекдот про пирожки… Что надо, чтобы пирожки были вкусными — не надо жалеть начинки! Так вот и крем тоже не надо жалеть. Торт у нас должен получиться хорошо пропитанным и не сухим.
  4. Обещала рассказать про магазинную сметану. Если не удастся найти жирную и густую сметану, то возьмите дуршлаг, положите в него марлю в два слоя, и выложите туда сметану. Дуршлаг поставьте в миску или кастрюлю. Поставьте все это дело в холодильник на 3-4 часа, лишняя вода уйдет сквозь марлю на дно миски. В такую сметану можно дополнительно добавить 2 ложки жирных сливок.

Есть и еще один вкусный рецепт, по которому данное лакомство получается очень вкусным. Этот

Рассказала вроде все, постаралась ничего не забыть. Теперь дело осталось за малым. Взять и приготовить торт Наполеон по старому рецепту, который очень долго держался в большом секрете.

Приятного аппетита!

Доброго времени суток, уважаемые читатели, сайта Вкусные Рецепты!

Август — горячая пора заготовок на зиму. Вот и я закатала очередную партию овощных салатов. А именно, салат овощной с капустой, который на днях появится на страницах моего сайта. Заглядывайте и смотрите. Но сегодняшнюю статью я не посвящаю заготовкам, а наоборот, решила чуток остановится и приготовить что-то сладенькое.

Испекла я всеми знакомый и любимый торт «Наполеон » с заварным кремом. Рецептов приготовления торта «Наполеон» ну уж очень много. Я же воспользовалась самым простым рецептом, по которому ещё наши бабушки готовили. Не знаю как у вас, но торт дома ассоциируется у меня в первую очередь с Днем рождения. Хоть День рождения и не скоро, давайте тогда устроим праздник души и испечем не очень сложный торт «Наполеон». Присоединяйтесь!

Для торта «Наполеон» нам понадобится:

  • мука — 650 гр. (полная одна литровая банка),
  • щепотка соли,
  • холодная вода — 150 мл.,
  • водка или коньяк — 2 ст. ложки,
  • маргарин сливочный или слив. масло — 300 гр.

Для заварного крема:

  • молоко — 1 литр,
  • яйца — 3 шт.,
  • мука — 3 ст. ложки с горкой,
  • сахар — 1 стакан + 2 ст. ложки (или всего 10 ст. ложек),
  • слив. масло — 200 гр.,
  • ванильный сахар — 1 пакет.

как приготовить вкусный торт наполеон

Историю происхождения торта «Наполеон» у думаю вы знаете? Кто не знает, ее можно быстро найти в интернете. Но мы не этим будем заниматься. Давайте лучше я вам расскажу как приготовить вкусный торт «Наполеон», да такой, чтоб от него ваши домашние или может гости остались довольны и обязательно попросили добавки.

Из этих ингредиентов, которые я использовала, торт получился весом 2 кг и 400 грамм. Я думаю, если вы не большой сладкоежка, такой порцией можно и поделится и со своими домашними. Все, перестаю вас дразнить и перехожу к приготовлению.

1. Все ингредиенты для теста должны быть максимально холодными. На рабочую поверхность высыпаем нужное количество муки. У меня мука была в литровой банке. Именно эту полную банку с мукой мы используем. На муку выкладываем порезанный кубиками сливочный маргарин и растираем эту массу в крошку. Долго не возимся, чтоб маргарин не растаял.

2. После того, как крошка готова, делаем небольшую лунку в муке и наливаем холодную воду, смешанную с водкой и соль. Многие в тесто добавляют уксус. Если хотите можете добавить 1 ч. ложку. Уксус разрыхлит тесто и придаст коржам некую пышность. Замешиваем тесто и стараемся делать это быстро. Полученное тесто делим на 12 равных комочков, которые нужно скатать в шарики. Выкладываем получившиеся шарики на плоскую тарелку, накрываем пищевой пленкой и убираем в холодильник минимум на один час.

3. Пока будет охлаждаться наше тесто, приготовим заварной крем. Советую приготовить для торта наполеон исключительно заварной крем. а не на сгущенке или кто-то готовит ещё и сметанный. Итак, молоко выльем в казанок и доведем до кипения. А пока, в отдельной миске взобьем, при помощи венчика, яйца с половиной стакана сахара. К яйцам добавить муку и тщательно перемешать, чтоб не было комочков.

Затем влить слегка теплого молока (150 мл.), взятого из казана. Довести до однородного состояния и тонкой струйкой влить в кипящее молоко. Во время соединения молоко с яично-мучной смесью, обязательно перемешивайте содержимое казана, венчиком. Масса начнет быстро густеть. На очень маленьком огне выдержать полученный заварной крем до тех пор, пока он полностью не загустеет. Но не в коем случае крем не доводить до кипения! Загустевший крем снимаем с огня и оставляем, чтоб он остыл.

Теперь, когда крем почти остыл, берем высокую миску, но такую, чтоб вам было удобно взбивать крем. Я взяла емкость от миксера. Дальше, блендером или миксером взбиваем размягченное слив. масло, но не растаявшее с оставшимся сахаром и ванильным сахаром в пышную массу. Но не долго, а то масло может расслоиться. После этого, добавляем в масло по несколько столовых ложек крема и продолжаем взбивать на средней скорости. Вот и весть рецепт приготовления очень вкусного заварного крема. Такой заварной крем отлично подайдет и для приготовления медового торта. С рецептом медового торта я делилась в этой статье.

4. Крем приготовили? Хорошо. Теперь приглашаю вас испечь коржи для торта наполеон. Сразу включаем духовку на максимум и отправляемся к тесту. Шарики достаем из холодильника по одному. Технология у меня такая: достали кусочек теста, раскатали. Пока печется первый корж, раскатываем второй и так далее. Я делала коржи круглые. Вот так.

Остатки теста выкладывала тоже на противень и выпекалось все вместе. Перед выпечкой нужно обязательно корж наколоть вилкой. Иначе корж вздуется. Пекутся коржи очень быстро, около 7 минут. Сильно зажаривать их не советую.

Вот такая стопка коржей у меня получается.

Промазываем обильно каждый корж охлажденным заварным кремом. На каждый корж у меня уходило по 3 столовые ложки крема. А крема хватает как раз, чтоб собрать весь торт.

Бока торта так же хорошо обмазать кремом. А украшать торт «Наполеон» будем обрезками от коржей. Их нужно растереть в крошку либо пропустить через блендер.

Готовый торт нужно оставить пропитаться, желательно в не очень прохладном месте, сначала на часа 3, потом убрать в холодильник на 4-5 часов. А лучше всего на ночь. Торт «Наполеон » с заварным кремом получается очень и очень вкусный! Пробуйте и обязательно делитесь со мной своими впечатлениями.

Я вам желаю приятного чаепития и не забывайте, хоть изредка, баловать своих родных.

Рецепт вкусного торта «Наполеон» с заварным кремом от бабушки Эммы.

P.S. Фото вкусного торта «наполеон» по быстрому рецепту приготовила, Анна Асанова!

В Советском Союзе, а после и на постсоветском пространстве этот торт бил рекорды популярности по сравнению с любым другим десертом. По крайней мере, во многих семьях именно торт Наполеон является самым праздничным вариантом. Его традиционно пекут на праздники или дни рождения.

Первоначально классический Наполеон представлял собой коржи из слоеного теста с заварным кремом. Кстати, такой «тысячеслойный» десерт до сих пор пекут во Франции. Сегодня мы рассмотрим и этот рецепт. Но больше всего я хочу показать Вам свой торт Наполеон из моего детства. Буду надеяться, что он кому-то понравится.

Рачительные советские хозяйки существенно упростили торт. Они заменили на более простой и быстрый вариант с холодным рубленым маслом. В нём слоистая структура достигается за счёт большого количества коржей. Так же и заварной крем частенько заменяется сгущенкой.

На вкус торты советского образца получаются ничуть не хуже. Поиск вариантов по упрощению и удешевлению торта породил огромное множество рецептов, которые можно найти на просторах интернета. Более того, появились даже варианты торта Наполеон без выпечки, так что можно выбрать любой из них на свой вкус.

Немного об истории знаменитого десерта

Происхождение названия этого торта уже обросло целым ворохом легенд, и многие связывают его именно с Наполеоном Бонапартом, в честь победы над которым и пекли этот десерт. При подаче его нарезали треугольниками, что якобы символизировало треуголку солдат. Но это не так.

Более того, торт из слоёного теста с заварным кремом изобрели еще за несколько веков до рождения самого Наполеона. Впрочем, придумали его действительно французы. Именно французский кондитер первым додумался завернуть масло в пласт теста и многократно раскатать его, получив слоеную текстуру.

Этот кондитер отправился совершенствовать свои знания в Неаполь, где его рецепт банальным образом украли. Но на этом изобретение торта не заканчивается, поскольку первому идея смазать коржи из слоеного теста заварным кремом пришла в голову неаполитанским кондитерам. Так что, десерт назывался неаполитанским. Под этим названием его готовили во многих странах Европы, включая и Россию.

Так причем тут все-таки Наполеон?

Для ушей жители Российской империи названия «неаполитанский» и «Наполеон» звучали примерно одинаково, поэтому треугольное пирожное сменило название и стало очень популярным. Впрочем, его популярность вскоре сошла на нет, поскольку хитрые рестораторы, подавая дорогой десерт подвыпившим купцам, безбожно экономили на продуктах.

В советское время этот торт был вершиной кондитерского искусства многих хозяек. Испечь его действительно было сродни подвигу, особенно учитывая продуктовый дефицит, когда качественное масло найти было очень непросто. Может быть, поэтому был таким вкусным праздничный торт из моего детства.

Ни в коем случае не заменяйте сливочное масло маргарином!

Подача такого блюда к столу всегда встречалась ажиотажем, а гости придирчиво пересчитывали количество слоев. Чем их было больше и чем они были тоньше, тем больше комплиментов доставалось хозяйке.

У нас сегодня есть возможность испечь домашний торт Наполеон из готового слоеного теста. Но я хочу показать Вам быстрый вариант приготовления теста. Попробуйте и убедитесь, что слоёв в нём будет не меньше чем в покупном.

Что понадобится для коржей:

Приготовление:

  1. Для приготовления быстрого слоеного теста используются только охлажденные ингредиенты. Поэтому перед началом приготовления поместите в морозильную камеру сливочное масло и воду. Да и муку не помешает подержать в морозилке полчасика.


2. Сначала просеиваем муку и натираем на терку замороженное масло. В полученную массу выливаем смесь воды и уксуса.

В зависимости от качества муки количество жидкости, которое примет тесто, может быть разным. Поэтому не стоит выливать всю воду сразу.

По рецепту жидкость необходимо добавлять в мучную смесь порциями, аккуратно перемешивая ингредиенты для получения упругого теста.

3. Получившееся тесто скатываем в брусок, заворачиваем в целлофан и помещаем в морозильную камеру на полчаса.

Приготовление крема:

4. Если для теста продукты нужны все холодные, то для крема наоборот. Молоко, яйца и масло заранее достать из холодильника и дать им несколько часов полежать при комнатной температуре.

5. Приготовление крема начинается со смешивания ингредиентов. Помещаем в емкость обычный и ванильный сахар, вбиваем яйца. Хорошенько всё взбиваем подсыпая муку. Теперь аккуратно вводим стакан молока не прекращая перемешивать венчиком.

