Духи фредерик маль – Attention Required! | Cloudflare

Содержание

Знакомство с необыкновенными творениями Frederic Malle отзывы — Косметиста

Привет!
Сегодня я хочу поделиться с вами своими впечатлениями от знакомства с парфюмами Frederic Malle, рассказать об истории этого дома и истории создания каждого неповторимого и изысканного парфюма.
Пост будет длинный и, надеюсь, интересный и познавательный  

Парфюмерный бренд Frederic Malle (Фредерик Маль) берет свое начало с 2000 года и является образцом парфюмерного искусства, который объединил в себе вдохновение, гармонию и высочайший профессионализм художников-парфюмеров мира. Фредерик Маль поставил себе цель: создать эксклюзивные ароматы. Вначале это были 8 ароматов от разных Мастеров: опытных, с мировым именем и начинающих, но талантливых. А девятый создан еще в 50-х годах легендарным Эдмоном Рудницка и изначально предназначен лишь для одной женщины в мире – супруги парфюмера. Называется он Le Parfum de Therese по имени той, что был предназначен. Сын знаменитого Эдмона Рудницки – Michel Roudnitska (Мишель Рудницка) — один из парфюмеров, входящих в восьмерку создателей ароматов бренда Frederic Malle. Сын и его мать, Тереза Рудницка, единственные обладатели формулы Le Parfum de Therese поделились ею с владельцем бренда Фредериком Малем, и теперь ценители могут наслаждаться ароматом этого благоуханного фруктового шипра. Так началась авторская парфюмерная серия Editions de Parfums под руководством его основателя Фредерика Маля. Теперь коллекция насчитывает уже 19 шедевров.

Создатель бренда Фредерик Маль приходится внуком Сержу Эфтлеру Луишу, основавшему Parfums Christian Dior со своим другом: кутюрье Кристианом Диором и нашедшему «философский камень» в области ароматов. Фредерик Маль не только с юных лет находился в обществе элитных французских парфюмеров, но и много сам трудился на этом поприще.

Недаром говорят: «Все гениальное просто!». Замечательный знаток и тонкий ценитель парфюмерного мастерства, Фредерик Маль пошел по самому естественному и эффективному пути: вне рамок и каких-либо ограничений, в том числе финансовых, предложил восьми лучшим парфюмерам мира воплотить в жизнь их заветные мечты, что блестяще удалось. Получив полную свободу творчества, люди высокого искусства создают шедевры: так и получилось. Один за другим рождались и продолжают рождаться ароматы, каждый из которых – редкостное произведение, несущее в себе идею простоты и целостности.

Творения, придуманные лучшими парфюмерами нашего времени и составившие коллекцию Frederic Malle, очень различны и оригинальны. При этом они все помещены в единообразные стильные и элегантные флаконы. Эти ароматы вызывают разные эмоции: от восхищения до уважения. Но слиться с ароматом и действительно понять его прелесть можно, только ощутив его на своей коже.

Немного фотографий бутика парфюмерии Frederic Malle во Франции...
Я в бутике не была, но фотографии впечатлили. Необычный интерьер, напоминает мне усовершенствованный стильный бункер или лабораторию, где изобретают секретные микстуры… Четкие ровные линии, вытянутые колбы, выставленные в ряды творения великих парфюмеров…
Как подсказала нам Маргарита margoo, кабины-колбочки созданы специально для тестирования ароматов!  
Меня завораживают эти фотографии. Очень хочется и одновременно как-то боязно попасть туда.

Теперь поговорим о самих лаконичных стеклянных флакончиках, скрывающих в себе необыкновенные ароматы…
Свой рассказ я решила начать с самых шокирующих и необычных парфюмов и постепенно буду приближаться к моим фаворитам — любимым, красивым и неповторимым...

Dans Tes Bras Frederic Malle — В твоих объятиях
Относится к группе древесные цветочные мускусные
Аромат выпущен в 2008. Парфюмер Maurice Roucel.

Композиция аромата включает ноты: кашемир, сандал, мускус, пачули, ладан, гелиотроп, фиалка, кожа.

Читала отзывы и не верила. Думаю, разве аромат с такой пирамидкой может так странно пахнуть?!
Выходит, может, еще как! Аромат очень кислый, действительно «соленый» даже. Нотки металла, крови, пота… ужас! Название уж очень провокационное   Многие сравнивают аромат с запахом секса, страсти… ну не знаю даже… мне он просто неприятен.
Плюс ко всему очень громкий и стойкий! Очень неординарный, чувственный аромат и при этом самый неносибельный из всей линейки!
Боюсь его. Чем-то зловещим от него веет так, что кровь в жилах стынет.  
А нос к запястью все тянется и тянется. Не нравится — но притягивает… *shoked*

Musc Ravageur Frederic Malle — Опустошающий мускус
Аромат выпущен в 2000. Парфюмер Maurice Roucel.
Относится к группе восточные
Ноты аромата: бергамот, мандарин, корица, ваниль, мускус, амбра

Ооо… этот молодец, действительно, рушит все восприятия парфюма как такового. Сначала очень сильный, пронзительный, потом немного утихомиривается, становится ласковым. Ноты здесь не выделяю. Цельный. Мускусный, чувственный. Я бы даже назвала его обратной стороной Dans Tes Bras. Эти два аромата — будто одно целое из какой-то средневековой эпохи. Чтобы полюбить этот аромат, нужно действительно проникнуться духом тех времен. Буйный аромат. С характером!
Необычно, но духами назвать это творение я не могу.

Carnal Flower Frederic Malle — Чувственный цветок
Относится к группе цветочные
Аромат выпущен в 2005. Парфюмер: Dominique Ropion.
Композиция аромата включает ноты: Эвкалипт, Тубероза, Апельсиновый цвет, Дыня, Кокос, Жасмин, Иланг-иланг, Бергамот и Белый мускус.

Туберозища! Жирная, масляная… первые секунды солирует только она. Позже аромат растекается, становится менее оглушительным и более ласковым, но эта тубероза! Ооочень навязчива, у меня от него начинает болеть голова и хочется поскорее смыть.
Во многих туберозных ароматах вычленить другие ноты для меня почти не реально. Здесь я слышу туберозу и некоторую пудровость. Аромат теплый, насыщенный, праздничный!
Но я, в принципе, туберозку не очень жалую, но здесь она прямо придавливает и придушивает.
Всем обожателям этого неоднозначного цветка — к затесту обязателен! Ибо стойкость и шлейфовость потрясающи!

Angéliques Sous La Pluie Frederic Malle — Ангелика под дождем
Относится к группе древесные цветочные мускусные
Выпущен в 2000. Парфюмер: Jean-Claude Ellena.
Композиция аромата включает ноты: кориандр, розовый перец, кедр и ангелика, мускус.

Освежающий, зеленый аромат. Аромат дождя, запах свежести, грозы… и много-много травы, но не свежей весенней, а августовской, уже немного пыльной и примятой.
Лучше будет на мужчине.
Довольно интересен, но исчезает минут за 10. Впервые сталкиваюсь с такой нестойкостью! *shoked* Я даже разнюхать толком не успеваю…

En Passant Frederic Malle — Мимоходом
Относится к группе цветочные зеленые
Выпущен в 2000. Парфюмер: Olivia Giacobetti.
Композиция аромата включает ноты: Огурец, белая сирень, пшеница.

Очень красивый натуральный аромат большущих кустов сирени! Иногда проскальзывает еще и мимозка. Никаких огурцов, только свежие, вот-вот распустившиеся нежные цветы. Аромат весны, легкого весеннего ветерка, лучистого солнышка и сиреневых цветов.   Уютный, нежный, романтичный. Понравится всем любителям свежих цветов. Незамысловатый, простой.
Я не прониклась им, сирень — не мое.

Iris Poudre Frederic Malle — Пудровый ирис
Относится к группе цветочные альдегидные
Выпущен в 2000. Парфюмер: Pierre Bourdon.
Композиция аромата включает ноты: бобы Тонка, ваниль, мускус, Сандаловое дерево, египетский ветивер и ирис.

На мне аромат больше холодный, звонкий, нежели пудровый. Пудры вообще здесь не ощущаю. Это сладкие ванильные цветы.
Весенний, офисный, строгий. Под строгую блузку и юбку-карандаш или лаконичное платье. Очень хорош для бизнес-леди, парфюм изысканен и при этом не громок и не вульгарен. Всего в меру.
В базе улавливаю нотки ненавистных мне альдегидов(а именно 5ки Шанель). Хотя, в целом, аромат неплох. Просто не мое.

Le Parfum de Therese Frederic Malle — Духи для Терезы
Относится к группе шипровые фруктовые
Edmond Roudnitska создал специально для своей жены Терезы в середине 50-х годов, и на протяжении многих лет эти прекрасные духи были только в ее личном распоряжении. Решив сохранить красоту этого шедевра, Тереза передает формулу духов Фредерику Малю, чтобы тот воссоздал уникальный аромат и включил его в свою коллекцию. Формула Le Parfum de Therese, которая держалась в строгом секрете, ожила в новом тысячелетии, воплотив тот самый роскошный аромат, посвященной любимой женщине, единственной в мире… В нем соединилось очарование и тонкий шарм прошлых эпох, когда одним из главных украшений и любимых драгоценностей женщины были духи, шикарные, завораживающие, колдовские…
Парфюмер: Edmond Roudnitska. Выпущен в 2000
Верхние ноты: мандарин и дыня; ноты сердца: роза из Непала и слива; ноты базы: калабрийский кедр, египетский ветивер и кожа.

Пожалуй, один из самых обсуждаемых ароматов данной марки. И ведь не спроста! Во-первых, романтичная история очень привлекает.
Мне, как женщине не лишенной доли романтики, было безумно интересно познакомиться с парфюмом, созданным еще в прошлом столетии для любимой и единственной.  
Сам парфюм довольно яркий концентрированный, обладает «духом старых времен» многогранен, причудлив и очень непостоянен.   Раскрывается все время по-разному. Мне он то нравится, то нет… с одной стороны, это вкусный цветочно-фруктовый коктейль, безумно нежный и женственный, но в базе появляется кожа и аромат становится более жестким, брутальным. Он такой игривый, то мягкий, то жесткий, то сладкий, то горький…

 
Роскошен. Очень женственный, интимный, будуарный. Аромат счастливой женщины. Имеет большие шансы стать классикой.
Жаль, что немного не мой стиль. Я люблю более прямолинейные парфюмы.

Une Rose Frederic Malle — Роза
Относится к группе цветочные
Выпущен в 2003. Парфюмер: Edouard Flechier.
Композиция аромата включает ноты: пеларгония с Мадагаскара, роза из Непала, фруктовые ноты и древесные ноты

Знаете, я бы назвала этот аромат идеальным, настоящим ароматом роз, если бы не познакомилась с Розовой помадой.   Розовая помада оказалась ближе мне по характеру, но и этот аромат уникален и очарователен.
Это большой букет розовых роз и вазочка с фруктами на столе. Это яркое солнце!
Роза здесь нежная, кокетливая, еще в капельках росы. Аромат играет очень нежную тонкую мелодию. Мелодию зарождающейся любви, мелодию новой жизни...! Очень романтичный парфюм.

И все бы хорошо, но Липстик Роуз, на мой взгляд, побогаче и поинтереснее звучит.  

Lipstick Rose Frederic Malle — Розовая помада
Относится к группе цветочные
Выпущен в 2000. Парфюмер: Ralf Schwieger.
Композиция аромата включает ноты: роза из Непала, фиалка, мускус, ваниль, египетский ветивер и амбра.

Замечательная парфюмерная задумка — воссоздать аромат помады.   За это я и люблю селективы — только здесь можно встретить столь необычный аромат.
Чтож, талантливый парфюмер — шикарный аромат.
Аромат, вызывающий такое множество споров. А мне он полюбился. Аплодирую стоя!
Новая хотелка! Никакой старой помады и прочего ужаса. Богатый запах королевы-розы. Роза здесь красная, огромная, бархатная. Чуть пудровый запах дорогой помады. Знаете, так пахнет в театре от дам-любителей искусства — шикарно и немного винтажно. Аромат не на каждый день, а под особый образ и настроение. Если говорить о названии, я бы его перевела как «Помадная роза», все-таки аромат темно-красный, яркий. Розы здесь усыпаны сладкой пудрой.

Взбудоражил мое сознание.
Надо сходить в театр и обязательно прикупить красную помаду!   Сексуальный томный аромат для особенных событий  

L'Eau d'Hiver Frederic Malle — Зимняя вода
Относится к группе цветочные древесно-мускусные
Выпущен в 2003. Парфюмер: Jean-Claude Ellena.
Композиция аромата включает ноты: ирис, жасмин, гелиотроп, бергамот, белый мускус.

Первое впечатление — так пахнут подснежники. Белый пушистый снег и пробивающиеся сквозь него цветочки.   Этот аромат раскрывает историю пробуждения природы от зимней спячки… это звонкая капель, лучистый снег, бегущие ручейки, почки на деревьях… Дыхание самой природы.
Очень красиво и необычно. Думаю, его месяц — февраль. Именно сейчас он звучит наиболее красиво. Обязательно, как закончится мой сэмпл и отливант, приобрету бОльший объем. Чудо-аромат! Ностальгия…

Lys Mediterranee Frederic Malle — Освещенное Средиземноморье или Средиземноморская лилия
Относится к группе цветочные
Выпущен в 2000.
Парфюмер: Edouard Flechier. Верхние ноты: морская вода имбирь; ноты сердца: ангелика, апельсиновый цвет и лотос; ноты базы: ваниль и мускус.

Название заворожило, да и описание тоже + я очень люблю аромат охапки лилий и давно ищу лучший лилейный парфюм.
Это необыкновенный аромат! Самый красивый для меня из всей линейки!
Соленое море, дурманящие лилии, сочные травы и капелька мускуса… Это ж надо было такое придумать! Ассоциации самые романтичные: море, песок, белый сарафан, белые цветы, отдых, улыбки, счастье… Не на каждый день. Особенный аромат. Самый весенний.
Аромат безмятежного счастья! Самый нежный и любимый из знакомых мне ароматов лилий.
Именно его хочу приобрести во флаконе.
Кажется, описала все ароматы… сейчас вновь перечитала и задумалась… а ведь нет ни одного аромата у FM, который оставил бы меня равнодушной! С каждым я испытала сильные эмоции, с некоторыми даже мысленно перенеслась в другие эпохи! Великолепное приключение, скажу я вам! В целом если говорить о марке, то ее философия мне близка, мне понравилось очень много ароматов. Безумно понравились последние три: аромат розы, весенней капели и морской лилии. Зацепили именно своей новизной для меня и необычностью! Мне нравится не просто парфюм, а ассоциации, которые он у меня вызывает. Если сказать по-другому, меня интересует не только запах, но и картинка, которую он проецирует у меня в мыслях. В ароматах FM есть как раз та сама нужная мне золотая середина между запахом и картинкой. Но не будем углубляться.
Цена на парфюмы довольно высока — 8000р за 100ml в интернет-магазинах. Я пока довольствуюсь семплами.  
Стойкость у всех, кроме Ангелики, очень высокая — 6 часов на коже, на одежде более суток.
А что вы скажете о парфюмерии Фредерика Маля?
Спасибо за внимание!
Татьяна.

kosmetista.ru

Frederic Malle - Парфюмерные дома - Парфюмедия

Парфюмерный бренд Frederic Malle (Фредерик Маль) берет свое начало с 2000 года и является образцом парфюмерного искусства, который объединил в себе вдохновение, гармонию и высочайший профессионализм художников-парфюмеров мира. Фредерик Маль поставил себе цель: создать эксклюзивные ароматы. Вначале это были 8 ароматов от разных Мастеров: опытных, с мировым именем и начинающих, но талантливых. А девятый создан еще в 50-х годах легендарным Эдмоном Рудницка и изначально предназначен лишь для одной женщины в мире – супруги парфюмера. Называется он Le Parfum de Therese по имени той, что был предназначен. Сын знаменитого Эдмона Рудницки – Michel Roudnitska (Мишель Рудницка) - один из парфюмеров, входящих в восьмерку создателей ароматов бренда Frederic Malle. Сын и его мать, Тереза Рудницка, единственные обладатели формулы Le Parfum de Therese поделились ею с владельцем бренда Фредериком Малем, и теперь ценители могут наслаждаться ароматом этого благоуханного фруктового шипра. Так началась авторская парфюмерная серия Editions de Parfums под руководством его основателя Фредерика Маля. Теперь коллекция насчитывает уже 19 шедевров.