6. Содержимое кастрюли перетираем до однородного состояния и нагреваем на маленьком огне. По мере нагревания добавляем оставшееся молоко и готовим крем, аккуратно перемешивая его вплоть до загустения. В остывшую массу вводим взбитое масло.

Чтобы крем не подгорал, можно поставить кастрюлю не на огонь, а на водяную баню. Именно так стоит поступить, если вы готовите крем впервые.

Водяная баня позволит не наблюдать за кремом постоянно, а параллельно замешивать тесто. Это ещё и сэкономит время.

7. Достаём охлажденное тесто и делим его на нужное количество частей. Их количество может быть как 6, так и так и 8. Это зависит от диаметра будущего торта. На этом этапе уже включаем духовку нагреваться.


8. Каждый кусочек теста раскатываем в тонкий пласт и сразу обрезаем его по размеру. Для этого можно использовать обыкновенную тарелку.

9. Коржи выпекаются при температуре 200 грд. в течение 5-10 минут. На выпечку коржей не понадобится слишком много времени, поскольку пока один корж печется, следующий можно уже раскатывать. Обрезки теста после коржей также запекаем. Они понадобятся для приготовления крошки.

10. Готовые коржи смазываем кремом и формируем торт. Остатками крема покрываем верх и бока и посыпаем их крошкой – именно в таком виде все мы знаем этот знаменитый десерт.

При желании, можно дополнительно пересыпать коржи орехами, кусочками фруктов.

Как вариант, в заварной крем можно добавить перетертый в пюре чернослив, апельсиновый сок, какао или другую вкусовую добавку, которая обеспечит приятный нюанс в классическом сливочном креме.

Классический Наполеон в домашних условиях

Классический Наполеон готовится всё же из . Его придется приготовить самостоятельно. Такой вариант не для ленивых хозяек, поскольку слоеное тесто довольно капризное и потребует времени. Поскольку после каждой раскатки тесто необходимо отправлять в холодильник.

Чтобы ускорить процесс, можно купить готовое слоеное тесто и испечь из него коржи. Тут времени понадобится гораздо меньше, а результат будет практически одинаковый. Оговорюсь сразу, что тесто следует покупать только от проверенных производителей.

В этом видео показаны все этапы приготовления классического варианта торта с нуля на тот случай, если вы решите потратить целый день на приготовление великолепного десерта.

Быстрый торт без выпечки

Этот супер скоростной тортик мы сделаем из готовых печенюшек. Только приготовим заварной крем. Хотя, даже и его можно заменить сгущенкой. Вместо замешивания теста и выпекания коржей, мы купили полкилограмма слоеного печенья «ушки». И сейчас я покажу как приготовить из них торт.

Популярность тортов без выпечки не вызывает сомнений, поскольку такие рецепты гарантируют успех и не требуют много времени.

И хотя это будет не настоящий торт Наполеон, но уж точно его близкий родственник.

Что понадобится:


Из указанных ингредиентов получается 1 кг крема. Его вполне достаточно, чтобы собрать быстрый, слоёный торт из 0,5 кг. слоеных «ушек». И никто не запретит нам назвать его Наполеоном.

Приготовление:

  1. Приготовление крема начинается со смешивания яиц, сахара и крахмала – перемешиваем все ингредиенты до однородного состояния.

2. В это время молоко необходимо налить в сотейник и поставить на небольшой огонь, чтобы оно подогрелось.


3. После чего, небольшими порциями вливаем горячее молоко в яично-сахарно-крахмальную смесь. Аккуратно перемешиваем будущий крем, чтобы не образовывались комочки. Перемешивать полученную необходимо до того момента, пока сахар полностью не растворится.

4. После этого полуфабрикат выливаем обратно в сотейник и ставим на огонь. Смесь постоянно помешиваем.

Чтобы крем не подгорел, огонь должен быть сначала средний, а потом самый малый.

5. По мере нагревания он начинает загустевать. Посмотрите на фото результат. Вот такой должен завариться густой крем.

6. Сняв крем с огня, необходимо немного остудить его и ввести размягченное сливочное масло – перемешиваем смесь миксером до однородного состояния.

7. 200 грамм сливок взбиваем в отдельной емкости до получения устойчивой пены. Далее заваренный крем и сливки необходимо соединить. Перемешиваем их вместе и получаем заварной крем Пломбир

8. Крем отлично держит форму и отличается гладкой, однородной структурой, а по вкусу напоминает сливочное мороженое. Отсюда и название Пломбир.

9. Для сборки торта отхозяйки не требуется особенных кулинарных талантов – достаточно выкладывать печенье на тарелку, смазывая каждый слой порцией крема.

10. Не стоит забывать и про оформление, поэтому смазываем остатками крема бока и верхнюю часть торта и посыпаем его крошкой.

В приготовлении этого десерта есть один нюанс: классический вариант изготовления Наполеона подразумевает соединение несладких коржей и достаточно сладкого крема. В нашем быстром рецепте ушки сами по себе сладкие, поэтому количество сахара в креме меньше, чем в классическим рецепте. В противном случае торт будет излишне приторным.


11. На приготовление такого торта понадобится не более часа, при этом большая часть этого времени уйдет на приготовление заварного крема. Готовый торт оставляем для пропитки как минимум на 3-4 часа, после чего можно приступать к дегустации.

На самом деле полученный десерт лишь отдаленно напоминает классический Наполеон.

Такой торт – отличный вариант для тех, кто не хочет возиться с духовкой и выпечкой коржей. Это особенно актуально в жаркую погоду.

Тот самый французский торт Mille Feuille или «1000 слоев»

Если есть желание попробовать тот самый десерт, который стал прототипом всем известного торта Наполеон из слоеного теста, следуйте указаниям из этого видео. Вроде бы и тесто классическое, и крем сливочный, но результат всё же заметно отличается. Именно такой торт готовят во всех кондитерских Франции.

После такого торжественного десерта, мне больше нечего сказать о тортах Наполеон. Если возникнут вопросы, задавайте их в комментариях под статьёй.

Благодарю всех, кто готовил сегодня вместе со мной!

Герой нашей сегодняшней встречи торт «Наполеон» — классический рецепт с заварным кремом. Этот рецепт советского времени, мне достался от моей тёзки, тётушки Лены, родной сестры моего папы. Она сейчас уже дама преклонных лет и вряд ли делает такие шедевры, а жаль, в её исполнении он получался просто великолепным.

У меня тоже получается вкусный, так говорят все, кто его пробовал, но если быть честной, тётушкин вкуснее, а может это просто детские воспоминания.

Вы сейчас возможно начнёте меня закидывать тапками или ещё чем, ведь я буквально на днях рассказывала о диете, а теперь соблазняю на торт «Наполеон», да ещё с масляным заварным кремом. Но подождите, не закрывайте страничку.

Во-первых, это один из лучших тортов в моей коллекции рецептов и он обязан был появиться на страницах моего блога, это своего рода благодарность моей тёте, Елене Дмитриевне, за этот замечательный торт.

Во-вторых, скоро очередные праздники — День Валентина, 23 февраля. Конечно же, носки и пена для бритья — это подарки на все времена, классика жанра, можно сказать. Но может, хотя бы иногда, отойдём от стереотипов и сделаем подарок в виде самого лучшего торта на все времена с мужским названием «Наполеон».

Сейчас в сети предлагают много рецептов этого торта из готового слоёного теста. Честно, не пробовала делать такой вариант, но, почему-то я уверена, что классический рецепт тех, советских времён, будет всё-таки лучше. Конечно, этот торт потребует от нас определённых усилий и времени, но это стоит того, поверьте, а пошаговый рецепт с фото вам в помощь.

Торт Наполеон — классический рецепт с заварным кремом

Ингредиенты:

Скажу сразу, что торт «Наполеон» из того количества ингредиентов, которые я укажу в рецепте, получается не маленький, имейте это ввиду. Если нужен торт поменьше, то сократите количество продуктов, но соблюдая при этом пропорции.

Тесто для торта:

  • мука — 4 стакана
  • сливочное масло (можно заменить сливочным маргарином) — 400 грамм
  • вода — 1/2 стакана
  • уксус — 1 чайная ложка
  • белок яйца — 1/2 белка
  • щепотка соли

Крем для торта:

  • яйца — 2 штуки
  • молоко — 2 стакана
  • сахар — 3 стакана
  • мука — 2 столовые ложки
  • сливочное масло — 500 грамм

Плюс данного рецепта, что его приготовление можно разделить на этапы и делать их в разные дни. Заранее можно испечь коржи для торта, они сухие и спокойно подождут вас пару дней. А уже непосредственно перед нужной датой пропить коржи кремом и оформить торт, но здесь тоже надо запланировать время для улучшения вкуса. Обычно я ставлю его в холодильник для пропитки на ночь.

Наполеон — торт классический рецепт с фото

1 этап — делаем тесто для торта Наполеон и выпекаем коржи:


2 этап — готовим заварной крем для торта Наполеон:


3 этап — оформляем торт Наполеон по старому классическому рецепту советского времени:


Торт Наполеон — классический рецепт с заварным кремом — как я уже говорила, это один из лучших тортов нашей семейной коллекции рецептов. Он старый, проверенный временем, поэтому не сомневайтесь, он получается всегда. Но не забывайте, что помимо пошагового рецепта с фото вам поможет ваше желание сделать приятное своим близким.

У вас обязательно всё получится. Удачной выпечки!

Посмотрите видео — профессиональные советы кондитера могут пригодиться.

P.S. А вы знаете, как и где появился торт Наполеон?

Одна из версий, что появилось это новое кондитерское изделие в 1912 году, когда праздновали столетие изгнания Наполеона из Москвы. В виде торта стали делать позднее, а именно в этот день это были новые слоёные пирожные смазанные заварным кремом, имеющие треугольную форму. По словам кондитера, форма пирожного символизировала треуголку Наполеона, а тонкие, рассыпающиеся коржи символизировали французскую армию, которая рассыпалась под натиском русской армии.

Ещё одна версия, что этот слоёный торт именно к Наполеону Бонапарту не имеет отношения, это кондитерское изделие придумали во времена Наполеона III, его пекут и сейчас, называется оно по другому — «Millefeuille», что означает «тысяча слоев».

Есть и другие версии, так же есть и разные способы приготовления с разными кремами, прослойками и добавками, но классический рецепт торта Наполеон с заварным кремом, который многим знаком ещё с советских времён, считается лучшим.

Елена Касатова. До встречи у камина.

Читайте также…

Силены. Вещи из небытия — Глава 6. L’uxчpyg

Xandria — Sisters Of The Light

[1] Lyviöfön (герн.) — морское чудовище, упоминаемое в Ветхозаветном предании, гибрид кита и дракона. Левиафан обитает в глубинах Космоса, но может проникнуть в земные моря, устраивая там хаос. Согласно легендам, имеет густую чёрную кровь.

[2] Zel’y L’uxчpyg (чарвилл.) — зелье «против огня».

[3] Лилит — первая жена Адама, матерь чудовищ. Упоминается в некоторых ранних апокрифах христианства, не вошедших в библейский канон.

[4] Прометей — один из мифологических титанов, подаривший людям огонь.

__________

 Осталась всего неделя.

Эта новость ворвалась в светлую спаленку вместе с копной красно-рыжих локонов на зелёном и ароматом корицы. Федра плюхнула на хрустящие простыни поднос булочек и принялась сама их уплетать. Словно и не сказала ничего такого, от чего мне расхотелось и спать, и есть.

Я оббежала сонным взором комнату в поисках утешения и в итоге остановилась на серебряном подносе.

«Что же мне делать?».

— Как это что? Посетить оставшиеся репетиции танцев без пропусков, дать швеям снять с себя мерки, не попадать в неприятности.

Я проснулась наверняка. Мамочка из Федры была та ещё.

— Я сказала это вслух или ты прочла мои мысли?

— Моя сверхспособность заключена не в чтении мыслей, — Федра лукаво осклабилась. — Но предугадывать твои вопросы умею: сквозь стены я не хожу, для этого есть не запертая тобой дверь. Это ты хотела спросить следующим?

Я потёрла виски.

— Нет. Что случилось такого, что я не закрылась?

— О-о, — протянула она. — Точно перед отбоем Его Высочество принц навестил наш гарем и был страшно зол, что тебя подселили к нам, а не сюда. К тому же от него не укрылось, что тебя избили. Вспоминаешь? Что, кулак Лиафарры настолько тяжёл?

Солнечный зайчик пощекотал ресницы. Комната Девы была, как ей и подобает, воплощением непорочности. Всё, — от занавесок, постельного белья и нехитрой мебели до моей кожи, — было девственно-белым.

— Ты изначально не поняла вопрос, — наконец проговорила я, с запозданием всё осмыслив.

Крест на правом предплечье тоже был практически белым.

— Что мне делать, если сбежать нельзя? Расставаться с рукой я не хочу. Может, есть смысл в том, чтобы снова переодеться служанкой и затеряться где-нибудь в прачечной?

— В прошлый раз ты уже испортила одежду одной из девушек.

— Но я отдала ей королевские тряпки, — просто откликнулась я.

— Да. И за это её наверняка жестоко наказали, — лицо Федры было непроницаемым. — И Айташ Велбрид, который по одному ему известной причине подселил тебя к нам, наверняка отхватил немало ударов плетью. Рамазан был взбешён.

Федра смотрела проницательно, беззвучно спрашивая, нет ли в этом моей вины. Что уж сказать, чувство справедливости у неё было повышенным. А у меня что-то оборвалось в груди, и больше не из-за Охотника и служанки, а от того, что я увидела себя избалованным, равнодушным и глупым ребёнком, — какого видели все, кроме меня самой.

***

Если бы не проблемы с Торговой Конфедерацией, подготовка к свадьбе началась бы куда раньше. А пока кронпринцу не было дела до женитьбы, до его тридцатилетия осталось чуть больше полумесяца, и деваться стало некуда. Дорасти до права занять престол, но иметь всего пять жён, сотню наложниц и безграничный доступ ко всем борделям Арсаимы было позорно ничтожным. Шестая жена непременно должна быть герниянкой — так Рамазан задумал собрать всю коллекцию — по девушке из каждой страны Великой Империи.

Чтобы я полноправно стала частью этого разношёрстного гербария, после обеда ювелир измерил обхват моего пальца и зачем-то срезал прядь волос. Потом портниха битый час вместо замерок охала над моим истощённым телом в ссадинах и шрамах, а затем плакалась мне на то, что ей и другим швеям поручено управиться за неделю.

Уходя от неё, я уже точно знала, куда и зачем направляюсь. Если моей рыжей бестии здесь удобно, то на этот раз придётся обойтись без её одобрения и содействия.

Входя в гарем, я воскрешала в памяти всё то, что знала о силе, которую гоняло по моим венам сердце. И чем больше меня переполняло волнение, тем ярче образы старинных легенд заполняли мой разум.

Половину тысячелетия назад демоны навсегда покинули Великую Империю в поисках лишённых магии миров, чтобы сеять грех и смуту среди Божьих творений, а не магических существ и полукровок. За время с самого начала истории они успели наплодить всюду своих гибридов, беспорядочно скрещиваясь с лесными народами, немногочисленными тогда людьми и даже порой могли соблазнить высших созданий.

Но во все времена силены — плод прелюбодейства человека и дьявола, — были боле прочих травимы и порицаемы, вплоть до изгнания в леса и приравнивания к простым нимфам. Им не было места среди людей, ибо чёртовы глаза завораживали и развращали слабую человеческую плоть, а родство с нечистой силой даровало им самые тёмные чары природной магии.

Но был один проблеск света в их богопротивном творении. Касание священного серебра взывало из глубин их существа доселе неизведанную мощь — дар светлого духа, каким когда-то был и сам Дьявол. Ни божественная метка, ни месячный цикл не запечатают сверхъестественную силу, как это случается с силой магической.

«Падшие ангелы отреклись от света и были низвержены во мрак, но люди порой бывают ближе к создателю, чем херувимы и архангелы, — говорила мне мачеха, в одну из редких минут благосклонности гладя по лохматым волосам. — Уколи палец иглой миссис Росзет. Докажи, что человеческого в тебе больше.

Она сжимала мою холодную от ужаса и лунной крови ручонку, разглядывала белые пальцы. Я за милю обходила старую вышивальщицу с её серебряной иголкой, к которой почему-то так спешили мальчишки и девчонки моих лет. Я видела тайком, что она делает им очень больно.

Я заперлась в комнате, едва не ослепнув от белизны всего и вся. Значит, нужно всего-то размазать кровь по чему-нибудь серебряному. Седой металлический канделябр у настенного зеркала выглядел травмоопасным, но скорее тяжелым, чем острым. Хотя пики на концах завитков, обнимающих свечи, были тонкими.

Я нелепой решимостью дёрнула боком запястья по острию. Только содрала кожу.

Ещё раз и ещё.

Смешно и по-идиотски столько времени беречь руки от иглы миссис Росзет, а потом разодрать их здесь в надежде на эфемерный дар, который у многих не проявился даже на смертном одре.

Я не сразу заметила, что у меня получилось, поэтому следующее движение рвануло кожу на добрые несколько дюймов. Прозрачная кровь капала с завитков канделябра, но ничего не происходило.

Я ощутила странную слабость, но всё равно приблизилась к зеркалу и дотронулась липким запястьем до рамы. Тоже ничего.

Стало нечем дышать. Я не могла понять, почему не мечусь в агонии от контакта со священным металлом. Может, нужно церковное серебро? Освящённое? Что?!

Кровь прибывала, а я не предпринимала ровным счётом ничего. В крайнюю догадку я впилась чуть ли не зубами: если это Комната Девы, даже металлы здесь символизируют целомудрие. Это не серебро, это белое золото.

Я бросилась к кровати и толкнула последнюю надежду — поднос с крошками, который Федра поленилась унести.

То, что всё сработало как надо, стало ясно сразу — по разряду ломающей разом все кости боли. Клокочущий визг разжал мне челюсти и не отпускал, пока я не сумела отодвинуть руку подальше от подноса.

Я вытерла пену с губ и распробовала вкус железа. На белые подушки падал белый свет, а по одеялу ползло тёмно-красное пятно.

Я ещё не успела прийти в себя, как была вынуждена снова чуть не лишиться чувств: кровь загустела и почернела, и лишь сейчас стало понятно, насколько её много. Реакция с серебром должна была прижечь рану, но порез был слишком длинным.

В дверь затарабанили.

— Алаиза! Ты там?!

Я поспешила открыть, хватаясь за всё на своём пути, чтобы не рухнуть на багровые мраморные плиты.

На пороге стояла Зиэтта. Не по-дахремаански круглые глаза её загорелись паникой.

— О Аллах! О Аллах! — тонко запричитала она. — Бегом к Федерике!

Она неожиданно крепко взяла меня под плечи и поволокла по коридору, но целая толпа девушек и женщин уже была тут.

Перед тем, как потерять сознание, я отыскала обеспокоенное лицо Вельмы и рыжее пятно возле. Пахло моей новой кровью и табаком.

«Смешно, — подумалось мне. — Наверное, Федра и Вельма курили в окно трубку, пока я не завизжала. Вредная привычка…».

***

Первое, что я сделала, когда очнулась — подняла к глазам запястье. Рана, из которой недавно хлестала кровь, стала тугим свежим шрамом. Вишнёвым.

— Поздравляю, сегодня ты натворила дел, не выходя из комнаты. Это достижение.

В комнате никого, кроме нас, не было. Я лежала на своей старой кровати в общей спальне.

— Твоей неуклюжести можно позавидовать. Ты испачкала всё, что только было можно, — Федра сощурилась. — Служанки меняют бельё, шторы и балдахин, отдраивают мебель и мрамор. В душ сходишь сама, не обессудь. И молись, чтобы эта новость улетела за пределы гарема как можно позже.

Я попыталась прочитать мысли Федры, но она и так была как открытая книга, если бы я умела читать. Ей было смешно, но больше всё равно. А ещё она меня укоряла, как обычно.

Кроме того, что внутри непривычно тепло, всё было обыкновенно. Никаких ангелов с дарами, никаких пончиков по взмаху ресниц и подавлений воли щелчком пальцев.

— Кто меня исцелил? Такая дыра нуждалась в перевязке, а теперь здесь просто царапина.

— Лучше ответь, почему твоя кровь не алая, а почти чёрная. Тебе есть что скрывать?

Я окинула себя взглядом. Тёмная жижа засохла коркой и уже не пачкалась.

— Наверное, я нечаянно задела вену. Подсвечник был тупой, пришлось здорово об него потереться.

— Голова твоя тупая, а не подсвечник, — она отрезала, скрестив руки на груди. — Венозная кровь тёмная, но не настолько. Ты точно силена?

Мы поизучали друг друга.

— Кем же мне ещё быть, чёрт подери. Не будь я силеной, я бы не стала протыкать себя, чтобы заиметь сверхспособность.

— Твоя кровь чернее, чем полагается дочери человека и демона, — она всё стояла на своём. — И это меня пугает.

— Хочешь сказать, я Сатана? А может, Левиафан?[1]

Федра помялась, и я сочла это за окончание странного разговора. Я только что сделала свою кровь солнечной, запустив внутри себя сотню новых и пока непонятных мне процессов, и её оттенок беспокоил меня меньше всего.

— Мне важно знать, кто излечил меня.

— Я.

Что-то властное послышалось в её словах. Пальцы Федры, которые покоились на коленях, были тёмными от засохшей крови.

— Моя сверхспособность — исцелять. И появилась она не сразу, а тогда, когда мой брат лежал в снегу с пробитым лёгким и умирал. Через десять лет после моей метаморфозы.

Это я и хотела от неё услышать.

— Милая моя Федра, — начала я, приподнимаясь. — На днях я метала искры от злости на Эльен и случайно обожглась. Не могла бы ты, чёрт возьми, ПОДЛАТАТЬ МЕНЯ ОТ ОЖОГА?!

Я сорвалась на крик, а она всего лишь возвела глаза к потолку.

— Кресты на наших плечах выжжены зачарованным металлом, я уже говорила. Чтобы излечить шрам, нужно снять заговор, оставленный костяной сталью. С этой целью друиды веками писали заклятья, но у нас их нет. Можно прибегнуть к помощи алхимии, — одна ведунья учила меня варить снадобье от всех заговоров, — но ингредиентов у нас тоже не водится, да и состав я помню смутно…

Не дав ей закончить, я искренне заключила её в объятия. Впервые на моей памяти она по-настоящему удивилась.

— А мы возьмём и купим всё необходимое, — шепнула ей в ухо, отодвигая чадру и зарываясь носом в рыжие кудри.

Запах южных сладостей.

Её розовая шея покрылась гусиной кожей. Я спешно отодвинулась.

— Может быть, в этом что-то есть, — произнесла она не своим голосом. — Итак, пергамент, перо и чернила, — Федра необычайно взволнованно встала, подошла к своей тумбочке и достала её содержимое.