Создатель бренда Фредерик Маль приходится внуком Сержу Эфтлеру Луишу, основавшему Parfums Christian Dior со своим другом: кутюрье Кристианом Диором и нашедшему «философский камень» в области ароматов. Фредерик Маль не только с юных лет находился в обществе элитных французских парфюмеров, но и много сам трудился на этом поприще.

Недаром говорят: «Все гениальное просто!». Замечательный знаток и тонкий ценитель парфюмерного мастерства, Фредерик Маль пошел по самому естественному и эффективному пути: вне рамок и каких-либо ограничений, в том числе финансовых, предложил восьми лучшим парфюмерам мира воплотить в жизнь их заветные мечты, что блестяще удалось. Получив полную свободу творчества, люди высокого искусства создают шедевры: так и получилось. Один за другим рождались и продолжают рождаться ароматы, каждый из которых – редкостное произведение, несущее в себе идею простоты и целостности.

Имена создателей собрания Frederic Malle известны во всем мире. Это Jean-Claude Ellena (Жан-Клод Эллена), его заслуга - 4 аромата коллекции, среди которых беспрецедентный восточный, «акварельный» Cologne Bigarade, Maurice Roucel придумал два неподражаемых аромата - Dans Tes Bras и Musc Ravageur, Dominique Ropion (Доминик Ропьон) - ему принадлежит «старомодный» Une Fleur De Cassie, герань для мужчин - Géranium Pour Monsieur, ветивер - Vetiver Extraordinaire и восхитительный Carnal Flower. Эдуард Флешье превзошел самого себя, соединив свежую розу с трюфельным аккордом в Une Rose. А решительный Пьер Бурдон воплотил истинную мужественность в French Lover. Мишель Рудницка создал Noir Epices – «Черные специи»: запах неброский, элегантный, ничего лишнего – классичное совершенство. Молодой Ральф Швигер покорил женские сердца своим Lipstick Rose, олицетворяющим бесконечную женственность.

Фредерик Маль попросил Olivia Giacobetti (Оливия Джакобетти) внести в коллекцию Edition de Parfums свой неповторимый вклад. Так появился Еn Passant: прекрасный сиренево-травянистый аромат с капельками нектарной росы.

Творения, придуманные лучшими парфюмерами нашего времени и составившие коллекцию Frederic Malle, очень различны и оригинальны. При этом они все помещены в единообразные стильные и элегантные флаконы. Эти ароматы вызывают разные эмоции: от восхищения до уважения. Но слиться с ароматом и действительно понять его прелесть можно, только ощутив его на своей коже.

ANGÉLIQUES SOUS LA PLUIE
Jean-Claude Ellena

BIGARADE CONCENTRÉE
Jean-Claude Ellena

BOIS D'ORAGE
Pierre Bourdon

CARNAL FLOWER
Dominique Ropion

COLOGNE BIGARADE
Jean-Claude Ellena

DANS TES BRAS
Maurice Roucel

EN PASSANT
Olivia Giacobetti

GÉRANIUM POUR MONSIEUR
Dominique Ropion

IRIS POUDRE
Pierre Bourdon

L'EAU D'HIVER
Jean-Claude Ellena

LE PARFUM DE THÉRÈSE
Edmond Roudnitska

LIPSTICK ROSE
Ralf Schwieger

LYS MÉDITERRANÉE
Edouard Fléchier

MUSC RAVAGEUR
Maurice Roucel

NOIR EPICES
Michel Roudnitska

PORTRAIT OF A LADY
Dominique Ropion

UNE FLEUR DE CASSIE
Dominique Ropion

UNE ROSE
Edouard Fléchier

VÉTIVER EXTRAORDINAIRE
Dominique Ropion

[size="4"]Perfumers[/size]

Carlos Benaïm
HIS PERFUMES
Rosa Rugosa
Rubrum Lilly
Jurassic Flower
Coffee Society
Saint des Saints

Dominique Ropion
HIS PERFUMES
Une Fleur de Cassie
Vétiver extraordinaire
Carnal Flower
Géranium pour monsieur
1er Mai
Un Gardénia, la nuit
Santal Cardamome
Portrait of a Lady

Edmond Roudnitska
HIS PERFUME
Le Parfum de Thérèse

Edouard Fléchier
HIS PERFUMES
Lys Méditerranée
Une Rose

Jean-Claude Ellena
HIS PERFUMES
Angéliques sous la pluie
Cologne Bigarade
Bigarade Concentrée
L'Eau d'Hiver

Maurice Roucel
HIS PERFUMES
Musc Ravageur
Dans tes bras

Michel Roudnitska
HIS PERFUME
Noir Epices

Olivia Giacobetti
HER PERFUME
En passant

Pierre Bourdon
HIS PERFUMES
Bois d'Orage
Iris Poudre

Ralf Schwieger
HIS PERFUME
Lipstick Rose

Sophia Grojsman
HER PERFUME
Russian Nights

www.laparfumerie.org

Фредерик Малль о современных парфюмерах, курильщиках, зависти и духах

За время приезда в Москву Фредерик Малль пообщался с  дотошными парфюмерными критиками, представил свой новый аромат и рассказал Яне З. о том, какие духи надо носить, если ты куришь. Лена Коренькова присутствовала при всех этих эпохальных событиях. Ну, почти при всех.
«Извините, у вас сегодня съемка?» — «Съемка? Впервые слышу, позавтракаете у нас?» — «Нет, спасибо, меня ждет Фредерик Малль». На самом деле я нещадно приукрашаю действительность — это я ждала Фредерика Малля. Но администратор бара «Стрелка» на Стрелке, где еще пойми, где институт, где общепит, все равно ничего не понял. Мысленно прокручивая отрывки из биографии Малля и всех интервью, которые нашлись в интернете, я побежала туда, где за стеклянными окнами собирались наши избранные парфюмерно-продвинутые люди — Галина Анни, Сергей Борисов (Fragrantica), Екатерина Хмелевская (Aromablog), Михаил Барышников (fashion-стилист и человек, так интересующийся духами, что даже писал нам о них), Люба Берлянская (Brocard) и Матвей Юдов (парфюмерный критик). Они пришли, чтобы поговорить с Маллем. «Афиша» должна была вести прямой репортаж с этого public-talk. наша Яна З. — его модерировать.

А я — конспектировать происходящую на моих глазах историю.

Все (или почти все) знают, что Фредерик Малль — отец всей нынешней «ниши» (хотя он и ненавидит это слово) и первый парф-продюсер, догадавшийся ставить на флаконы имя парфюмера. Но не все знают, что…


Факты о Малле, которых вы, возможно, не знали

Факт №1

Дедушка Фредерика, Серж Эфлер-Луиш — легенда парфюмерного мира. Сначала он был правой рукой Франсуа Коти, а в 1948 году, на правах лучшего друга Кристиана Диора, создал Parfums Christian Dior и выпустил Miss Dior. Мать Фредерика, Мари-Кристин Витгенштейн, продолжила дело отца и полвека определяла политику основанного им Parfums Christian Dior. Отец Фредерика водил дружбу с великим Жаком Элле, арт-директором Chanel. Дядя Фредерика, Луи Малль —  режиссер. А вообще, невозможно даже вообразить, как далеко может завести теория трех рукопожатий в случае с Фредериком. его семья — крем-де-ла-крем Франции.


Учитывая все это, я представляла себе Малля этаким молчаливым эрудитом, который все знает, ничего не говорит, и на всех взирает с высоты полета своего дедушки. Ну, вы понимаете: безупречный костюм, а ао взгляде — учтивая заинтересованность, и только правый уголок рта выдает немое сожаление о том, что нынешние журналисты не так хорошо воспитаны, как Ларошфуко. Но что поделаешь.

Примерно с такими представлениями о Малле я открыла двери института «Стрелка».

Здесь уже собирались участники круглого стола. Они стояли кружком и говорили о чем-то загадочном. Как я смогла догадаться — о духах. Только я, как мне казалось, ухватила нить этой волшебной беседы, как кто-то вспомнил аромат с невоспроизводимым (для меня) названием. Дальше я не поняла ни слова.

«Что я делаю на этой трапезе парф-маньяков? — подумала я. — Ах, да, пишу материал для Beauty Insider!»

Пытаясь обрести почву под ногами, я отправила смску Яне З: «Зубцова, где ты?».

«Буду через 10 минут». Появилась, как обычно, через 20 — и безостановочно пролетела на второй этаж, в лапы ведущего визажиста Tom Ford, чтобы «сделать лицо, а то я с утра так устала, так устала»:))

Не успеваю даже вполглаза рассмотреть, чем ее красят, а жаль. Но через 15 минут она возвращается нереальной красавицей.


Факты о Малле, которых вы, возможно, не знали

Факт №2

Сложно представить, но до 2000-х имена парфюмеров никого не интересовали. Фредерик Малль их обнародовал — и перевернул индустрию. Журналисту Buro 24/7 Елене Стафьевой Фредерик рассказал, что в молодости проводил много времени в среде амбициозных дилетантов-рекламщиков. И настолько проникся к ним неприязнью, что, попав в среду скромных, умных и талантливых парфюмеров, пришел в абсолютный восторг. Поэтому первое, что он сделал, когда основал свое парф-издательство — напечатал их имена на флаконах и развесил их портреты в бутике на Rue de Grenelle.


В зал вошел Фредерик Малль. На нем был идеальный костюм, проницательный взгляд и французская улыбка без каких бы то ни было признаков снобизма. Наши парфкритики взволновались и активизировались, а я погрузилась в ноутбук и вжалась в кресло так, что, по моим представлениям, должна была стать невидимой.

А вот некоторые — например, Яна — и не думали исчезать.

Наоборот, развлекались селфи с Фредериком, попутно исполняя полуреверанс:

Попутно их снимал штатный фотограф. У него получилось менее поэтично, но явно с бОльшей исторической ценностью:

Подошла и я — но, вместо широкой улыбки на камеру, произнесла: «Простите, я не идеально говорю по-английски». На это Малль, конечно, ответил: «Подумаешь, я как раз забыл свой русский!»

Когда количество желающих сделать селфи иссякло, все уселись за стол и приготовились к прямому эфиру на Afisha life. В задачу Яны входило следить, чтобы никто из присутствующих не унесся мыслью в парфюмерные джунгли, где бы наверняка заблудились зрители «Афиши» без высшего парфюмерного образования. Она так и сказала сразу: «Буду перебивать, не сочтите невежливой, простите заранее:)»

А я приготовилась стенографировать из-за камеры.


Факты о Малле, которых вы, возможно, не знали

Факт №3

В том же интервью для Buro 24/7 Малль рассказал, с чего началось его «парфюмерное издательство» Editions de Parfums Frédéric Malle и как он стал продюсером ароматов. 15 лет назад парфюмер Морис Руссель пришел к нему со словами: «Я два года делал отличный аромат, но он оказался никому не нужен. Если тебе интересно, можешь выпустить его и что-то заработать». Малль так и сделал — выпустил и заработал. Это был Musc Ravageur.


Следующие полтора часа критики задавали вопросы, Малль увлеченно и откровенно им отвечал, а Яна, как и обещала, направляла эту беседу в более-менее понятное всем (мне?) русло.

Я, отчаявшись запомнить все, выхватывала самые интересные моменты.

Например, когда Малль говорил…

… о нишевой парфюмерии

Само понятие — «ниша» — сильно размыто и, в общем, бессмысленно. Им часто прикрываются беспомощные парфюмерные творения и компании, у которых нет других достоинств, кроме малого тиража. Чтобы делать хорошие духи, необязательно быть маленькой компанией. Большой компанией тоже быть необязательно. Большая, маленькая ли — не важно, часто это вопрос времени. Сегодня маленькая, завтра станет большой. Все мировые концерны — Christian Dior, Estee Lauder, Chanel — начинали с трех сотрудников и десятиметровой комнаты. Когда начинал я, у меня был один магазинчик на Rue de Grenelle, где я сам стоял за прилавком. Но у меня не было намерений стоять там вечно.

… о «небанальных» и «новых» парф-нотах чернил и дегтя

Эта самая «нишевая» парфюмерия любит с ними играться. На самом деле все это — очередная попытка прикрыть отсутствие фантазии, сделать вид, что ты делаешь духи «для избранных и понимающих». В общем, тот же маркетинг, вид в профиль. Шедевры становятся шедеврами и без дегтя. В них могут быть те же, всем, казалось бы, наскучившие и понятные розы и туберозы. Вопрос — какие и как. Когда в 2000-м появился Musc Ravageur, все продолжали делать легкие, прозрачные копии L’Eau d’Issey. На этом фоне восточная амбра была провокацией, шоком. Но Musc Ravageur задал моду на порношик и стал классикой.


… о синтетических ингредиентах

Миф, что синтетические ноты в ароматах — плохо, а «натуральные компоненты» — хорошо — особенно живуч. Когда я слышу очередной «провокационный» вопрос «А теперь ответьте-ка, какой процент натуральных нот в ваших духах?», я все время хочу ответить: «А вы никогда не задавались вопросом, почему никто не пытается сейчас выпустить духи, которыми пользовалась, скажем, Мария-Антуанетта? Ведь они были совершенно натуральными! Повторить эту формулу несложно. Но я знаю, почему никто этого не делает. Потому что это отвратительный аромат!» Парфюмерия как искусство началось в ХХ веке, благодаря расцвету химии. Художники не могут придумать новый цвет и поместить его в радугу — все цвета придуманы природой за них. Химики могут создать принципиально новые запахи или сделать синтетический запах идентичный натуральному. «Натурально» — не всегда хорошо. «Синтетика» — не всегда плохо. Но тут есть другие минусы. Удачную «синтетическую» формулу легко скопировать. Редкие натуральные компоненты, особенно дорогие, страхуют аромат от масштабного клонирования.


… о парфюмерах

Иногда они приносят мне свои ароматы в надежде, что я включу их в мою «библиотеку». Чаще всего это ужасно скучно, неинтересно и вторично. Эти ребята амбициозны и хотят проснуться знаменитыми. Маркетологи советуют им «подкрутить гайки» в каком-нибудь бестселлере, они следуют этим советам, и что-то «подкручивают», но это путь в никуда. Чтобы стать новым Домиником Ропийоном или Жаном-Клодом Эллена, нужно накопить опыт и создать шедевр с нуля. Но за последние несколько лет маятник качнулся от массовой парфюмерии к авторской. От нового поколения, выросшего не на ширпотребе, а на эксклюзивных линиях Hermes и Chanel, можно ожидать чего-то большего, чем клонирования и произведений вроде «Банановый J’Adore» и «J’Adore на пляже».


Факты о Малле, которых вы, возможно, не знали

Факт №4

В детстве мама Фредерика Малля, Мари-Кристин, часто брала его с собой на работу. В офисе над парфюмерной фабрикой Dior он рисовал флаконы ароматов и душился недетским Eau Savage. Идея выпустить первый мужской аромат принадлежала его маме. Квартиру рядом с Национальной ассамблеей, в которой рос Фредерик, Мари-Кристин купила у матери Жан-Поля Герлена. Однажды,  разговаривая с Жаном-Полем, Малль выяснил, что их детство прошло в одной и той же спальне.


… о присоединении Frederic Malle к концерну Estée Lauder

… Конечно, меня об этом часто спрашивают, иногда с явным подтекстом «как вы могли продать свое детище этому монстру?!» и «ну все, Frederic Malle умер». На самом деле я уверен, что для покупателей ничего не изменится, а моя компания получила массу новых возможностей. Как я уже сказал, я не ставил своей целью всю жизнь оставаться «маленьким нишевым брендом для избранных». Мне и раньше предлагали продать компанию. Почему я продал именно Estee Lauder? Потому что у этой корпорации отличный бэкграунд — достаточно вспомнить прекрасный аромат Youth Dew, чтобы понять, о чем я говорю. И потому, что я уверен, что из бренда Frederic Malle не будут делать какой-то другой бренд. Им это не надо. Они могли просто купить другой бренд. Но когда покупают картину Пикассо, ее не переписывают, а просто вешают на стену. Estée Lauder купили Frederic Malle, как Пикассо.