Повозив пером в чернильнице, она стала быстро что-то записывать.

— Зельу Льюципуг[2] …

Это наречие я не слышала уже много-много лет. И уж тем более не приходилось ожидать, что услышу в самый обыкновенный поганый денёк в Ордаэре. А уж как я скучала по северному говору — не передать ни на одном языке.

Я украдкой наслаждалась тем, как она бубнит себе под нос непонятные, словно выточенные на камне, слова. Надо думать, гномы со своей камнописью в восторге от чарвилльского.

— Готово, — вскоре заявила Федра. — Здесь всё, что я помню.

— Осталось только раздобыть адрес какой-нибудь торговки козьими потрохами и детскими пальчиками.

— А ещё улизнуть из дворца. Рабам я такое не доверю.

— Предлагаю дождаться ночи и перебраться через стену с западной части дворца, — начала я. — Я проверяла, охрана концентрируется со стороны главных ворот, садовых дверей и тайного лаза, хоть он и заложен. Если раздобудем верёвку и дождёмся утра за пределами стены, мы выберемся в город…

— Никаких верёвок, — Федра терпеливо выслушивала мою тираду, но не выдержала и мягко перебила. — Мы официально поедем купить мне новые украшения по случаю очередной свадьбы моего мужа. В любой другой день он бы мне этого не позволил, но вчера он, кажется, набрался у тебя отчаяния и прочей дряни. Я заметила это тогда, когда он вошёл в гарем, хотя здесь живут не только его жёны, но и любовницы Хагана и его младших сыновей. Иначе я бы отмела эту идею ещё на корню.

Она зачем-то суетливо поправила одеяло на кровати, вынула из тумбочки пузырёк и плеснула содержимое на ключицы и мочки ушей.

— Поговори с Зиэттой, она согласится покрывать твоё отсутствие. С меня — одежда моей служанки и позволение Рамазана. Не скучай!

Федра клюнула меня в щёку влажными губами, сунула мне под мышку пергамент и выпорхнула из комнаты, оставляя за собой шлейф духов.

Смуглокожей силены не было нигде. Я проверила трапезную, сады, общую спальню, где она часто просиживала целыми днями, королевский зверинец, обошла вдоль и поперёк всю женскую половину. Зиэтта как в воду канула. Я не встретила её в душевой, когда смывала с себя бурые пятна, не нашла среди гуляющих в саду, как часто бывало после обеда.

Я изнемождённо прискамеилась у фонтана и откинула лишние ненавистные тряпки. Листья сандаловых деревьев шелестели на еле ощутимом ветру, но почти не отбрасывали тень. Послеполуденное солнце опустилось, но всё равно казалось, что мои плечи слегка порозовели.

Метаморфоза крови сделала меня не просто прозрачной, а прозрачной с уходом в бордовый там, гдё кожа была особенно тонкой. Это было жутко и сходства с людьми не прибавляло, как было у всех знакомых мне сородичей. Возможно, стоило прислушаться к Федре.

Пусть даже сверхспособность так и не проявит себя — я всё равно могла покинуть это проклятое место раньше, чем кронпринц поведёт меня к венцу. Нужно сварить как можно больше зелья и раздать силенам Ордаэра, а Федра пускай перетрогает их всех, думала я.

В руках я по-прежнему держала список ингредиентов. Как с драгоценным сокровищем, я не расставалась с ним ни на миг. Я в который раз развернула пергамент, на котором значилось:

• 3 lчqg’eg оv wчxutpчh.

• 1 haxli ov quh ov lyxyqguh’ed ov gIl’xap.

• 1 rumqg’ ov wчx’eg nчhч vyloч ov muka.

• 9 qyfi’g ov hmaxчta.

• 1 l чgm ov xulpuspai ov muqa.

• 68 rmaf ov ktyknpoч ov xol’.

Ни черта понятного. Она так обрадовалась, что впопыхах нацарапала всё это на родном чарвилльском, но я находила это милым.

— Загораешь?

Я подскочила на садовой скамье, будто ужаленная и, тут же подхватив идею, принялась обмахиваться пергаментом, как от надоедливых насекомых, и так непринуждённо, будто сжимала вспотевшей ладонью бумажки Хагана чрезвычайной важности, а не прописи Федры, от которых зависела моя жизнь. Но это оказалась Зиэтта.

— После сегодняшнего подставлять себя солнцу ещё рано, — упрекнула она. — Кожа очень нежная, как и всё остальное.

Я угукнула и запнулась, не зная, как попросить её рискнуть ради меня и моего полунесбыточного плана. Да и нужно ли ей было о нём знать?

— Давай вернёмся в покои и намажем тебя сладким мёдом? Твой нос уже начинает обгорать, — она шутливо коснулась загорелым пальцем его кончика.

— Нет-нет, давай поговорим тут!

— Мы должны о чём-то поговорить? — она вскинула тонюсенькие брови и застыла.

Поняв, что сболтнула лишнего, я спешно усадила её рядом с собой.

— Разумеется. В гареме сплошная маета, а здесь никто не мешает.

— Не мешает чему?

— Не мешает тебе. .. рассказать мне о том, где ты так славно выучилась международному языку, — я так быстро сочиняла на ходу, что вовсе перестала беспокоиться о том, что могу быть неубедительной. — Похоже, что в Ордаэре ты знаешь его лучше всех дахремаанцев.

— Я же силена, — Зиэтта недоверчиво отклонилась. — Какая разница, в приморских мы родились лесах или тропических? Каждый должен знать хотя бы два языка. Меня ещё было кому учить.

— «Ещё было»?

— Да. Не знаю, перебралась ли эта горькая сплетня через море, но здесь правду точно не утаить. В Гернии знают, сколько стоят чистокровные южные силены?

Я отрицательно помотала головой.

— Меня продали за шестнадцать миллионов золотых манит. Столько будет стоить королевский дворец, если предварительно вытрясти их него все презренные металлы. А всё почему? Потому что в стране пустынь больше нет силен.

В эту минуту круглые веки Зиэтты были опущены, от чего глаза казались настолько большими, что не помещались в орбитах. Жёсткие кудри выбились из-под покрывала и, к моему немалому удивлению, она сдёрнула его с волос.

— За самой лёгкой добычей не надо было плыть через Средистранное море. Пятнадцать лет назад началась Охота и не оставила в тропиках ни одной силены. Я была последней, коих до меня было свыше шестидесяти тысяч. На треклятый рынок я попала вместе с островитянками, чарвилльянками, марифатскими девами и другими. Тогда я заглянула в записи работорговца и ужаснулась этим цифрам. Знаешь, Алаиза, обращаются там со всеми одинаково. Кнутом за неповиновение хлестали меня так же обильно, как и самых дешёвых — твоих северных соседок.

— Мы бледные и худощавые, — согласилась я. — Герниянок скупают лишь для мытья полов, Эльен мне уже намекнула. Продолжай.

— У принца диковинный вкус, — по её губам скользнуло подобие улыбки. — Но подумай сама, Алаиза: с тех пор, как в высших кругах стало модно брать нас в жёны, кому захотелось бы иметь детей с грубыми северными чертами? В Дахремаане разрешено жениться на любой, кто украла твоё сердце, будь то женщина, силена или ослица. Даже наследнику престола. Даже если его дети будут полукровками или метисами. Для нашего народа по-настоящему не писан закон.

— Значит, не только твой сын может занять трон после Рамазана?

— Разумеется. Он назвал любимой женой Эльен, так что его наследник будет, скорее всего, по-марифатски бесстыдным. Я здесь всего полгода и не особо будоражу принца тоской по родине и сыновьям, убитым ранним мартовским утром. Его равнодушие роднит меня с Федрой. Бывало, мы выпивали вместе.

Моё горло в одну секунду так высохло, что потеря дара речи не встала под сомнение. Её нехитрые слова поразили меня до глубины того, что у людей зовётся душой. Помню, я что-то буркнула в оправдание тому, что мне нужно срочно уйти, чтобы никогда-никогда не просить это маленькое хрупкое дитя с недетским взглядом играть с огнём ради меня.

Никогда ещё я не была так сильно рада тому, что живу в отдельной комнате. Всё в ней опять было кипенно-белым и выстиранным, и никаких печальных фигур последних в своём роде силен-дахремаанок с непомерным грузом на юных плечах. Мне было стыдно за то, что я вывела её на этот неуместный разговор и то, как непринуждённо ей было говорить о своём горе. За то, что сбежала, что так испугалась мук совести, пусть и унесла их с собой.

Говорят, серебро раскрывает в силене ангельскую сущность. Враки. Оно сделало меня человечнее.

А ещё я точно знала, что люди — не ангелы.

Федра не объявлялась вплоть до позднего вечера. И тогда, когда я уже почти уснула, она тихо вошла, принесла мне тёплого молока и причесала меня на ночь.

Казалось, я только успела примять затылком подушку, как вот уже она носится по спальне в утренних лучах, такая же золотисто-розовая. Одеяло рядом было откинуто.

— Мы спали вместе?

— Ты так сладко задремала, что я не смогла потревожить тебя скрипом двери. А потом и сама уснула, даже не задула свеч.

«Однако, раздеться успела», — подумала я, созерцая, как Федра подпоясывает платье, пряча мягкий живот и пухлые лилейные груди.

— Моя служанка дала тебе платье, — она тряхнула кудрями на спинку стула. — Но не простит тебя, если ты разорвёшь его надвое и оставишь лежать где-нибудь в мужской половине Ордаэра.

Я взяла одежды. Федра позаботилась о том, чтобы ткань была плотной; проводя по ней пальцами, я уже предвкушала липкий пот на спине. Но самым неприятным элементом моего маскарадного костюма были маленькие чёрные туфли с загнутыми носками. Они оказались мне велики, и это делало их вдвойне неприятней. Мне никогда не приходилось носить обувь, кроме кифов из заячьего меха по очереди с Айлин — у нас была всего одна пара на долгие несколько зим. Я отодвинула туфли подальше под кровать — авось, под длинной юбкой из тяжёлого, не по-королевски грубого полотна Федра и не заметит, что я босиком.

— Постой, не закрывай лицо, — она приблизилась и чем-то мазнула мой лоб.

— Что за…

— Эта пудра Эльен. Она не обеднеет, если мы сделаем из тебя смуглянку.

Я вспомнила, как каждое утро любимая жена Рамазана прятала свою нежную абрикосовую кожу под слоем бронзового порошка, жирно рисовала себе узкие глаза и острые брови, и невольно поморщилась.

Когда Федра закончила колдовать над моим лицом, я развесила шторы, давая ей время собраться. Как, чёрт возьми, в этой проклятой стране могут быть такие красивые восходы?

Было так рано, что небо не успело снять кроваво-красную пелену. Я наблюдала её в каждом окне, пока мы украдкой шли по мертвецки тихим коридорам.

У садовых дверей нас уже поджидали рабы. Рядом, прямо на земле, стояли широкие носилки. Скрытый складками полупрозрачного шёлкового балдахина, тонкий каркас придавал этому странному средству передвижения форму пузатого колокола. Федра подмигнула мне и быстро скрылась в его складках.

Я планировала шмыгнуть следом, как вдруг чья-то ладонь легла мне на плечо.

— Эммэ.

Голова Федры в объятьях изумрудной материи мгновенно вынырнула наружу.

— Уважаемый, Никара замужем, и вы не тронете её честь. Королевской невесты тут нет, поэтому немедленно перестаньте касаться моей служанки и вымолите прощение Всевышнего за это.

Её явно забавляла ситуация и возможность поглумиться, она даже позволила себе говорить на международном. Я нарочно подмигнула смущённому стражнику загорелым веком и быстро забралась внутрь. Резкий толчок — и носилки легли на плечи рабов.

— Отправляя-аемся, — протянула Федра и откинулась на подушки. — Оказывается, принц не дурак. Ждёт не дождётся, когда ты решишь улизнуть. А я бы на его месте расставила легион по всему периметру.

— Чуть позже повторим этот трюк ещё раз.

Всю дорогу мне не сиделось на месте, и мой глаз постоянно выглядывал из-под вуали на широкие улицы, людей с корзинами и кувшинами, мечети и высокие дома. И чем дальше бедные рабы уносили нас от дворца, тем больше они спотыкались о чаще лежащие камни, тем ниже становились здания и теснее переулки. Через полчаса одежда прохожих стала беднее, а полуголых ребятишек — больше. Когда мне в нос ударил запах помоев, я задвинула балдахин. Но вскоре мы опять оказались в гуле оживлённых голосов.

Стоило только подумать о том, что путешествие затягивается, а однообразие поездки и уронившая мне на плечо голову Федра начинают раздражать, как я почувствовала, что носилки бережно опускаются на землю. Пришлось её растолкать.

На солнцепёке было жарко, как в котелке с кипящей репой, а ведь утро только-только вступило в свои права!

Мы вышли в самом эпицентре бурлящей ярмарки перед прилавками. ‘س س عسp’ل».

Федра знаком удержала меня.

— Останься. Я спрошу аптекаря о том, где раздобыть наши особые снадобья и сразу вернусь. От тебя тут будет скорее вред, чем польза.

Толпа сразу же её проглотила.

Это в самом деле не заняло много времени. Насупленная я всё так же стояла, мешая честным людям пройти. Она, взмокшая и запыхавшаяся, вынырнула из ниоткуда, объяснила что-то рабам и хотела было юркнуть внутрь.

— И почему же ты ждёшь от меня только вред?

Федра даже не удостоила меня усталым взглядом.

— Из-за твоих выходок на ушах весь дворец, а на кону — репутация кронпринца. Пусть. Но вчера ты даже не справилась с самым лёгким поручением. Когда я разбудила Зиэтту и спросила, в силе ли уговор, оказалось, что она слышит о нём впервые. Чем ты была так занята? Бегала на свидание с Велбридом-младшим?

Замечание застало меня врасплох. Упоминание Айташа заставило меня сжаться, словно от холода, хотя на деле от жары было не продохнуть.

— Молчишь. Вот и славно. Прыгай и поехали.

После вчерашней попытки вскрыть вены все чувства стали обострившимися. Я никогда ещё не ощущала приступы смущения так давяще и готова была поспорить, мои щёки пылали огнём, как у обычной девчонки, с рождения гоняющую в себе кровь алого цвета. Оставалось надеяться, что всё это сойдёт за перегрев, да и Федра сняла паранджу и резко заинтересовалась видом.

Над её макушкой проплывали дома, снова убавляющие в росте и роскоши. Надо думать, ворожеи и колдуны жили в самых дальних мрачных закоулках, куда не доберутся стражи порядка, чтобы уличить их в магии и выжечь на руке Метку. Дахремаанцы всегда выбирали путь золота и влияния, волшебство их пугало. Весь юг был заселён людьми, пусть и не всегда чистокровными, а все ведьмы, сыны Лилит[3] и магические существа были изгнаны и истреблены, причём последние, как оказалось, не так давно.

— К колдунье ты пойдёшь одна, — вдруг произнесла Федра. — Даже если окажется, что аптекарь зря оглядывался и понижал голос, и она всего лишь старая шарлатанка, живёт она у шайтана в подмастерьях. Мне опасно появляться в таком районе без охраны и с бриллиантами наперевес. А на тебя даже никто не позарится.

Я мысленно присвистнула, однако новые пререкания делу бы не помогли. Усилие воли было колоссальным.

— Тогда тебе придётся начеркать список не так оригинально, — и он вернулся к ней из-под полы моего наряда.

— Ах, какая же я глупая! — воскликнула она. ‘н’š p’ट’ ش j z’šнz’p’jشl Uشε’.

Вот теперь-то я точно знала, что купить.

К месту назначения мы прибыли уже после полуденного зенита. Рабы, обливаясь потом, наконец опустили нас на землю. Этому я была рада даже больше того, что мы у цели.

— Во-он та хижина, — Федра вложила мне в ладонь звенящий мешочек и растеклась по подушкам, как растаявший щербет. — И не плоди неприятности, очень тебя прошу.

Кляня её бриллианты, я выбралась из шёлковых складок.

В мрачном проулке не было ни души. Перед развалюхой, на которую мне было указано, покосилось одинокое чахлое деревце. Я тихо постучалась. Незапертая дверь приоткрылась и едва не рассыпалась.

— Фэр ытды, — прокаркал оттуда насмешливый голос.

Внутри не было окон, и поэтому тьма сразу же обступила меня со всех сторон, лишь маленький лучик проникал в просвет за спиной. Из темноты в свет этого луча вышла немолодая женщина с огненно-красными волосами и сеточкой мелких-мелких морщинок по всему обрюзлому лицу. Она нахмурилась отсутствующими бровями, и морщин прибавилось.

— Здравствуйте…

— Какая несмелая, и глаза прячешь. Пришла приворожить купеческого сынка? — она отвернулась, взметнув куцыми косами и заскрежетала чем-то в углу. — Про моё обиталище узнала, а цену-то выспросила?

— А отворожить сумеете?

Ведьма перестала греметь, и теперь я не смогла бы точно сказать, где она прячется. Но через мгновение она возникла прямо передо мной, подсвечивая себе огоньком лучины и вынуждая меня коротко вскрикнуть. Её прищур был свирепее волчьего оскала.

— Что, отец за неугодного просватал? Дык едва ли он тебя любит, возьмёт тебя в дом четвёртой да мешок приданого, и дело с концом. Тут я тебе не помощница.

— Я так не думаю.

Стоило только протянуть пергамент, она жадно выхватила его и уткнулась в строчки, водя по ним горбатым носом. Не дочитав до конца, она обернулась на меня, и её взор уже был иным.

— Посмотри-ка на меня. Ну и ну. Силена. А глаза-то мышиные. Сними эти тряпки.

— На силен можно поглазеть на невольничьем рынке, — огрызнулась я по привычке, хотя при виде женщины коленки нет-нет да и подкашивались. — Вам известен этот состав, а мне нужны лишь ингредиенты и полный рецепт…

— Сперва я хочу тебя увидеть.

Я нехотя обнажила лицо и осталась стоять с нелепым боевым раскрасом: чтобы Эльен не обнаружила, что баночка полегчала, Федра нанесла пудру лишь на видимый участок кожи — от виска до виска.

— Герниянка, — заключила ведьма. — А губы зачем вымазала? Трупные цвета не красят молодых девиц, особенно под паранджой.

— Ничем я их не мазала.

Она будто поразилась этим словам и долго ещё рассматривала меня.

— А глаза папины, да? — наконец прохрипело возле затухающей лучины.

— Да откуда мне знать, — я начинала злиться. — Я пришла сюда не за этим.

Она как будто спохватилась и исчезла в темноте, гремя чем-то стеклянным. Когда она снова вышла на свет, в её костлявых пальцах поблёскивала охапка чреватых банок.

— Восемьсот тридцать золотых, — с этими словами она всучила их мне, затем сорвала с моего пояса мешочек монет.

Я громко возмутилась, но банки не дали ей помешать. Ведьма преспокойно выгребла всё его содержимое и шлёпнула пустым мешком по верхней банке. Происходящее всё больше и больше напоминало клоунаду.

— А знаешь ли ты, что для того, чтобы сбежать, одной магии может быть мало? — она словно невзначай погладила меня по правому плечу, где под слоем одежды дожидалась своего часа уродливая Метка.

Я, собравшаяся было покинуть этот прогнивший сверху донизу сарай, помедлила на пороге.

— Я не колдунья, не ведьма, не волшебница и не чародейка. Я не одарена магическим даром, но с малых лет училась чернокнижию, и знаю я очень много. Если ты хочешь вернуться домой не зря, сделай так, как я скажу.

Что-то в её речах меня задело. Как можно вернуться в Гернию зря?

— Больше денег у меня нет.

— Да кому нужны твои деньги, — она шагнула навстречу, и в её кармане звякнули маниты Федры. — Сейчас три часа пополудни. Если через час ты успеешь оказаться у колодца через пять кварталов отсюда, будешь благодарна мне всю жизнь. А живут силены очень долго.

— Маггетоном раньше, Маггетоном позже, — парировала я. — Что ждёт меня у того колодца?

— Судьба. Мне нет нужды уговаривать тебя, — чернокнижница устало прошла в тень. — И нет нужды лгать; ты любопытна и юна, и уже наломала много дров. Не думаю, что ты упустишь шанс всё исправить.

— Я спешу и не вижу смысла тратить время на поиски какого-то колодца.

— Будь посему, — она пожала скрюченными плечами и закрыла за мной дверь.

Федра дожидалась меня с нетерпением.

— Почему так долго? Ещё чуть-чуть, и кто-то заподозрит, что беседы и гогот, доносящиеся из Комнаты Девы, не похожи на наши.

— Ничего страшного, прогуляемся ещё чуть-чуть, — я бросила на подушки банки с порошками, сухостоями и мутными смесями, а пустой мешочек пустила в полёт ей на колени. — Тётка оказалась не лыком шита и предсказала мне судьбу. Она ждёт меня через пять кварталов вдоль по переулку ровно в четыре.

— И за это ты отдала все деньги?! ТЫСЯЧУ ЗОЛОТЫХ?

Носилки, которые уже успели лечь на плечи рабов, вздрогнули, — это Федра встряхнула всех своим вскриком.

— Не злись, — я потрепала её по розовой веснушчатой щёчке, о чём втайне мечтала с первого дня в Ордаэре. — Как только магия вернётся, разгромим весь дворец, заставим Хагана плясать с шестом и опорожним целую бочку его лучшего вина.

Танцам на шесте меня обучали тщательнее, чем свадебному вальсу. Круглобёдрая толстушка-вертихвостка всякий раз по новой объясняла мне, что искусство полуголой извиваться ужом перед мужем гораздо важнее, чем кротко покружиться на бракосочетании перед гостями.

Быть может, моё предложение не оставило Федру равнодушной. Иначе как объяснить то, что после тяжкого вздоха мы всё-таки отправились вглубь городской клоаки?

Пейзаж крайней нищеты удивительно скоро сменился опрятным и даже местами зажиточным. Удивительно, как ловко Арсаима прятала вонючие улочки за чередами кирпичных оград, увитых виноградом, и торчащими над ними черепичными крышами.

Колодец с покатой крышей пристроился возле одного из таких домов.

— Будешь сидеть здесь и ждать четырёх? — Федра утомлённо потёрла виски. — Твоя судьба отыскала бы тебя хоть в отхожем месте, а мы приехали сюда из-за предсказания какой-то гадалки без карточной колоды.

— У этой гадалки были все нужные нам ингредиенты! — парировала я, спрыгивая на горячую землю. Не обуваться оказалось плохой затеей. — Не знаю, как у вас на востоке, но в Луанском лесу с приходом христианства язычество никуда не делось. Староверка-мачеха рассказала мне, что Сифера-судьба носит человечье обличье и с ней можно договориться, если предложить ей чарку козьего молока. Если легенды — не миф, и она в самом деле разговаривает с нами в лице случайных прохожих, у меня есть к ней пара вопросов.