… о том, что такое действительно хороший аромат и кто это в конечном счете определяет

У всех парфюмерных шедевров есть нечто общее: новизна. Возможно, это включение в пирамиду принципиально нового ингредиента — скажем, как альдегиды, которые вошли в Chanel N5, — либо неожиданная игра со старым. В моем новом аромате, Monsieur, концентрация пачули составляет невиданные 50 %, и это цепляет. До этого так не делали. Второй признак шедевра — короткая и простая формула. Это означает, что парфюмер отдавал себе отчет, что он хочет получить. Как говорил Вольтер, «кто ясно мыслит, тот ясно излагает». Третье — качественное исполнение. Хорошие духи становятся частью запаха человека, а не лежат на том, кто их носит, тяжелой попоной. Моя любимая София Гройсман точно это сформулировала: «Аромат должен быть таким, чтобы в нем можно было смотреть телевизор». Духи не должны создавать ощущение, словно вы находитесь на сцене.


Факты о Малле, которых вы, возможно, не знали

Факт №5

У Малля есть своя точка зрения на деление ароматов на «мужские» и «женские». С одной стороны, это чистый маркетинг: «Obsession и Obsession for Men Calvin Klein —  почти одинаковые композиции. Рекламные постеры обещают, что женский сведет с ума всех мужчин, а мужской — ну, вы поняли». С другой стороны, сказать, что все духи — унисекс — тоже нельзя. Они созданы для соблазнения. А женщина соблазняет не так, как мужчина. Даже еще хуже — бывают разные женщины и разные мужчины:)


Неожиданный поворот

Съемка закончилась, Малль подписал всем присутствующим альбомы и испарился. Я подумала, навсегда. Но тут Яна схватила меня за рукав и куда-то повела, и я поняла, что, кажется, еще не навсегда. Правда, я даже не могла вообразить, что нас ждет обед и частная беседа почти тет-а-тет. Работать в Beauty Insider — это никогда не знать, что ждет тебя через минуту:)

Мы заняли круглый стол в центре зала — в том самом баре «Стрелка», куда я сначала зашла по ошибке. Фредерик спросил, что значит странное название «Красный октябрь» (Red October), вкусные ли там делают конфеты и правда ли, что на том месте, где сейчас Храм Христа Спасителя, раньше был бассейн (открытый? здесь, в самом центре?). Неожиданно заказал греческую мусаку (в Москве?!:). И сказал, что в восторге от public talk: за полтора часа не было задано ни одного избитого и скучного вопроса типа: «Что вас вдохновляет?».

«А что, кстати, вы отвечаете на такие вопросы? — спросила Яна. — По-моему, они способны загнать в тупик так же, как просьба «Дорогой, расскажи мне что-нибудь!»

«Да-да, — согласился Малль, — Эти вопросы явно из одной серии. Я отвечаю, что меня вдохновляет жизнь. И это чистая правда».

И здесь я поняла, чем Янины интервью отличаются от многих других и почему их так интересно читать. Яна не придумывает вопросы заранее. Она не заглядывает в бумажку и не морщит лоб, вспоминая, что там хотела спросить. Яна просто разговаривает с человеком, как с хорошим знакомым, о вещах, интересных обоим, в которых они оба отлично ориентируются. И человек перестает думать, что он дает какое-то там интервью. И забывает о включенном диктофоне. Может показаться, что Яна о нем тоже забывает — если бы я не видела, как она пододвигает к тарелке Малля с мусакой мой телефон, я бы так и подумала:) 

— Дочь Жан Клода Эллена, Селин, недавно создала домашнюю ароматную линию Hermès, сын главного парфюмера Chanel Жана Польжа, Оливье Польж, уже два года, как трудится на тот же бренд. Такие династии — это хорошо или не очень? 

— Если сын так же талантлив, как отец — просто отлично. Это, правда, нечасто случается, но случается. Жан и Оливье Польж — как раз тот самый редкий случай. С Оливье Chanel очень повезло, вы это еще увидите. Он, может, еще круче папы. Хотя и Жак отличный парфюмер. Его Bleu de Chanel, кстати, исполнен безупречно. Это как бы массовый парфюм, да? Ничего такого «нишевого». Но он отлично скроен. Money действительно has a smell, и этот запах превосходный.

— Вы знаете парфюмеров лучше, чем кто-либо другой. Есть между ними что-то общее? Ну вот хирурги, как известно, бывают циниками, иначе им не выжить. Журналисты — постоянно болтают и сплошь разгильдяи:))) А парфюмеры? 

— ..тоже постоянно болтают:) А еще они все ужасные зануды, педанты и перфекционисты. В молодости я работал в одной парфюмерной лаборатории с Жаном Амиком (автором Opium YSL, прим. Е.К). У нас были довольно близкие отношения. Как-то я спросил его, почему он меня нанял. Жан ответил: «Ты — маленький плейбой, озабоченный деталями». Я действительно обращаю внимание на любые мелочи. А парфюмеры — они просто одержимые люди. Готовы ковыряться в своих формулах и бесконечно улучшать-улучшать-улучшать, до полного изнеможения.

— А кстати, кто у вас отвечает за то, чтобы сказать «Все, хватит, done!»? Нужен же кто-то, кто положит конец этим улучшениям. Иначе ни один аромат никогда не будет закончен. 

— Этот человек — я. Но это не всегда работает. Наш союз с Домиником Ропийоном так продуктивен, потому что мы отлично знаем друг друга. Он говорит: «Оооо, нет, мне нужно еще немного времени…» Я ему: «Ты уверен?.. ))» И так до бесконечности. Вообще-то Доминик упрямее, чем я. Если он считает, что формулу надо доработать, я чаще всего сдаюсь. Но с его ароматом Portrait of a Lady была занятная история.

Мы его постоянно докручивали, и никак не могли поставить точку. Тогда я выбрал один из двух явных кандидатов на финальную версию — тот, что лучше сидел на моей коже. И предложил его моей жене. Она вышла в нем на прогулку, и четверо человек спросили ее: «Какие на вас духи?» Так я понял, что точка, наконец, поставлена. Portrait of a Lady стал невероятно успешным.

— Считаете, это нормально, когда люди подходят и спрашивают «Что на вас за духи?» 

— Ну если на вас мои духи, вы просто обязаны им об этом сказать! А если, как сейчас на вас, Diptyque L’Ombre Dans L’eau — необязательно. Хотя он, конечно, неплох.

В этот момент я почти подавилась своим кофе. Надо же, — безошибочно вычислить, какой на Яне аромат!.. На месте Яны, я бы, наверное, стушевалась — ай-я-яй, почему не надела какой-то из «библиотеки» Frederic Malle? Какой конфуз.

Но Яна, кажется, и не думает конфузиться:) Она говорит:

— Я ношу его, когда нет времени и желания выбирать и задаваться вопросом «Что надеть?» Для меня этот запах — из тех, в которых можно смотреть телевизор. А иногда мне не хочется вообще никаких запахов. Эти дни я называю «дни парф-детокса». У вас такое бывает? Когда обоняние требует тишины? 

— Да, бывает. «Детокс» — правильное слово. В такие дни, когда нюхаешь любые духи — ощущение, как будто ешь тяжелую еду, через силу. Вообще, чтобы воспринять новый запах, нужно иметь чистый взгляд и забыть обо всем, что пробовал до этого. Это не так просто, как кажется.

— А еще я курю, и знаю, что не всякие духи хорошо монтируются с этой плохой привычкой. И знаю, что многие парфюмеры курят. Как по вашим наблюдениям, это им не мешает?  

— Одна из моих любимых парфюмеров, София Гройсман, дымит не переставая. Не представляю ее без сигареты. И она продолжает создавать потрясающие духи. Не спрашивайте, как она это делает. Я, кстати, сам тоже курил. Начал, когда пришел в парфюмерию и обнаружил, что многие парфюмеры курят. А потом понял, почему.Ты оцениваешь аромат, переписываешь формулу, отправляешь ее на доработку в лабораторию, и дальше у тебя два варианта: проделать то же самое для другого проекта (если он есть) или выйти покурить с парфюмерами. Почти все они родом с Юга Франции, так что рядом с ними я самый молчаливый на свете человек. И вот ты стоишь, слушаешь очередную историю, мысленно рисуешь картины и… куришь. Я бросил несколько лет назад, но запах табачного дыма меня не раздражает, а иногда даже помогает сосредоточиться.

— А есть правило, что, если ты куришь, какие-то духи на тебе сидят хорошо, а другие это убивает? Мне кажется, есть, но я этих правил не знаю, это мои догадки. 