Очередной театральный вздох.

— Тогда я подожду тебя за углом в тени. И знай, — если задержишься или потеряешься, я уеду без тебя. Пусть Рамазан меня хоть каждый день приглашает в спальню за это.

Я не сдержала смешок. Рабы унесли покачивающийся балдахин, и наблюдать, как пот катится по их загорелым спинам, было ещё печальнее, чем представлять это, сидя внутри.

Четырёхкратный бой часов с площади здесь не был бы слышан. Я и понятия не имела, сколько осталось жариться в чёрном одеянии на солнце.

В голове я перебирала всё то, что могло меня волновать. Получу ли я ответ, если спрошу, где искать Айлин? Узнаю ли, как закрыть Охотникам дорогу в леса? А может, чернокнижница не имела в виду саму Сиферу, когда говорила о судьбе? Или одурачила меня. В конце концов, она колдовала лишь по инструкциям таких же горе-ведьмаков, какой являлась сама.

Я приблизилась к колодцу. Уровень наполненности был так высок, что можно было достать рукой. Я расстегнула заколки, нагнулась и плеснула воды себе на лицо.

Я на миг представила, что она, не долетая до раскрасневшихся щёк, с шипением обращается в белый пар. Но, вопреки моим опасениям, холодные струи всё-таки достигли цели и спасительной прохладой потекли по лбу. Одновременно странным и прекрасным было то, что вода не нагрелась от жары.

Рядом в отражении появилась вторая голова. Я отпрянула.

Женщина в таком же тёмном одеянии потеснила меня и плюхнула в колодец кувшин. На одно мгновение наши взгляды встретились. Её кожа вокруг карих глаз была северно-белой и в родинках.

Она вскрикнула и подпрыгнула не то от удивления, не то от испуга, — наверное, размазанная бронзовая пудра придавала мне сходство с измалёванным чучелом, которое сжигали на Солнцестояние. В Гернии.

Кувшин, наполненный до краёв, который она держала в руках, наклонился, и вода потекла из него мимо, на землю. Мне было нечего сказать ей. Вдруг её глаза подёрнулись влажной плёнкой, и она отвернулась, прижав к ним ладонь.

— Что с вами? — первое и самое глупое, что пришло на ум.

Она лишь всхлипывала. Я стояла в замешательстве, держа её за узкие плечи. Но тут звонкий голос Федры окликнул меня по имени. Женщина резко обернулась, разлив ещё полкувшина воды. Федра нетерпеливо постукивала каблуком в нескольких ярдах от колодца. Моя догадка была ужасно нелепой.

— Вас зовут Алаиза?

Я сразу пожалела, что спросила её об этом. Подруга матери Айлин, о которой последняя любила рассказывать, невзирая на то, что с нашей первой встречи прошло много лет, тоже была чарвилльянкой. Эта женщина не могла быть той, в чью честь я получила своё имя. Та Анна-Луиза не могла бы ответить мне на чистом гернийском:

— Когда-то давно я была ею.

Первым желанием было схватить её руками и ногами, а потом снова и снова выжимать из неё слова. И ощущать, как оттаивают заледенелые от южных речей барабанные перепонки. Вместо этого я лишь постаралась не ляпнуть ничего лишнего:

— Но, послушайте… ваше полное имя…

Теперь она с опаской глядела на меня. Чтобы не напугать её ещё сильнее, я повернулась к ней левой стороной лица, потому что с правой губа была рассечена. Королевский лекарь заштопал меня, прямо сказать, так себе: помазал царапины и синяки какой-то вонючей мазью, запах которой ещё два часа отпугивал всех за версту.

— Анна-Луиза Уллиандр Теор.

— Нелин!

Мы сказали это в один голос.

— Н-нелин? — ноги женщины подогнулись, она дрогнула и слегка надтреснуто спросила. — Откуда… кто ты?

Она взирала на меня снизу вверх, будучи уверенной в том, что я знаю чего-то, что знать не должна. Но я не знала.

— Из Луанского леса на побережье, хотя вряд ли вам это о чём-то скажет, — дар речи подводил меня от смятения. — Зато вам знакома фамилия Нелин. Значит, вы знали семью Ирусов и их маленькую дочь, которая сейчас очень нуждается в помощи, а я даже не знаю, как и где её искать, потому что через два часа снова буду заперта во дворце.

— Я тоже не смогу ничего сделать, — ответила она, с пренебрежением вытирая мокроту с ресниц, будто слёзы вызывали у неё приступ тошноты. — Хозяин убьёт меня, если я отклонюсь от работы по расписанию.

Это не звучало как шутка или метафора.

— Может, вы знаете кого-то, кто…

— Если малышка Алайна в беде, я не знаю никого, кто смог бы ей помочь, — в этом непривычном для меня имени послышалась сталь, никак не вяжущаяся со словом «малышка». Айлин была вообще не из тех, кого так мог бы назвать даже возлюбленный.

Женщина вцепилась в ручку кувшина и оторвала его от земли, намереваясь уйти, но что-то остановило её. Она обернулась и ещё долго вглядывалась в мою фигуру на расстоянии несколько шагов, затем не выдержала и вернулась.

— Мне больше ничего не нужно.

Она обращалась не ко мне, а к кому-то эфемерному, кого видела сквозь мою спину. Женщина раздвинула сборки ткани на груди и сняла с шеи верёвку, на которой висело кольцо. На миг мне открылись её сухие кости. Я взяла подвеску.

— Можешь его не беречь, но здесь ему точно делать нечего.

Она небрежно извлекла из-под передника потрёпанную книжицу. На ощупь обложка была как пористая ржавь.

— А этот чёрт заколдован, но сгорит, если подожжёшь.

Она подняла кувшин и как можно быстрее пошла в сторону домов. Её горький стан удалялся и вскоре растаял, а я только тогда поняла, насколько она хрупка.

Это была наша первая и последняя встреча. Ей понадобился всего один взгляд, чтобы узнать меня, а я её так и не узнала.

Федры в проулке давно не было. Послевкусие от странной встречи недолго жгло язык. Мысли быстро вернулись к тому, что Айлин неизвестно где, а я вынуждена вернуться в Ордаэдр.

Улица была пустынна. Необычайно лёгкое решение пришло не сразу: если я сейчас же заверну за угол и начну петлять между домами, ни один из рабов не кинется меня догонять. А когда Рамазан поймёт, что возле алтаря кого-то не хватает, я буду уже далеко.

Ещё несколько дней назад я бы так и поступила, но теперь на смену фантазиям явилось то, как крепко будут наказаны все те, кто помог мне очутиться у злополучного колодца. Зиэтта, Федра, чёрт подери, — даже её служанка не должна отчитываться за мою беспечность.

Я нашла её за вуалью носилок в полудрёме.

— Ну что, Сифера оказалась благосклонной? — я не смогла сдержать улыбку, когда она хрюкнула, переворачиваясь на другой бок.

А ведь мне даже не пришло в голову пригласить Судьбу на чашечку козьего молока.

***

Толстое угловатое кольцо было старо как мир. Это сразу выделялось при ближайшем созерцании в спальне. На его топорно залакированной поверхности были начертаны почти стёршиеся кривые буквы. Родной язык продолжившей сон на моей кровати, поняла я.

Благодаря изъеденной временем наружности книга выглядела такой же древней, как и кольцо. В правом верхнем углу обложки была сделана надпись чернилами, несомненно, на гернийском языке. Два нечитаемых из-за устрашающего почерка слова и ещё одно, совсем уж неразборчивое — оно было стёрто, вернее, смыто. Книга, наверное, побывала и в огне, и в воде, и видела сотворение мира.

Я осторожно взялась за корешки и попыталась раскрыть её, но она не поддалась, словно каждая страничка была приклеена к двум соседним. То же самое произошло, когда мы с Федрой по очереди пробовали делать это в пути.

Вдруг скрипнула дверь комнаты. Зиэтта покосилась на одеяльный комок.

— Пора начинать.

Мы покинули дворец и пришли в укромный уголок сада. Я — едва не лопаясь от возбуждения, Федра — едва не падая от сонливости, простая, как дитя.

Такой подруга мне нравилась больше. Без доли ехидства, которым она порой смахивала на Айлин, она больше походила на всеопекающую добродушную тётушку, которая, однако, не готова жертвовать своим благополучием ради других. Такой она на деле и была.

— Я выбрала лучшее место за живой изгородью, но пришлось сдвинуть сюда несколько горшков с ароматным цветущим лимоном, чтобы закрыть обзор для гуляющих, — далее Зиэтта продемонстрировала нам пышный веер из пушистых жёлтых перьев. — Я буду разгонять дым над котлом, чтобы никто не заприметил, чем мы тут заняты.

Блестящий котелок действительно притаился за лимонным деревом.

— Рецепт я нашла сложенным в пустом мешочке.

Федра сосредоточенно кивнула и окинула взором сложенные горкой склянки. Войдя на территорию дворца через сад, мы сразу спрятали их под фигурно стриженный куст, чтобы в Ордаэре ни у кого не возникло вопросов по поводу их содержимого.

Зиэтта оставила в покое свой веер и вдруг присела на колени у котелка. Она что-то нашептала его чугунным бокам, и вдруг огонь заплясал прямо из ниоткуда, облизывая закопчённые стенки.

Уловив моё удивление, она лишь тихо рассмеялась.

— Что, Алаиза, ни разу не видела действие прометеева дара?[4]

— Я много лет жила в лесу, но из сверхспособностей видела только телепатию, клонирование, неуязвимость и умение рожать по сотне детей на дню. Никто не кичился своим талантом без особой нужды.

Окончательно проснувшаяся Федра прервала наш диалог.

— Алаиза, твоя задача — сесть на скамью по ту сторону изгороди и следить за тем, чтобы никто не бродил поблизости. Полагаю, к тебе никто не решится подойти.

— Сочту за комплимент.

Я села на указанное место, почти не обижаясь на то, что она без согласования со мной раскрыла Зиэтте весь наш план раньше времени. Сквозь гущу виноградных лоз за спинкой скамьи то и дело доносились их разговоры и странные запахи, но в саду почти никого не было.

— Росу я уже кипячу, куда ты её льёшь! Подавай лучше то, что я назову.

— Я просила мо зэча тюя глябыфя, всё по рецепту! Ты же знаешь дахремаанский гораздо лучше моего!

Вонь стояла невообразимая. С громким хлопком из-за листьев повалил густой розовый пар, плотный и яркий, как помада Вельмы. Что-то подсказывало, что веер с этой проблемой не справляется. Я уже оторвала филейную часть от скамьи, чтобы прийти на помощь, но тут я различила у фонтана держащихся за руки девушек. Они тоже меня заметили и направились в мою сторону. Когда нас разделяли пара десятков шагов, я узнала в их замотанных паранджой лицах Эльен и Лиафарру.

Я скрестила пальцы и взмолилась всем богам, чтобы они шли ко мне, а не к источнику почти растаявшего розового дыма. Кто-то из небожителей услышал мои мольбы.

— А вот и сама героиня мерзких слухов, — воображение дорисовывало мне то, как Эльен жеманно улыбнулась под слоем расшитой ткани. — Что ни день, то новая выходка.

Внутри похолодело. Какие ещё слухи?

Они вдруг остановились и слаженно принюхались.