— Некая закономерность есть. На коже человека, который курит, духи раскрываются иначе. Курильщик, надушенный восточным ароматом с отчетливыми нотами специй, пахнет, как протухшие сосиски. Это ужасно! Душиться цветочными парфюмами, чтобы отвлечь внимание от запаха сигарет (все так делали в молодости) — бесполезно. Они недостаточно плотные, чтобы скрыть правду. Обычно на человеке, который курит, лучше всего усаживаются амбровые и древесные духи. Ну и ваш Diptyque, в общем, неплох.


Факты о Малле, которых вы, возможно, не знали

Факт N6 

Продавец-консультант бутика Frederic Malle всегда выясняет у покупателя, каким образом он предпочитает соблазнять — стыдливо или откровенно, одеждой или наготой, интеллектом или отсутствием комплексов? Все — для того, чтобы тихий интроверт случайно не вышел из бутика с «костюмом женщины-кошки». Малль рассказал журналу Interview, что пятнадцать лет назад сам стоял у прилавка и как психотерапевт выслушивал рассказы женщин: «Я собираюсь послать своего парня, и по такому случаю мне нужны новые духи».


— Вообще парфюмеры — обидчивые люди? Им важно, что говорят об их ароматах? Или достаточно сознания, что я выложился на все сто, а дальше — ваши трудности?

— Могу говорить только о себе. Когда я был молод, меня все безумно ранило. Как же так, я старался, а меня не поняли. Сейчас я знаю, что к критике надо прислушиваться. Но не ко всякой. Если человек, мнение которого я уважаю, скажет мне, что в моем бутике что-то не так, — я, скорее всего, прислушаюсь. Я уже достаточно уверен в себе, чтобы не разговаривать с зеркалом. Закрытая дверь — упущенные возможности. Грустный конец истории, которую ты сам написал. А критику псевдоспециалистов я пропускаю мимо ушей. Иногда людьми движет просто зависть. Например, в Vanity Fair сделали со мной многополосный материал. Конкуренты тут же заохали: «Он продался Estee Lauder, его компания больше не будет такой, как прежде!» Чушь собачья. Я уважаю интеллигентную конкуренцию. Жан Польж никогда не скажет: «Это — дерьмо!», но спросит: «Почему ты принял это решение?»

Кажется, Малль только что произнес слово shit, диктофон точно это записал?) Если мои внукам не достанется вилла на Лазурном берегу или винтажная сумка Chanel, то пусть будет эта запись. Интересно, сколько сейчас дают за shit на Sotheby’s?

К моменту, когда нам принесли счет, Малль успел показать нам свой плейлист на iPhone (весьма прогрессивный, классику он слушает на работе). Рассказал, что дочь не пошла по стопам парфюмерии: She is a doctor that wears Prada — french mixture)) И спросил, сколько черной икры можно увезти с собой в Нью-Йорк. Остальное я, пожалуй, оставлю внукам. Флёр хорошей истории немыслим без ноты интриги.


Факты о Малле, которых вы, возможно, не знали

Факт N7

Названия ароматов Фредерик Малль придумывает сам. Забавная история связана с French Lover. Однажды кто-то сказал: «Ты пахнешь как настоящий французский любовник!» Малль посчитал имя смешным и утвердил. Перед запуском French Lover в Америке, он, основатель маленькой парфюмерной компании, давал интервью крупному американскому журналу. Организовал встречу в Four Seasons, надел лучший костюм, представил аромат и уже мысленно перелистал страницы вожделенной публикации. «Как называется ваш новый аромат?» — спросила дама-журналист. «Французский любовник!». Дама посмотрела на него так, словно ей сделали грязное предложение. С тех пор в США French Lover продается под названием Bois d’Orage («Лес в грозу»).


Французский любовник 

На следующий день Фредерик представлял аромат Monsiuer журналистам. Я обещала, что приду, мы обнялись и даже дважды, по-французски, поцеловались. Я готовилась — и, в отличие от Яны, надела не какой-то там Diptyque, а новенький Monsiuer с тем самым рекордным содержанием пачули.

И… безнадежно опоздала на встречу.

«Все закончилось, он улетел». «Как улетел? Куда улетел? У меня же еще десять вопросов». Оказалось, произошла какая-то путаница с временем. Салют, самолет, се ля ви.. чего еще ждать от french lover..?

Но, в каком-то смысле, наверное, это к лучшему. Иначе бы вам пришлось прочитать еще пару тысяч букв.

А так остается шанс, что он приедет снова, я их задам — и к этому времени научусь лучше понимать ароматы и людей, и брать интервью, делая вид, что светски болтаю, и узнаю еще сто фактов из биографии человека, который первый понял, что настоящие духи создает парфюмер, а не отдел маркетинга. Он поставил имя парфюмеров на флаконы и поделился с ними своей славой.

И что в итоге?.. В итоге все берут у него интервью и я мечтаю, чтобы он вернулся.


Читайте также:

 

www.beautyinsider.ru

Краткие характеристики ароматов Фредерика Малля

Angeliques Sous La Pluie - свежий воздух после дождя, запах влажного дерева скамейки, капля специй.

Bigarade Concentree - у меня только этот вариант Бигарада, Колонь показался более жестким и мужским, а этот - цитрусовый аромат с натертой цедрой лайма и кисловатым соком лимона, лайма и апельсина. Качественный такой дикАлончик, приспособленный и для женщин.

Carnal Flower - обещанного разврата так и не дождалась:) Красивый, но только начинающий расцветать цветок туберозы, смягченный лилией, травой и одуванчиками. Чуть-чуть сливочности. Хрупко и нежно, разврат сбежал в Разрушительный мускус 😀
Друзья-сообщники - Gardenia Grand Soir Женералей.

Dans Tes Bras - долго ходила вокруг него кругами. Вроде красивый цветочный букет с фиалкой в главной роли. Только при этом цветы для меня пахнут как помещенные в журналы пробники духов - с запахом журнальных страниц.

En Passant - кусты влажных гроздей сирени после дождя, растертые в руках цветочки и тычинки. Звенящий прозрачный аромат.

Geranium pour Monsieur - герань и есть герань, только в начале еще снабженная свежей мятой, именно листочками мяты, а не жвачкой Орбит.

French Lover - древесные и перечные ноты, сумашедшей красоты ветивер. Как ни приспосабливай, мужской.

Iris Poudre - добралась до своего любимца. Квинтэссенция женственности и элегантности. Ирис без сырости и морковности, альдегидный красавец, но альдегидов на моей коже мало, и в мыльность он поэтому не скатывается. Накидка из ириса и других цветочных лепестков, а сверху - тонкий аромат пудры.
Друзья-сообщники - Ferre от одноименного Дома. Пьер Бурдон поспел везде.

L'Eau d'Hiver - знаю, что ее многие любят, но мне она все кажется какой-то незавершенной, слишком хрупкой и слишком акварельной даже для Эллены. Нету горькости миндаля и сырости ириса, они нарисованы нежными пастельными красками.

Le Parfum de Therese - по мне, так самый капризный маллевский аромат На кого сел - звучит сказочно. Фруктовый шипр. Сочные фрукты в саду на столе, налившиеся сливы, ароматная дыня. И цветы там же рядом, в саду - нежная розочка, капля жасмина. И очень красивый мускус в послевкусии. Со сладкими липкими фруктовыми водичками-однодневками люкса - вообще ничего общего.
Друзья-сообщники - Femme Rochas и Eau Emotionelle DelRae. Благо одно семейство делало.

Lipstick Rose - наверное, один из самых оригинальных ароматов. Точь в точь запах маминой помады, только без прогорклого масла. Фиалки и розы - в пике цветения. Растопленная помада.
Друзья-сообщники - Bvlgari pour Femme. Друзья-сообщники условно - "Странная Роза" Артизана.

Lys Mediterranee - и еще одна моя любимица. Огромная белоснежная лилия без ядовитых оттенков, вкупе с другими белыми цветами. И запах листочков и травы.

Musc Ravageur - ни-ка-кой хрустальности и чистоты. Разврат и позор 😀 Мускус с огненными красками специй, корицы, муската и цукатами.

Noir Epices - а тут специй как раз гораздо меньше, чем в Мускусе, они ненасыщены, полуакварельны, вполне себе в стиле Эллены или Джиакобетти. НО при этом - аромат сказочно играет в мороз - появляется густо звучащие винная гвоздика и мускат.
Друзья-сообщники - шанелевская Коко.