— О Аллах, чем от тебя пахнет? Когда я говорила, что ты грязная потаскуха, не думала, что всё на самом деле так печально!

Эльен демонстративно развернулась и потянула за собой подругу, думая, что глубоко меня оскорбляет. Сад был пуст. Я с облегчением дождалась, пока они скроются из вида, и суетно протиснулась между изгородью и ветками лимона.

— И последнее, — величественно произнесла Федра, желая придать моменту большей остроты. — Алаиза, ты вовремя. Щепотка сфосха фир, или, если говорить на международном, обычной звёздной пыли.

Я почувствовала сильный горячий запах, когда подносила ей банку с голубовато-белым порошком, не удержалась и громко чихнула.

— Пусть дарует тебе Аллах здоровье и долголетие, — отчеканила Зиэтта. — Работа окончена.

Я склонилась над варевом. Если бы оно так не искрилось, можно было решить, что котёл пуст, таким оно было прозрачным, и уже не кипело, хотя огонь ещё горел.

— Почти готово, — поправила её Федра и зачем-то потёрла руки, как муха, садящаяся на варенье.

— Что значит «почти»?! — испугалась я.

— Дней пять ему настояться. Думаю, в день свадьбы подойдёт.

Коллекция Прозрачная рассыпчатая пудра Отзывы

Политика конфиденциальности и файлы cookie

Просматривая этот сайт, вы принимаете файлы cookie, используемые для улучшения и персонализации наших услуг и маркетинга. Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше о том, что мы делаем с вашими данными, а также о ваших правах и возможностях выбора, в том числе о том, как управлять файлами cookie.
Принять и закрыть

Доступно напрямую с Amazon

мед6849

Новичок

5 отзывов

Следовать

если у вас светлая кожа не покупайте

у меня светлая кожа и эта пудра делает меня оранжевой.это хороший порошок, и он хорошо справляется со своей задачей, если вы более загорелые и у вас более темная основа, но не очень хорошо, если у вас светлая кожа, что было моей единственной проблемой

Отзыв написан 24 июня 2020 г.

Я в позднем подростковом возрасте, у меня комбинированная кожа светлого тона и голубые глаза. Волосы у меня светлые, обработаны обычной текстурой.

2 лайка Комментарии 487

подобно список желаний+ купить

Викс1305

Ученик

14 отзывов

Следовать

Полезный продукт

Первоначально я купила это для тематического вечера 1920-х годов, на котором я присутствовала, и, читая о макияже того времени, рассыпчатая пудра была обязательной.Я получил это, потому что это было дешево, поэтому, если бы я никогда не использовал его снова, я не потратил кучу денег впустую. Он пролежал в ящике стола около 8 месяцев, пока просмотр видеороликов о макияже на YouTube не заставил меня задуматься о том, чтобы попробовать еще раз. Теперь я использую это ежедневно, чтобы установить мою основу. У меня оттенок 1 Barely There. Он имеет очень легкий оранжевый оттенок, но поскольку я обычно наношу на себя бронзер, для меня это не имеет большого значения. Когда закончится, тоже посмотрю, попробую полупрозрачный оттенок, а что касается цены, то эту пудру не сравнишь.

Отзыв написан 07 августа 2019 г.

Мне за 40/начало 50, у меня комбинированная, светлая кожа и голубые глаза. Мои волосы светлые, сочетание с тонкой текстурой.

3 лайка Комментарии 564

подобно список желаний+ купить

Мак3ап

Ученик

21 отзыв

Следовать

Идеальная выпечка

Мне не удалось найти порошок, который по качеству был бы близок к этому, особенно при использовании для выпечки.Вы никогда больше не будете выглядеть сладкой и вам никогда не придется сталкиваться с неприятными воспоминаниями, если вы будете использовать эту пудру, и она настолько доступная, что выиграйте!

Отзыв от Вс, 13 января 2019 г.

Мне поздний подростковый возраст или около 20 лет, у меня жирная, светлая кожа и голубые глаза. Мои волосы средне-каштановые, обработаны обычной текстурой.

4 лайка Комментарии 542

подобно список желаний+ купить

ХелловаСын

Специалист

43 отзыва

Следовать

Обычно это единственная рассыпчатая пудра, которую я покупаю, хорошо запекает и фиксирует лицо.Рассыпчатая пудра всегда будет грязной, но она действительно выделяет область под глазами, а консилер выглядит хорошо. Является дешевым продуктом, как и остальные марки xx

.

Отзыв от Sun, 06 января 2019 г.

Мне поздний подростковый возраст или около 20 лет, у меня нормальная, светлая кожа и неизвестные глаза. Мои волосы неизвестные, неизвестные с неизвестной текстурой.

1 лайк Комментарии 447

подобно список желаний+ купить

ххрейчелхх

Полупрофессиональный

64 отзыва

Следовать

Оранжевый!!

Оттенок моей тональной основы почти фарфоровый, иногда на тон светлее, и даже с малейшим количеством этой пудры я становлюсь оранжевым… Я пробовала аппликатор, с которым он шел, кисть, кисть кабуки, и буквально ничто не смешивалось с ним. Он просто оранжевый и пятнистый.

Отзыв написан Пт, 14 дек. 2018 г.

Мне поздний подростковый возраст или около 20 лет, у меня сухая светлая кожа и карие глаза. Мои волосы темно-каштановые, сухие с жесткой текстурой.

2 лайка Комментарии 401

подобно список желаний+ купить

Доступно напрямую с Amazon

Похожие товары из коллекции

Magic Collection Профессиональная рассыпчатая пудра-аппликатор, 2 шт.

Nam tempus turpis at metus scelerisque placerat nulla deumantos solicitud felis.Pellentesque diam dolor, elementum etos lobortis des mollis ut risus. Sedcus faucibus an sullamcorper mattis drostique des commodo pharetras loremos.

Политика возврата

Вы можете вернуть большинство новых, невскрытых товаров в течение 30 дней с момента доставки для получения полного возмещения. Мы также оплатим стоимость обратной доставки, если возврат является результатом нашей ошибки (вы получили неправильный или дефектный товар и т. д.).

Вы должны рассчитывать на возмещение в течение четырех недель после передачи посылки обратному грузоотправителю, однако во многих случаях вы получите возмещение быстрее.Этот период времени включает в себя время доставки вашего возврата от грузоотправителя (от 5 до 10 рабочих дней), время, необходимое нам для обработки вашего возврата после его получения (от 3 до 5 рабочих дней), и время, которое требуется ваш банк для обработки нашего запроса на возврат средств (от 5 до 10 рабочих дней).

Если вам нужно вернуть товар, просто войдите в свою учетную запись, просмотрите заказ, используя ссылку «Завершить заказы» в меню «Моя учетная запись», и нажмите кнопку «Вернуть товар(ы)». Мы сообщим вам по электронной почте о вашем возмещении, как только мы получим и обработаем возвращенный товар.

Доставка

Мы можем отправить практически на любой адрес в мире. Обратите внимание, что существуют ограничения на некоторые продукты, а некоторые продукты не могут быть отправлены в международные пункты назначения.

Когда вы размещаете заказ, мы оцениваем дату отправки и доставки для вас в зависимости от наличия ваших товаров и выбранных вами вариантов доставки. В зависимости от выбранной вами службы доставки предполагаемые даты доставки могут отображаться на странице цен на доставку.

Также обратите внимание, что стоимость доставки многих товаров, которые мы продаем, зависит от веса.Вес любого такого предмета можно найти на странице сведений о нем. Чтобы отразить политику транспортных компаний, которые мы используем, все веса будут округлены до следующего полного фунта.

10 лайфхаков с лучшей фиксирующей пудрой

Процедура красоты состоит из множества слоев — тональных основ, теней, праймеров и изобилия губных помад. Но из всех косметических средств в вашей косметичке именно фиксирующая пудра может оказаться вашим секретным оружием. Вот так. Ваша рассыпчатая пудра может пойти гораздо дальше, чем просто обычная пыль на вашем лице.Ниже мы поделимся одиннадцатью лайфхаками с фиксирующей пудрой, которые помогут улучшить вашу бьюти-рутину.


Хитрость для фиксации пудры #1: нанесите пудру перед тональным кремом

В последнее время Tik Tok приготовил несколько наших любимых лайфхаков для макияжа, в том числе и этот. Вместо того, чтобы наносить закрепляющую пудру в последнюю очередь, чтобы зафиксировать образ, некоторые из самых ярких звезд макияжа Tik Tok познакомили нас с нанесением пудры перед основой. Этот небольшой переключатель может творить чудеса, потому что пудра впитывает жир на вашей коже и действует как щит между вашим цветом лица и остальной частью вашего макияжа.


Закрепляющая пудра Совет № 2: Укрощение жирной кожи

Если у вас жирная кожа, мы уверены, что закрепляющая пудра стала частью вашего ежедневного макияжа. Но он также может пригодиться в дни без макияжа. Всего лишь нанеся прозрачную пудру для лица, такую ​​как L’Oréal Paris Infallible Pro-Sweep & Lock Loose Setting Face Powder, вы сможете избавиться от жирного блеска и сократить потребность в промокании в течение дня.


Закрепляющая пудра Хитрость №3: зафиксируйте цвет губ 

Если кажется, что ваша помада всегда стирается и переносится на каждый стакан, из которого вы пьете, попробуйте этот трюк.Немного закрепляющей пудры поможет сохранить цвет губ на месте. Сначала нанесите свой любимый оттенок помады L’Oréal Paris Color Riche Satin Lipstick. Затем аккуратно приложите салфетку к губам. Окуните кисть для пудры в фиксирующую пудру и прижмите ее к губам через салфетку. Оттяните салфетку, и ваши губы будут зафиксированы.


Закрепляющая пудра Прием № 4: Тонирующие румяна и бронзатор

Немного румян или бронзатора имеет большое значение. Но иногда освещение выключено, и ваши румяна получаются слишком драматичными, или вы набираете на кисть слишком много бронзатора, оставляя после себя скорее мутный вид, чем золотой блеск.Хорошая новость заключается в том, что вам не нужно сразу же снимать макияж и начинать все сначала. Вы можете покрыть слишком яркий макияж закрепляющей пудрой, чтобы сделать линии менее резкими и немного смягчить цвет.


Совет редактора: 
Если вы обнаружите, что часто отказываетесь от макияжа и переделываете его, прочитайте нашу статью о том, как исправить плохой макияж, не начав заново.


Закрепляющая пудра Хитрость № 5: Закрепите кремовые или жидкие тени для век

Рассыпчатая пудра может сделать почти любой продукт для макияжа более стойким.Это касается и макияжа глаз. Если кремовые и жидкие тени всегда мнутся и размазываются, когда вы их наносите, попробуйте сделать их стойкими с помощью закрепляющей пудры. Нанесите жидкие тени для век L’Oréal Paris Brilliant Eyes Shimmer Liquid Eye Shadow Makeup, как обычно, затем с помощью маленькой кисточки нанесите слой пудры. Если вы также используете праймер для глаз под все это, ваши тени будут практически неудержимы.


Установка пудры Хитрость #6: поймать тени для век Fallout

Вы можете быть мастером в смешивании теней для век и все равно получить выпадения под глазами.Хотя вы всегда можете пропитать ватный диск средством для снятия макияжа и стереть его, иногда это приводит к еще большему беспорядку. Если вы знаете, что осадки будут фактором, будьте активны. Перед тем, как сделать макияж глаз, нанесите под каждый глаз достаточное количество фиксирующей пудры. Таким образом, когда вы выбьете свои тени, любые осадки попадут поверх порошка. Когда вы закончите с макияжем глаз, все, что вам нужно сделать, это использовать чистую кисточку для макияжа, чтобы стереть пудру под глазами, и следы исчезнут вместе с ней.


Закрепляющая пудра Хитрость № 7: запекание макияжа

Запекание макияжа — одна из самых популярных тенденций в сфере красоты, появившихся за последние несколько лет, и она по-прежнему занимает свое место в этом бьюти-мире. В этой технике используется закрепляющая пудра, чтобы зафиксировать макияж, сделать его более стойким и выглядеть лучше. В следующий раз, когда вы наносите макияж на все лицо, нанесите тональную основу, а затем нанесите консилер под глаза. Растушуйте консилер, прежде чем использовать спонж для макияжа, чтобы нанести сверху плотный слой пудры.Оставьте пудру постоять или запечься, пока вы наносите макияж на глаза. Когда вы закончите, сотрите излишки пудры, чтобы сделать кожу под глазами более яркой и не скатывающейся.


Хитрость с пудрой #8: спрячьте брови

Возможно, вам не понадобится этот трюк каждый день, но когда пришло время надеть сумасшедший костюм или разнообразить образ, возможность приклеить брови просто необходима. Помимо клея, эта техника макияжа включает, как вы уже догадались, полупрозрачную пудру. Вы наносите клей, пудру, консилер и основу, чтобы эффективно скрыть брови — конечно, временно.


Закрепляющая пудра Хитрость № 9: придайте матовости цвету губ

Закрепляющая пудра может использоваться для предотвращения переноса цвета, но ее также можно использовать для придания матовости любому цвету губ. просто нанесите свою любимую кремовую помаду или блеск для губ, как обычно. Затем используйте небольшую кисть для губ, чтобы набрать немного пудры и аккуратно нанести ее на губы для мгновенного матирующего эффекта.


Фиксирующая пудра Совет №10: Выровняйте тон кожи

Если вы хотите использовать фиксирующую пудру, чтобы выровнять тон кожи, поищите вариант с оттенком, например L’Oréal Paris Infallible Tinted Loose Fixing Powder.Он выпускается в двух тонированных оттенках для светлого и темного тона кожи. Эта фиксирующая пудра помогает скрыть покраснения, темные круги и другие несовершенства. Вы также можете нанести его поверх основы для дополнительного покрытия. Он имеет легкое матовое покрытие, которое не оставляет видимого слоя белой пудры.

Совет редактора:  Положите этот продукт в сумочку, чтобы быстро подправить макияж на ходу. Если ваш тональный крем или консилер начинает тускнеть в течение дня, вы можете использовать эту тонирующую пудру для лица, чтобы придать лицу более выразительный вид.


Далее: Полупрозрачная или тонированная пудра: что лучше?


Фото предоставлено: Chaunte Vaughn.

Хватит с меня тебя, грязная рассыпчатая пудра NARS! >.<

Я устраиваю беспорядок на своем столе и на полу КАЖДЫЙ РАЗ, когда у меня хватает духу и смелости открыть плохо сконструированную крышку, в которой находится дорогой продукт, которым является моя рассыпчатая пудра NARS.Я не мог этого сделать, не столько из-за громоздкого контейнера, сколько из-за потенциальных замков из песка из рассыпчатого порошка, в которых мои вещи будут плавать каждый раз, когда я его достаю.

Итак, однажды я решил избавить себя и рассыпчатую пудру NARS от страданий и пошел купить маленькую баночку-сито, чтобы переложить продукт в нее. Я уверен, что многие люди сталкиваются с проблемой переливания при использовании этого порошка, каким бы замечательным он ни был.

Смотрите! Это случилось пару месяцев назад.Я как раз собирался поставить контейнер обратно после того, как сделал несколько снимков своей коллекции косметики, когда он просто выскользнул из моей руки и приземлился на пол. И это был даже не первый раз, когда я проливал этот продукт. Свободная крышка просто не подходит для неуклюжих, склонных к несчастным случаям людей, таких как я. Ба!

Итак, вот очень простое пошаговое руководство о том, как перенести рассыпчатую пудру NARS! =)

Этап 1: Подготовка к проектной эвакуации

Что приготовить:

— Рассыпчатый порошок NARS
— Маленькая баночка-сито (от SASA)
— Маленькая пластиковая ложка (из маминого тайника с одноразовыми столовыми приборами)
— Ткань (необязательно, но лучше иметь при себе, чтобы можно было просто завернуть и постирать ткань позже на)

Шаг 2. Открытие ящика Пандоры

Перед тем, как открыть сито для рассыпчатой ​​пудры NARS, убедитесь, что на сите нет лишнего порошка, постукивая по бокам контейнера, чтобы порошок вернулся обратно в контейнер.Вставьте ноготь в зазор между ситом и черным контейнером и откройте его. Он должен сдвинуться с места довольно легко.

Шаг 3. Выход из гнезда

У меня была рассыпчатая пудра NARS более 8 месяцев, и я почти не использовал ее, потому что беспорядок действительно того не стоит.

На этом рисунке наиболее точно показан цвет порошка.

Я использую рассыпчатую пудру NARS во плоти.

Извлекайте продукт из черного контейнера небольшими порциями.Заполните его примерно до половины маленькой баночки с ситом. Я предлагаю не наполнять маленькую баночку-сито до краев рассыпчатой ​​пудрой, чтобы свести к минимуму просыпание.

Шаг 4: Защита от пудры

Маленькая баночка с ситом должна поставляться с небольшой пудрой. Если его нет, его можно легко купить в местных аптеках. Поместите пуховку обратно в исходное положение, чтобы удержать рассыпавшуюся пудру, которая может выпасть во время транспортировки.

Я не использую маленькую пуховку для лица, потому что она слишком маленькая, и на ее нанесение уйдет целая вечность.

Шаг 5: Сладкий успех!

Завинтите крышку, а затем откиньтесь на спинку кресла и улыбнитесь, зная, что выполнение этих 5 простых шагов сэкономит вам много рассыпчатой ​​пудры NARS и что отныне она будет на вашем лице, а не на полу и везде.


Рассыпчатая пудра NARS — действительно отличная пудра для лица, хотя и дорогая — 35 долларов США, и мне пришлось рискнуть с цветом (Flesh для моего NC20-25), потому что у нас в Сингапуре нет NARS.Я надеюсь, что Sephora скоро представит здесь NARS! Нам нужно больше косметических брендов!

Я оставляю свою маленькую баночку-сифтер в офисе и использую ее всякий раз, когда наношу жидкую основу. Он закрепляет мою основу на более длительный срок и обеспечивает дополнительный слой для выравнивания тона и текстуры кожи.

Самое главное, я знаю, что каждая крупинка рассыпчатого порошка NARS, которую я использую сейчас, не соответствует тому же количеству, потраченному впустую на пол. =)

Получить рассыпчатую пудру Nars во плоти

Получить банку для порошка с просеивателем (от Sephora)

Как вы справляетесь с грязной рассыпчатой ​​пудрой NARS? Или вообще рассыпчатая пудра?

 

Рассыпчатая пудра Boots Natural Collection

— нейтральный полупрозрачный обзор

Тип кожи: Чрезвычайно чувствительная, сухая и жирная Т-зона
Тон кожи: От среднего до светлого

Всем привет,
Хотя почти все продукты из Natural Collection очень доступны по цене, но их упаковка меня довольно отталкивает.На мой взгляд, рассыпчатая пудра Natural Collection — самый красивый продукт этого бренда. Давайте узнаем из обзора, является ли это продуктом «да» или «нет»!

Цена: 1,99 фунта стерлингов за 15 г

Описание продукта:
Эта полупрозрачная рассыпчатая пудра нейтрализует блеск и придает коже естественный матовый оттенок.
Нанесите поверх вашей любимой тональной основы Natural Collection, чтобы закрепить дневной макияж.
• Без запаха.
• Протестировано дерматологами.

Ингредиенты:

My Experience with Boots Natural Collection Рассыпчатая пудра — нейтральная полупрозрачная:

Упаковка: Как я уже сказал, упаковка лучше, чем у других продуктов Natural Collection. Это просто, но не отталкивает. Рассыпчатая пудра Natural Collection поставляется в круглой пластиковой тубе с белой крышкой и прозрачным корпусом. Прозрачный корпус помогает мне видеть, сколько продукта осталось, так как я не могу открыть пластиковую крышку внутри тюбика.

Я боюсь, что если приложу слишком большую силу, то могу рассыпать много порошка. В пластиковой крышке есть небольшие отверстия, но при каждом легком встряхивании выходит достаточное количество порошка. Несмотря на то, что затяжка не предусмотрена, вы можете оставить свою затяжку внутри во время путешествия. Использование щетки во время путешествия может быть немного грязным, поэтому пуховка — лучший вариант в этой ситуации. Если вы путешествуете с этим продуктом, не забудьте открыть его осторожно, иначе вы можете потерять продукт.

Пудра выпускается в трех оттенках: холодный полупрозрачный, нейтральный полупрозрачный и теплый полупрозрачный. В магазине не было тестера, поэтому я выбрал «нейтральный полупрозрачный» по названию. Это моя первая рассыпчатая пудра.

Почему я купил этот товар?

1) Для закрепления макияжа
2) Для придания атласно-матового эффекта
3) Для контроля жирности Т-зоны

Я использую эту рассыпчатую пудру либо после нанесения тонального крема, либо в конце полного макияжа лица.Я провожу кистью по рассыпчатой ​​пудре, и она собирает много пудры за один раз. Я постукиваю, чтобы стряхнуть излишки, а затем слегка наношу пудру. Дает сатиновый матовый финиш. На данный момент моя кисть для тональной основы работает нормально, но в будущем я могу купить отдельную кисть для нанесения рассыпчатой ​​пудры. Девочки, подскажите, пожалуйста, какую-нибудь кисть для этой цели?

Нейтральная полупрозрачная рассыпчатая пудра не обеспечивает никакого покрытия, что отлично для меня, поскольку я не хотела никакого покрытия.Вы можете попробовать другие оттенки, если вам нужно покрытие. Рассыпчатая пудра выглядит естественно и не накрашена на лице. Рассыпчатый порошок гладкий и мелкого помола. Он настолько легкий, что вы ничего не почувствуете на своем лице.

Я не наношу макияж, когда иду в магазин за продуктами, но если моя кожа выглядит очень тусклой, я наношу немного рассыпчатой ​​пудры для мгновенного свежего и естественного вида. Стойкость этого продукта также заслуживает похвалы. Он может оставаться в течение всего дня, если вы находитесь в среде с умеренной температурой, но может расплавиться, если вы слишком долго остаетесь на улице под солнцем.Так что это зависит от погоды и температуры, в которой вы находитесь, но я уверен, что это вас не разочарует. Честно говоря, я ничего не ожидала от этого бренда, но результат на удивление превосходный.

Рассыпчатая пудра Pros of Boots Natural Collection — нейтральная полупрозрачная:

• Отличное качество по доступной цене
• Легкий
• Легко наносится
• Без запаха
• Не выглядит накрашенным
• Контролирует жирность
• Хорошая стойкость
• Натуральная матовая поверхность
• Подходит для чувствительной кожи

Рассыпчатая пудра Cons of Boots Natural Collection — нейтральная полупрозрачная:

• Доступность в Индии
Я не учитываю упаковку, потому что, если они улучшат свою упаковку, им также придется увеличить цену.Качество этого продукта очень хорошее, и этого достаточно для меня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.