Un Rose - самая красивая роза парфюмерии. Огромный бордовый цветок розы, чуть-чуть оттененной геранью, упругие лепестки с капельками росы. Без маслянистости. Стойкая и шлейфовая до одурения.
Друзья-сообщники - Герань Бурбон Миллер Харрис.

Un Fleur de Cassie - псевдо-кожано-шипристый букет цветов, по звучанию напоминает Красную Москву, только более тонкое звучание. Мимоза и роза, припорошенные пыльцой.
Друзья-сообщники - Монтань Карон.

Vétiver Extraordinaire - ну, вполне симпатичный вариант ветивера, где хлесткость этого компонента смягчается цитрусами.

ru.your-perfume-guide.com

«Парфюм – это портрет человека»

Фредерик Маль, основатель нишевого парфюмерного бренда Editions de Parfums Frédéric Malle, приехал в Москву, чтобы представить новое творение – парфюмерную воду Music for a While. BeautyHack расспросил Фредерика о том, как создаются ароматы, как подобрать идеальный парфюм и почему он должен нравится вашему любимому человеку.

– Фредерик, Вы работаете с лучшими парфюмерами и выпускаете необычные ароматы, но как происходит сам процесс отбора? Какой аромат может вас заинтересовать?

– На самом деле, парфюмер – это очень техническая профессия. Невозможно создать хороший аромат без владения технической базой, а еще сложнее – выпускать что-то новое. Все могут взять известную композицию, изменить в ней что-то по-минимуму и дать этому новое название. Чтобы выпускать по-настоящему интересные и цельные ароматы, нужно быть полностью вовлеченным в этот бизнес.
Создание парфюма можно сравнить с рисованием, ведь все романтизируют образ парфюмера, представляя его художником. Так вот, сама идея композиции – это лишь набросок карандашом на бумаге, а чтобы превратить его в цельную «картину», нужен профессионализм. Да, лучших художников считают творцами, но до этого они годами тренировали свои навыки, рисуя тысячи картин. Вот эти профессиональные качества я и ищу в парфюмерах – они должны понимать, что это серьезный бизнес. Конечно, помимо знаний техники создания парфюма важно иметь воображение и талант. Честно говоря, если бы я сам не был парфюмером, я бы не смог выпускать ароматы – просто я уже очень давно в этом бизнесе.

– А как Вы определяете, есть у человека такой талант или нет?

– Сначала оцениваю ароматы, которые они создавали прежде, и делаю свои выводы. Мне повезло, я работал с самыми лучшими парфюмерами – Софией Гройсман, Домиником Ропьоном и многими другими. Вспоминаю их в самом начале карьеры – с Домиником, например, мы работаем уже тридцать лет, – и вижу, какими качествами они тогда обладали. Их и ищу в новичках, которые ко мне приходят. Сейчас, когда у меня есть свой собственный бренд, выбирать парфюмеров для сотрудничества сложнее – я чувствую себя профессором, а мне это не нравится.

Процесс выбора аромата – другое дело. Мне приносят парфюм, и начинается проверка: долго ли он держится на коже, хорошо ли раскрывается. Я всегда слежу за тем, чтобы аромат был слышен в течение восьми часов и раскрывался постепенно. Затем я спрашиваю себя – был ли похожий парфюм раньше? Если это что-то совершенно новое, нужно учесть и современные тенденции. Ароматы «а-ля 90-е» – не наша история.
И самая главная часть – я представляю этот аромат на человеке. У нас, например, есть свечи – они прекрасно пахнут, создают атмосферу в помещении. Но когда речь заходит о парфюмерной воде, нужно всегда представлять ее на человеке, потому что грань между кожей и ароматом не должна быть ощутима, это должно быть единым целым.

– Есть ли у Вас любимые ароматы?

– Их, пожалуй, не меньше пятнадцати. Наш первый аромат – Iris Poudre, и даже сейчас, спустя двадцать лет, он очень актуален. Примерно в то же время мы выпустили уникальный Musk Ravageur. Хочу выделить и первый парфюм, который мы создали вместе с Домиником – Une Fleur de Cassie. С Жан-Клодом Эллена мы выпустили непревзойденные Cologne Bigarade и L’Eau D’Hiver. Очень горжусь и ароматами Carnal Flower, инновационным Geranium Pour Monsieur и нашим бест-селлером – Portrait of a Lady. И без стеснения скажу, что у нас, пожалуй, самая лучшая коллекция мужских ароматов. Видите – назвать несколько просто невозможно!
При этом, я не могу сказать, что у меня есть мой знаковый аромат. Если вы посмотрите на мои руки, вы увидите – они все в пометках. Так я тестирую на себе разные композиции и не могу в это время носить парфюм – мешает сконцентрироваться. Но вот вчера, например, я наносил Geranium Pour Monsieur. Летом предпочитаю Cologne Bigarade, а для выходов в свет выбираю Vetiver Extraordinare.

– Наверное, у каждого аромата есть своя легенда – Вы согласны?

– Конечно – и вот один из примеров. Мой отец часто пользовался ополаскивателем для рта Eau de Botot – мне всегда нравился этот аромат, и я поставил цель создать нечто подобное. Однажды в Париже я увидел этот ополаскиватель на витрине аптеки – купил его и принес Доминику, с которым мы на тот момент уже неоднократно работали. Говорю: «Послушай этот аромат!» Там есть пряные ноты, мята, цветочные аккорды, напоминающие розу, и бензоин – композиция очень необычная. Доминик понял меня с полуслова и сказал: «Давай попробуем превратить эту композицию в парфюмерную воду». В тот же день он составил примерную формулу – тот самый набросок, а я предложил добавить ноты сандалового дерева, чтобы усилить цветочные акценты. Прошел еще год доработок и доведения композиции до идеала – и получился Geranium Pour Monsier.

Прошли годы, я часто носил этот аромат и даже создал такой же гель для душа, а тут свои нюансы: все свежие ноты быстро выветриваются, а на коже остается только древесная база – пачули, сандал и мускус. «А что, если создать аромат только из этих нот? Получится отличная восточная композиция», – подумал я. Я снова пришел к Доминику, принес ему этот гель и сказал: «Прими душ!» После долгих обсуждений формулы мы все-таки создали шедевр – соединили розу и восточную базу, добавив легкие акценты малины и черной смородины. И родилась парфюмерная вода Portrait of a Lady. Вот так воспоминания и обыкновенная аптечная витрина вылились в семь лет работы.

Свеча Café Society – тоже плод воспоминаний. Я просто попросил Карлоса Бенаима создать композицию, которая была бы похожа на запах квартиры моих родителей в Париже. В ней ноты лаванды, пачули, ванили и немного цитрусовых – получилось так хорошо, что было решено создать похожую парфюмерную воду. Добавили к этой композиции ананас и получилось наше новое творение – Music for a While. Когда я слушаю этот аромат, мысленно переношусь в родительскую квартиру, ведь именно она стала источником вдохновения.

– Вы смогли бы описать каждый аромат одним словом?

– Одного слова точно не хватит. Я даю названия ароматам в самом конце, и, как правило, это точное его описание, а не пространственные ассоциации. Видите ли, хороший аромат всегда рассказывает только одну историю, а не пятьдесят разных. Есть определенный фокус, которого мы придерживаемся. Но точно могу сказать, что все наши ароматы можно охарактеризовать как «чувственные». Мы наносим парфюм, чтобы быть привлекательными: кому-то уверенность в себе придают «чистые» ароматы, другим – более насыщенные и восточные. Но все это про сексапильность и чувственность. Musk Ravageur – это сексуальность, которая видна сразу, Portrait of a Lady – привлекательность с ощутимой дистанцией, Iris Poudre же ассоциируется с юным обаянием этакой «хичкоковской» блондинки, которую хочется завоевать.

– То есть, создавая аромат, Вы всегда представляете человека, который будет его носить?

– Безусловно. Есть одна интересная история – о том, как создавался Vetiver Extraordinaire. У моего отца был друг – принц из Польши. Он был образцом элегантности и обаяния, и, конечно, женщины сходили по нему с ума. Сколько себя помню, он всегда пах ветивером – неудивительно, что именно с ним эта нота у меня ассоциируется по сей день. Однажды он приехал ко мне и попросил создать для него аромат с этой нотой. Спустя год одним ранним утром я закончил работу над парфюмом и показал ему – с тех пор он носил Vetiver Extraordinaire каждый день до самой смерти. Вот так и получается, что парфюм – это портрет человека, а ноты – это краски, которыми его писали.

– Как найти свой идеальный аромат?

– Если вы нанесли парфюм, и вам комфортно, – значит, он вам подходит. Тут все на физическом уровне – ароматы Frederic Malle будут с вами восемь часов, поэтому они, конечно же, должны вам нравиться. Иначе это пытка! И никогда не нужно наносить аромат, который вам не по душе, только потому что это круто – на вас он «крутым» не будет. А вот на вашей подруге может, если ей он понравится. Ароматы не подходят всем – даже Portrait of a Lady, который я считаю шедевром, не на каждом хорошо раскрывается. Это как носить костюм не по размеру ­– вам нужно наслаждаться парфюмерной водой на своей коже.

А еще я никогда не понимал людей, которые считают, что идеальный парфюм не нужно на себе ощущать. Просто наш нос привыкает к аромату, поэтому мы его не чувствуем в конце дня, либо он просто не держится на коже.

– А если другим этот аромат на вас не нравится?

– Тут может быть несколько причин – возможно, вы просто слишком много нанесли. Трех-четырех распылений достаточно, а вот за восемь вас могут просто возненавидеть. Но есть и другая сторона – никто никогда не захочет быть рядом с человеком, который неприятно пахнет. Если ваш муж или молодой человек не одобряет ваш выбор парфюмерной воды, лучше ее сменить. А вот если любимый настаивает на том, чтобы вы пахли парфюмом, который вам не нравится, – меняйте молодого человека. Это значит, он в вас видит кого-то другого. Ведь мы выбираем аромат душой. То же и с подарком – когда вам дарят аромат, превращающий вас в кого-то другого, стоит задуматься. Такой вот интимный процесс.

– Какие ароматы у Вас ассоциируются с Россией?

– Вы знаете, Dries Van Noten у меня как раз вызывает ассоциации с русскими девушками – это микс ванили, сандалового дерева и специй. Очень «русским» можно считать и Lipstick Rose – он мягкий и чувственный, потому что Россия для меня именно такая, и такими я вижу русских женщин.

Интервью и текст: Анастасия Сперанская

Похожие материалы из рубрики Интервью со звездой

beautyhack.ru

Frederic Malle - духи и парфюмерия, цены на парфюм, новинки 2018, отзывы — fifi.ru

Ароматы в продаже / Все ароматы

мужской женский унисекс детям

По коллекции По году По алфавиту По популярности

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 1

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 1 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 1

2 0

Был 0 Есть 1 Хочу 1

1 0

Был 0 Есть 0 Хочу 1

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

1 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

1 0

Был 1 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 1 Хочу 0

0 0

Был 0 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 1 Есть 0 Хочу 0

0 0

Был 1 Есть 0 Хочу 0

0 0

fifi.ru

Парфюмер Фредерик Маль о работе — Wonderzine

Давайте поговорим о вашем новом аромате. Барочная ария Music for a While была написана композитором Генри Пёрселлом в XVII веке, и это, в общем, не самое известное широкой публике музыкальное произведение. Какая связь между английским барокко и Frédéric Malle?

На самом деле особой связи между арией Пёрселла и этим ароматом нет: я ехал по Лос-Анджелесу, слушал музыку и увидел на дисплее название трека, которое показалось мне совершенно блестящим — таким современным и абстрактным. Но если бы мой Music for a While и впрямь был бы музыкой, то скорее Филиппом Глассом, чем Генри Пёрселлом.

Хотя музыка, написанная Генри Пёрселлом на похороны королевы Марии II, та, которая была переложена для синтезаторов и использована Стэнли Кубриком в «Заводном апельсине», похожа на то, что делаем мы в Frédéric Malle. Мы берём парфюмерную классику и как бы переписываем её, заставляя звучать актуально. Взять хотя бы Musc Ravageur — это cвоего рода редакция классического Coty Emeraude (первого ориентального аромата в мире. — Прим. ред.), а Fleur de Cassie Доминика Ропьона был отчасти вдохновлён герленовским Apres L’Ondée, отчасти — Nina Ricci L’Air du Temps.

Ну хорошо, но вот представьте: люди начнут гуглить арию Music For a While, послушают её, прочтут текст либретто. А там сплошь ужасы из древнегреческих мифов: горгоны, богини мщения и прочее.

Я очень люблю приезжать в Россию. Знаете почему? Вы любопытные и хорошо образованные люди, ищете, читаете, наводите справки. Но в 99 % случаев людям не очень интересно, кто такой Пёрселл. Похожая ситуация у нас была с Portrait of a Lady. Мне очень понравилось название романа Генри Джеймса, но к сюжету самой книги аромат, вопреки тому, что думают многие российские покупатели, никакого отношения не имеет. А имеет — к самой знаменитой фотографии Ричарда Аведона, «Довиме со слонами»: такая картинка жила в моей голове, когда я работал над «Портретом».

А вообще давайте я расскажу, как у меня всё устроено. Моя работа — постепенно отсекать лишнее, чтобы композиция не превращалась в салат из сандала, роз и множества других прекрасных вещей, вот почему у нас такие точные, лаконичные формулы. И один из приёмов, которые мне в этом помогают, — постоянно держать в голове какой-то выпуклый образ и сличать работу с ним. Иногда это картинка, иногда знакомый человек, иногда несколько.

Например?

Vétiver Extraordinaire — друг моего отца. Carnal Flower — все эти особенные парижанки, которые пользуются духами с туберозой. Я всё время себя спрашиваю: «А такое моему герою пойдёт? А вот такое?» Когда я работал над Portrait of a Lady, я думал о Довиме, знаменитой модели 1950-х, о фотографиях Аведона, которые он в то время делал в Париже. По ним видно, насколько молодой американский фотограф был потрясён французской элегантностью. Мой дядя был режиссёром (Луи Маль. — Прим. ред.), и некоторые сцены из его «Блуждающего огонька» — этот грустный фильм, кстати, настоящий портрет моего отца… Так вот, там есть сцена с вечеринкой, где собрались люди, парижане, очень похожие на тех, среди которых я вырос, — и я вспоминал этих людей, работая над Portrait of a Lady. 

Насколько я понимаю, это один из ваших главных бестселлеров.

Portrait — совершенно «мой» аромат в том, что касается представлений о красоте и сексуальности. Единственное, что поначалу меня в нём тревожило, — не слишком ли он сложный для восприятия? Не слишком ли убийственно красивый? Понимаете, человек должен быть частью окружающей его жизни. Если ты не идёшь в ногу со временем, тебе будет непросто.

Сегодня люди не одеваются так, как одевались в 1940-х: покупая винтажное платье тех времён, ты понимаешь, что ткань на ощупь будет другой, будет образовывать другие складки и так далее. Сегодня немногие женщины собираются на ужин по три часа… Так или иначе ты должен быть современным. А с «Портретом» для меня всё было не так очевидно. Но я знал, что всё равно его выпущу — плевать, сделаю и всё.

А вот с Superstitious вы не перегнули палку? Мне кажется, что он слишком, убийственно, как вы точно выразились, прекрасен для нашего времени. Имея Superstitious, нужно также иметь собственную ложу в бенуаре и вообще ходить не касаясь земли. Жизнь с ипотекой и парой других кредитов в такую картину мира не вписывается.

Да, вы правы, это кутюрное платье. Кутюрное платье Альбера Эльбаза. Может, мы и переборщили: граница всегда такая тонкая, почти невидимая. Мы стараемся создавать современную классику — вещи настолько прекрасные, насколько это возможно. Лично я думаю, что Superstitious великолепен, но, возможно, вы правы.

Вы в основном работаете с парфюмерами, которые уже профессионально состоялись — Доминик Ропьон, Морис Русель и так далее…

Нет. Я встретил Доминика тридцать лет назад, и с тех пор мы росли вместе: я был новичком, он — начинающим парфюмером, и к успеху мы пришли одновременно. Но, действительно, я хотел работать с суперзвёздами парфюмерии, просто о том, что они звёзды, я уже знал, а мир ещё нет. Мы работали в одной компании, производящей отдушки: я был ассистентом президента, а они трудились в лаборатории и параллельно учили меня моему будущему ремеслу. А когда я решил создать свою марку, они меня поддержали — во-первых, знали, что я не зря ем свой хлеб, а во-вторых, я предоставил им полную творческую свободу.

www.wonderzine.com

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments